Что ждет экономику Донбасса в 2015?

0 20
Что ждет экономику Донбасса в 2015? - фото

Донбасс в 2015 продолжит сдавать экзамен на выживание, поскольку признаков политического урегулирования конфликта по-прежнему не просматривается. Это означает, что экономика Донецкой и Луганской областей продолжит падение. Наиболее уязвимой сферой остается промышленность.

Машиностроение: пульс прощупывается
В машиностроении под ударом прежде всего Стахановский вагоностроительный завод украинского олигарха Константина Жеваго и объединение «Азовмаш» семьи бывшего гендиректора Александра Савчука и енакиевского регионала Юрия Иванющенко.
Оба предприятия специализируются на выпуске железнодорожных вагонов, основным покупателем которых все 23 года независимости оставалась Российская Федерация. Поскольку там сейчас серьезный экономический кризис, связанный с обвалом мировых цен на нефть – ОАО «Российские железные дороги» (РЖД) уже не до обновления изношенного подвижного состава.
Ранее мариупольские СМИ сообщали, что оборудование «Азовмаша» уже начали резать на металлолом.
Более-менее хорошо смотрятся только Старокраматорский и Новокраматорский машзаводы, а также краматорская «Энергомашспецсталь», принадлежащая концерну «Росатом».
Во-первых, они не находятся на переднем фронте боевых действий, как горловский концерн «Стирол» олигарха Дмитрия Фирташа и Авдеевский коксохимзавод Рината Ахметова. Во-вторых, имеют хороший портфель долгосрочных заказов.
Неутешительно выглядят перспективы предприятий донецкого углемаша. Большая их часть входит в холдинг Corum Group (ранее — «Горные машины») Р.Ахметова.
Это «Горловский машиностроитель» и Дружковский машзаводы, горловский «Свет шахтера», «Донгормаш» и Донецкий энергозавод. Есть еще Первомайский ремонтно-механический завод и Снежнянский завод химического машиностроения, тоже принадлежащие Р.Ахметову.

Угольный коллапс
Падение угледобычи только по Донецкой обл. в 2014 г. составило 36,8%, до 19,92 млн т. в пересчете на товарную продукцию.
На подконтрольной Киеву территории Донбасса находятся 6 угледобывающих госпредприятий, но и там объемы падают в силу различных причин. Так, по данным КМУ, угольная компания «Краснолиманская» находится в состоянии рейдерского захвата.
«На территории предприятия находятся вооруженные люди, которые дестабилизируют ситуацию при попустительстве местных властей», — говорится в аналитической записке КМУ.
Стоит пояснить, что в Красном Лимане находятся добровольческие батальоны, которым финансовую поддержку оказывает бизнес-группа «Приват» Игоря Коломойского. Именно его люди, по свидетельствам местных жителей, и находятся на территории шахты «Краснолиманская».
А у ГП «Селидовуголь» и «Красноармейскуголь», а также шахт «Южнодонбасская №1» и «Южнодонбасская №3» нет денег для закупки горно-проходческой техники, как следует из той же записки КМУ.
В целом можно сказать, что угольная отрасль Донбасса стала заложником и объектом борьбы между 2 группами.
С одой стороны это премьер Арсений Яценюк с его «Народным фронтом» и стоящий за ними И.Коломойский, с другой — президент Петр Порошенко, которому удалось поставить во главе Минэнергоугля своего человека после досрочных парламентских выборов.
Подрыв в Луганской обл. поезда с углем, который 23 января направлялся на Луганскую ТЭС ДТЭКа в г.Счастье, подконтрольный силам АТО, — тоже следует рассматривать в плоскости этого конфликта.
Теракт был осуществлен бойцами батальона «Днепр-1» И.Коломойского. Они утверждают, что поезд с углем якобы шел в Россию. Но думается, что информация луганского губернатора Геннадия Москаля о маршруте состава – достовернее. Таким образом, А.Яценюк и НФ лоббируют интересы импортеров угля, пытаясь перевести украинские теплоэлектростанции на зарубежные закупки. В ход идут как прямые силовые действия, так и блокирование финансирования угледобычи украинскими госшахтами. Помимо прочего, для украинцев это чревато новыми повышениями тарифов на электроэнергию.
Ведь в условиях девальвации гривны в 2,5 раза импортный уголь получается «золотым» для украинских энергетиков. Точнее, для конечных потребителей в лице населения.

