Мариупольские волонтёры

0 366
Мариупольские волонтёры - фото

Если вы зимой увидели людей в шлёпках и трусах, а летом — в шубе, знайте, что это — не сумасшедшие путешественники, перепутавшие юг и север. Это — люди Донбасса спасались от войны…
Такой пост разместила на своей страничке в Фейсбуке Татьяна Бондар, одна из волонтёров мариупольского благотворительного фонда «Помощь детям Донбасса». «Я поняла, что не могу быть в стороне, когда у людей беда, и в их домах война», — говорит Татьяна.

Взяли под опеку тех, кому никто не помогает

Фонд «Помощь детям Донбасса» был основан полгода назад. «Некоторые из нас не один год уже занимаются волонтёрством, кого-то к этому подтолкнули последние события, — рассказал корреспонденту «Донбасса» волонтёр фонда Александр Тертышник. — Однако многим из нас было недостаточно той волонтёрской деятельности, которую мы могли проявить, сотрудничая с другими общественными организациями. Однажды мы собрались вместе, подумали и решили организовать свой благотворительный фонд».
Решение ребят было абсолютно бескорыстным, какого-то постоянного финансирования организация не получала и не получает. «Учредительские» члены фонда образовали из своих средств, путём банального «сбрасывания». «Сейчас немного полегче в материальном плане, — говорит Саша. — Люди нам помогают, доверяют нам, потому что мы предоставляем полный отчёт обо всех тратах».
Ребята решили взять «под своё крыло» семьи переселенцев, которые не попадают ни в одну категорию, имеющую право рассчитывать на помощь официальных социальных центров и других благотворительных фондов. Это — полные семьи, воспитывающие одного-двух детей (которые по причине своей «немногодетности» нигде не получают помощь), мужчины от 60 до 65 лет и женщины от 55 до 65 лет (на официальную помощь могут рассчитывать лишь пенсионеры более старшего возраста), инвалиды, имеющие третью группу инвалидности (помощь в других фондах получают только инвалиды первой и второй групп).
«Люди покинули свои дома буквально в чём были, успев схватить только детей и, возможно, документы, — отмечает Татьяна. — Они бежали, оглушённые взрывами, оставляя за спиной горящее жильё, всю свою налаженную жизнь. И оказались в чужом городе, без вещей, одежды, средств к существованию, жилья и работы. В чужом городе, в котором они никого не знают, где нет родственников, друзей и просто знакомых. В такой ситуации намного ли легче тем, у кого в семье, к примеру, не пятеро детей, а только один? Несчастье есть несчастье, любой человек, оказавшийся в беде, нуждается в поддержке, даже, если он достаточно молодой пенсионер или инвалид».

От Интернета до «сарафанного радио»

Фонд разместился в комнате скромных размеров, поделенной на две части. Здесь висят и лежат вещи, коробки и банки с продуктами. Здесь же идёт приём нуждающихся в помощи. Так что места маловато.
«Люди узнают о нас из разных источников, — рассказывает Саша Тертышник. — Мы сотрудничаем с городскими соцслужбами. В Интернете, в соцсетях также есть информация о нас. Ну и, конечно, «сарафанное радио»… Кто-то получал у нас помощь, рассказал знакомым… И так далее, по цепочке…».
В коридоре, возле двери фонда, каждый день, с 14 часов, многолюдно. Люди с бледными и неулыбчивыми лицами опустив глаза терпеливо ждут, когда подойдёт их очередь. К взрослым прижимаются дети — серьёзные и молчаливые.

Мариупольские волонтёры

Мать-одиночка Оксана, выбирает вещи для своих троих детей.

«За продуктовыми наборами к нам приходят раз в месяц, за вещами — раз в две недели, — поясняют волонтёры. — Длительность оказания помощи мы ограничили четырьмя месяцами. Дать человеку удочку намного приятней, чем кормить его рыбой. Но, конечно, если у человека безвыходное положение, если он не смог найти работу, не получает денег, то мы не можем ему отказать. Бывает, что люди приходят и пятый раз, и шестой, потому что им больше деваться некуда. Без ничего от нас человек не уйдёт — каждому человеку мы обязательно поможем. Для многих наши продуктовые наборы — единственный шанс выжить».

