Уголь Донбасса. Продолжение. Уран

Уголь Донбасса. Продолжение. Уран - фото

До войны в Днепропетровск из Красноармейска, города Донецкой области, можно было попасть по железнодорожной ветке, идущей через станцию Синельниково. Была ещё одна ветка, идущая из сейчас всемирно известного города Славянск, через Лозовую в Харьковской области и далее через Павлоград и на Днепропетровск.
Когда немцы оккупировали территорию Днепропетровской и Донецкой области, они начали сразу строить железную дорогу из Красноармейска на Павлоград. Дорогу строили пленные красноармейцы и местные жители. За время оккупации они успели закончить эту ветку. По ней они, кроме всего прочего, вывозили местный украинский чернозём. После окончания войны и по прошествии десяти лет было принято решение о начале освоения Западного Донбасса. Это сейчас угольное объединение Павлоград уголь. Когда началось планирование расположения будущих шахт, выяснилась одна удивительная особенность. Железнодорожная ветка, построенная немцами, ИДЕАЛЬНО ВПИСАЛАСЬ В ТРАНСПОРТНУЮ ИНФРАСТРУКТУРУ БУДУЩИХ ШАХТ.
Я проработал на одной из шахт Западного Донбасса много лет. Сделано было мной и нашими ребятами много полезного для развития шахты. Доводилось работать в разных уголках шахты. Работали мы как-то в одном самом дальнем углу шахты. От места высадки из клети до нашего места работы было больше шести километров. Работали мы там больше двух лет. Каждую смену пешком, два раза, сначала туда, потом обратно. Поначалу очень напрягало, особенно после тяжкой смены. Потом привыкли и уже не обращали на это внимания. И сейчас, уже будучи на пенсии, я регулярно совершаю пешие прогулки на расстояния, намного превышающие те километры.
Как-то, в один «прекрасный» день, или ночь (в шахте ведь понятия день — ночь не существует, там постоянная ночь, вернее не ночь, а абсолютная тьма), к нам пришёл один дядька. Вернее не дядька, а уже пожилой дедушка. Было ему за семьдесят, работал он главным геологом шахты. Работал с самого начала освоения Западного Донбасса. Все геологическую обстановку он знал наизусть. По оттенкам цвета породы он мог рассказать всё, связанное со структурой и возрастом этой породы. Деньги на своей должности он получал не очень большие, должность главного геолога на шахте не очень престижная. Подходящее место для пенсионера. И не деньги для него было главное. Он не мог обходиться без работы, без спуска в шахту. Преодолев такое расстояние, дедушка этот присел отдохнуть, мы тоже оставили свою работу. Отдохнув, дедушка заговорил, и начал рассказывать одну интересную историю.
Но для того, чтобы понять, что я хочу поведать, надо сделать ещё одно отступление. Шахты Западного Донбасса расположены в долине реки Самара. И из-за этого там очень близко расположены грунтовые воды. Мало того, сразу под грунтовыми водами находится целый слой плывуна. Плывун — это водно-песчаная эмульсия. Она текучая как вода, но насосом её откачать невозможно. Поэтому её стараются изолировать, не дать проникнуть в подземные выработки. Иначе наступит катастрофа. Когда начали строить шахты, когда начали строить шахтные стволы, проводили очень дорогостоящие работы. По кругу, диаметром большим, чем диаметр ствола, бурили особые скважины большого диаметра, с шагом приблизительно один метр. Перебуривали слой плывуна. В эти скважины опускали длинные U-образные трубы и через них прокачивали жидкий азот, для того, чтобы заморозить этот слой плывуна. После заморозки, вручную, с помощью отбойного молотка это все разрабатывалось. Что такое мёрзлый песок и как он долбится, каждый может попробовать зимой, отколов кусочек из кучи мёрзлого песка. Потом пройдённое пространство крепили чугунными тюбингами, такими чугунными секторами — частями окружности. Из шести — восьми тюбингов получалось кольцо, высотой один метр. Кольца скреплялись между собой болтами, сбоку и между ярусом соседних колец прокладывали свинцовые пластины для герметичности. Получалась сплошная герметичная оболочка, не пропускающая плывун. Ствол получался очень дорогим. Тюбинги можно увидеть в метро. Там из них закреплены тоннели, по которым ездит поезд.
Выемка угля в Донбассе осуществляется способом погашения отработанного пространства. Что это такое, я попытаюсь объяснить. После прохода добычного комплекса и выемки угля, на том месте образуется пустое пространство. Его крепят деревянными или металлическими специальными стойками. После отхода лавы на определённое расстояние, эти стойки выбиваются, и происходит обрушение породы. Делается это для того, чтобы процесс обрушения был управляемый, а не стихийный, и не задавило бы комплекс и людей, работающих там. Технология эта отработана очень хорошо, и ничего сверхопасного в этом нет. Но порода выше отработанного пространства начинает со временем трескаться, разрушаться, проседать. И этот процесс со временем доходит на поверхность. На поверхности от этого может происходить просадка грунта. На шахтах Западного Донбасса в десяти — двадцати метрах выше угольного пласта идёт водоносный горизонт. И после каждой посадки лавы происходит растрескивание породы и поступление воды в шахту. Чем больше площадь пространства извлечённого угля, тем больше воды поступает в шахту.
Я эти технологические подробности пишу для понимания того, что произошло с шахтами Западного Донбасса. Об их перспективе. Западный Донбасс планировалось вскрывать не очень большими шахтами, со сроком службы до тридцати лет. Их там должно было быть больше трёх десятков. Обычно шахту рассчитывают на срок службы не меньше пятидесяти лет, в связи в очень большими затратами на её строительство. А тут такой малый срок. Для чего? План по освоению западного Донбасса подрезала перестройка. Из того количества шахт было построено только одиннадцать. Одна из этих шахт уже отработала своё. Остальные шахты не закрывали. Они продолжают работать и уже разрабатывают шахтные поля тех, небольших шахт, которые планировалось построить.
Так что же такого интересного нам тогда рассказал старый дедушка геолог? А он рассказал очень интересные вещи. Дело в том, что под угольными пластами, глубже, расположены запасы урановой руды. И, как всё в Союзе, было принято очень оригинальное и практичное решение. Шахты эти планировались как шахты двойного назначения. После отработки угля производилась бы реконструкция угольных шахт. Углублялись стволы, нарезались бы горизонтальные выработки, и шахта превращалась бы в урановую. Но я ведь не зря написал про воду. Сейчас, в связи с отработкой большой площади угольных пластов, происходит поступление в шахты воды в очень большом количестве. А если бы разработка Западного Донбасса шла так, как планировалось, то поступление воды ограничивалось «малыми» размерами тех шахт, не построенных. Переход к разработке урановой руды из-за этого невозможен. Возможна разработка только путём строительства новых шахт, с сопутствующими большими затратами.
Собственником шахт Западного Донбасса является компания Ахметова ДТЕК. Они не будут заниматься этим однозначно. Их стратегия — хапнуть то, что есть, а потом хоть трава не расти. И будет ли добываться урановая руда в тех местах? Наверное, при нынешних «хозяевах» земли украинской этого не будет никогда. А немцам, видно, было известно, какие ценности лежат в недрах Западного Донбасса. И что бы ни говорили о них, они планировали свои действия на много лет вперёд. Правда, эти их планы разбились о суровую действительность и крепкий дух Советского народа.

Оригинал взят у mikul_a

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...