Проблемный металл
После угледобычи и машиностроения третьим по счету «китом», на котором держится промышленность Донбасса, является металлургия. По итогам 2014 выплавка стали в Донецкой обл. сократилась на 26,2%, до 9,8 млн т.
Основная проблема – с поставками сырья и прежде всего железной руды. Если коксом и известняком сталеплавильные заводы еще можно обеспечить, поскольку это местный ресурс, то ж/р завозится на Донбасс из других регионов.
Например, перебои в работе Донецкого метзавода Виктора Нусенкиса помимо ситуации с обстрелами вызваны еще и тем, что поставки ж/р из соседней Днепропетровской обл. прекращены.
Завозить ее, по данным администрации предприятия, приходится аж с Кольского полуострова – что, естественно, повышает себестоимость готовой металлопродукции на ДМЗ.
Ну а поскольку мировые цены как на готовый металлопрокат, так и на стальные полуфабрикаты и чугун в 2014 снижались и продолжают оставаться под давлением, то в 2015 это создает серьезные проблемы со сбытом.
И не только ДМЗ. Гендиректор «Метинвеста» Ю.Рыженков в декабрьском интервью СМИ подтвердил, что основной проблемой для металлургов Донбасса сейчас является работающая через раз логистика. Трудности с доставкой ж/р есть как на Енакиевский метзавод, на подконтрольной ДНР территории, так и на «Азовсталь» и ММКИ в Мариуполь.
В первом случае «благодаря» добровольческим батальонам И.Коломойского, по собственной инициативе препятствующим доставке грузов в зону АТО. Во втором – из-за диверсий на ж.д., которые становятся все более регулярными – несмотря на победные рапорты СБУ об успехах в борьбе с терроризмом.
Один из свежих примеров – подрыв 20 января на перегоне Камыш-Заря – Розовка на границе Донецкой и Запорожской обл. ж.д. состава, который вез ж/р на комбинаты «Метинвеста» в Мариуполь.
И кстати, с учетом эпизода в Луганской обл. далеко не факт, что данная акция – дело рук боевиков ДНР. Ведь речь не шла об эшелоне с военной техникой. Хотя никто публично не взял на себя ответственность за теракт в этом случае. Другое дело, что подобные инциденты возможны и в дальнейшем.
Но, по крайней мере, Р.Ахметов и его менеджеры пытаются как-то сохранить работу местной металлургии. Совладелец корпорации ИСД Сергей Тарута пошел иным путем, более простым для себя.
Он не стал договариваться с представителями боевиков ЛНР о возобновлении работы своего металлургического комбината в Алчевске. Вместо этого ИСД перешел на выплавку стали на своих комбинатах в венгерском Дунайвароше и польском Гута-Ченстохова. Последние несколько лет там работали только прокатные цеха, для которых стальной сляб поставлялся из Алчевска.
Соответственно, сокращаются отчисления в украинский бюджет, повышается уровень безработицы в Луганской обл. Кроме того, это влечет падение загрузки производства на смежных предприятиях в Украине, которые были поставщиками Алчевского меткомбината (АлМК).
Таким образом, даже при сохранении военного статус-кво в 2015 существует реальная угроза остановки Енакиевского и Макеевского метзаводов, а также Харцызского трубного завода «Метинвеста»: из-за разрыва логистических связей с предприятиями на территории, подконтрольной украинской власти. Есть риски и для мариупольских комбинатов «Метинвеста» из-за диверсий, направленных на остановку их работы.
Под вопросом и работа кураховской «Электростали» и Донецкого металлопрокатного завода, прекративших производство с июля 2014 г.
Поэтому статистические показатели металлургии, угледобычи и машиностроения в 2015 будут ухудшаться. И если по итогам 2014 Украине еще удалось удержаться в десятке ведущих мировых производителей стали, то в 2015 она наверняка покинет ТОП-10.
Тем более, что в помесячных рейтингах ассоциации World Steel Украины уже нет в десятке, начиная с августа.

Химический ребус
В отличие от металлургов, химики Донбасса не испытывают проблем с поставками сырья: природный газ на подконтрольную ДНР-ЛНР территорию исправно подается.
Несмотря на это, горловский концерн «Стирол» не работает с мая 2014. Так что по химической промышленности в Донецкой обл. самые худшие показатели.
Падение производства азотных минеральных удобрений в 2014 г. составило 71,2%, т.е. в 3 раза к предыдущему году, до 131 тыс. т. Бои в р-не Горловки продолжаются с разной степенью интенсивности, ее взятие силами АТО представляется сомнительным. Так что если конфликт на Донбассе не получит политического решения, показатели донецкого химпрома в 2015 будут нулевые в физических объемах производства и покажут дальнейшее снижение в процентной динамике – ведь в 2014 хотя бы несколько месяцев «Стирол» работал.
Кроме того, в декабре возникли проблемы и у объединения «Артемсоль», для которого основным рынком сбыта продукции была Российская Федерация.
По сообщениям российских СМИ, власти страны через Роспотребнадзор в декабре потребовали от торговых сетей прекращения продажи украинской соли – хотя официального запрета на ее импорт не вводится.
Поэтому если в 2014 «Артемсоль» сократила производство на 30,8%, до 2,46 млн т., то в 2015 дальнейшее снижение может быть куда большим.
Северодонецкий «Азот» с 30 декабря 2014 возобновил работу благодаря содействию луганского губернатора Г.Москаля. Таким образом, вроде бы как есть предпосылки для того, чтобы в 2015 нарастить здесь производство минеральных удобрений.
Однако особого оптимизма нет из-за постоянных боевых действий на трассе Луганск — Бахмутовка, где в результате «ползучего» наступления сепаратисты один за другим отвоевывают у АТО блокпосты.
Еще несколько номерных блокпостов – и ЛНРовцы получат возможность для выхода к Северодонецку. В таком случае местный «Азот» будет вынужден снова остановиться.
Виталий Крымов,
http://www.ostro.org/general/economics/articles/463647/

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...