Простые люди — более отзывчивые

Волонтёры с гордостью говорят, что большей частью земляки с готовностью откликаются на чужую беду. «Особенно летом мариупольцы поддерживали переселенцев и помогали очень хорошо, — отмечает Александр. — Но сейчас, наверное, экономическая составляющая уже другая… Жители нашего города приносят вещи, продовольствие. Помогают по-разному. Кто-то к нам пришёл, помог перебрать вещи, расфасовать продуктовые наборы. Несколько раз это делали и школьники. Сегодня материальная помощь идёт в основном от бывших сограждан, которые уехали за границу». «Деньги поступают на наши счета WebMoney и Qiwi. И рубли, и гривни, — говорит волонтёр Анжелика Дротянко. — Очень приятно, что потихонечку стараются помогать все, а особенно люди, которые сами «не шикуют». Сердечное им спасибо!»
Деньги ребятам нужны на многое. На закупку продуктов, транспортные расходы. «Покупать по одной пачке неудобно и неэкономно, — поясняет Саша. — Поэтому мы вышли на оптовую базу. Там по оптовым ценам приобретаем крупы. Транспорт оплачиваем благодаря финансовой помощи или из своих членских взносов. Одна девушка, Юля, очень хорошо помогает. Если надо, она может закрыть свой магазин и привезти нам продукты».
Вносят свою лепту военнослужащие и служители Церкви. «Мы очень благодарны архиепископу Сергию Донецкому и Мариупольскому, отцу Роману Перетятько за помощь и поддержку», — поясняют волонтёры.
Говорить о весомом соучастии власть (и денег) имущих ребятам не приходится. Ни один чиновник не поинтересовался, чем можно помочь. Лишь перед Новым годом депутат посодействовал в организации утренника для детей переселенцев. Было выделено помещение в ДК Карла Маркса, студия «31 июня» в виде благотворительности помогла с праздничной программой, были предоставлены подарки.

Мариупольские волонтёры

«У нас есть волонтёры, которые своими руками плетут ангелочков, зайчиков, — улыбается Саша. — Мы дарили эти поделки детям к Пасхе, но не просто так, а в обмен на рисунок». В подтверждение своих слов молодой человек показывает детское творчество. Маленькие художники высказали свою благодарность с помощью карандашей и красок. На стенах висят рисунки не только приехавшей в Мариуполь детворы, но и присланные из Киева, Канады, Греции, Германии.

«На нас надеются»

Приём переселенцев в офисе фонда идёт с 14 до 18 часов. Когда офис покидает последний посетитель, начинается подготовка к завтрашнему дню: надо привести в порядок помещение, разобрать и развесить вещи, расфасовать продукты.
Помимо деятельности в фонде, почти у всех ребят есть основная работа.
Александр трудится на ММК им. Ильича по железнодорожному графику. Он приходит в фонд по выходным дням и после ночных смен. У его жены, Лены Скляр, пятидневка, так что девушка может заниматься волонтёрской деятельностью лишь по субботам.
Таня Бондар с семи утра до 13 часов работает на рынке, а к двум часам дня она уже спешит в офис. И так до семи до восьми часов вечера. А переступив порог своей квартиры и наскоро перекусив, Татьяна сразу усаживается за компьютер и начинает выкладывать новости за день в Фейсбуке. «Надо написать, когда и кто у нас был, что получил, что и когда будет в следующий раз, — говорит она. — Посты надо же так написать, чтобы те, кто читает, поняли и поверили, что нужна помощь, требуются деньги, чтобы людей накормить. А ведь это очень тяжело — просить. Спать ложусь часа в два ночи…»
Директор фонда, Анжелика Дротянко, работает в фотоателье. «Лика у нас — самый объективный и спокойный человек. На ней вся бухгалтерия и ответственность», — рассказывают ребята.
Волонтёрам подчас довольно трудно сохранять спокойствие. «Иногда с валерьянкой, с валидолом приходится работать. Думаешь: «Всё! Хватит! Брошу!» Но бросить уже не можем. Ведь понимаем, что люди на нас надеются, верят», — говорит Таня.
Впрочем, наведываются сюда разные категории. Есть такие, которые приходят, потому что здесь раздают даром, а есть такие, которым просто деваться некуда. Кто-то благодарен за помощь, радуется возможности выбрать вещи себе и ребёнку, кто-то заходит с уверенностью, что ему все обязаны помогать, и непременно — самым лучшим. «Бывают люди, которые берут вещи для маленьких, чтобы только не стирать. Мы таких вычисляем. У нас есть чёрные списки тех, кто выносит отсюда всё, не особо при этом нуждаясь в помощи. В этих списках уже человек семь, — делятся ребята. — Всегда надо смотреть паспорт мамы. Много мариупольских мам прикрываются АТО-шными папами. Но и папы хитрецы есть. Например, проработал здесь в Мариуполе пять-шесть лет и вдруг «вспоминает», что он — инвалид третьей группы. Приходит сюда и начинает качать права. Надо быть психологически подготовленными. Уметь понять, когда человек врёт, а когда говорит правду».

Мариупольские волонтёры

«Всегда надо смотреть паспорт мамы», — говорит Татьяна Бондар.

До недавнего времени ребята работали в фонде без выходных, но им пришлось выделить для отдыха воскресенье. Потому что поняли — необходимо восстанавливать силы, иначе можно «сгореть».
«Бесспорно, очень жалко людей, но у нас уже выработалась защитная реакция, — поясняет Настя Конова. — Если посетители начинают плакать, жаловаться, то мы стараемся переключить их внимание на позитив, а про плохое — не вспоминать. После каждого такого рассказа о личной драме мы ищем пути абстрагироваться от услышанного и продолжать работать дальше. Не от бездушия. Просто потому, что если каждого через душу пропустить — души не хватит».

Марина ЛИТВИНОВА
http://donbass.ua/

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...