«Страшно, Женя, страшно!»

0
Страшно, Женя, страшно! - фото

Разговор московской дочери с мамой, живущей в Мариуполе
Дочь уже давно приехала из Украины в Москву, а мать осталась жить в Мариуполе. Каждый день они созваниваются и узнают друг у друга последние новости. Из-за опасения за себя и свою семью они попросили не указывать фамилии. Но позволили записать один из их разговоров.
— Привет, мама, как там у вас дела? Я наслушалась за последнее время. Жутко…
— Ой, моя дорогая, страшно, конечно. Хотя сейчас войск и техники в городе нет. Но общее настроение ужасное. Столько погибших. Говорят одно, но мы-то знаем, что намного больше людей погибли.

— Анжелка мне рассказывала, как ее кума хоронили. Говорит, полгорода было.
— Да. Так его застрелил начальник милиции. Потому что человек отказался подчиняться приказам наших новоявленных властей. Выстрелил в голову и убил. А по телевизору врут настолько, что нормальному человеку слушать это просто невозможно.

— Петя по телефону рассказывал, что добровольцем помогал выносить тела из ГУВД. Говорит, никак не меньше сотни погибших. И от пуль, и от огня. Много фрагментов тел, потому что падали перекрытия, сосчитать сложно. Он считает, столько людей было в тот момент потому, что их вызвали на совещание по поводу митингующих. Да еще и пересменка была. А официально сколько? МВД Украины отрапортовало: семь человек погибли.
— Я украинские каналы уже и не смотрю. Сделали из людей идиотов. Получается, мы живем в этом городе и не видим, что происходит? И как нас только не оскорбляют: и «ватники», и «колорады». Донбасс всю Украину кормит — и мы «ватники». По ТВ7 показывали Хотлубея (мэра Мариуполя. — Ред.), который назвал неадекватными тех, кто вышел на демонстрацию 9 мая, кто защищал ГУВД, и тех, кто в районе горисполкома останавливал БТР. Его-то и раньше не уважали, а теперь? Или вот Порошенко говорит, что провели референдум без людей.


— Но ты ведь ходила?
— Люди по 4-5 часов в очереди стояли. Старики пришли, их решили пропускать без очереди. Мы рано пошли. Думала, пройдем быстро. А когда пришли — море людей. Я столько ни на каких выборах не видела.
— А что говорят, какие настроения?
— Ты знаешь, дочка, воодушевление было, как будто праздник. Как День Победы. Много ведь тех, кто и не хочет из состава Украины выходить. Но хотят, чтобы не было фашизма, беспредела, чтобы слышали, чего мы хотим, как мы хотим жить. Я русская, люблю Россию, но мне отделяться от Украины не хочется, потому что это столько проблем у России появится. Мне Россию жалко. И уехать невозможно. Слишком большая у нас семья, чтобы можно было всех забрать.
— Наташка рассказала: «Просыпаюсь утром, мамина записка на столе: «Пошла на референдум, если со мной что случится, ключи отдайте на работу». Наталья говорит, ей так плохо стало, что даже позвонить маме не смогла. Потом мама вернулась — жива-здорова. Сейчас вроде бы спокойнее стало?
— Военной техники нет, и люди к УВД толпами идут, цветы кладут, плачут.


— Я слышала, Ленка сейчас живет у Наталии, потому что у них танки на улице были.
— Танк забор им сломал, вот они и уехали. Ночуют сейчас у мамы своей. Страшно, Женя, страшно. Идет человек и падает. Стреляют в спину «защитники» наши, «патриоты» Украины. Знакомый мой был в гуще событий 9 мая. Показывал фотографии, рассказывал. Там люди танки голыми руками останавливали. Кричали: «Фашисты!» Это просто ад был, самый настоящий ад. И при этом ведь никто не разбежался, не кинулись врассыпную.
— Мне знакомый говорит, весь центр танками скорежен, весь асфальт…
— И самое главное, доченька, такая безысходность. Не знаешь, как доказать, что ты не скотина, что человек. Я злюсь больше всего от того, что ты сделать ничего не можешь.
— А что мы можем сделать? Только разве что голыми руками танки останавливать. Наташка рассказывала, что ехала на машине — стоят блокпосты. И прямо в машину с автоматами залезают. А у нее там ребенок…
— Да, Жень, на улицу выходить страшно. Только до магазина или рынка.

— Продукты хоть есть?
— Меньше, но пока есть. Может быть, на какое-то время и хватит…
— Не знаю, чем вам помочь. Хотела деньги отправить, так банки-то закрыты. Ходила на вокзал, проводнику говорю: «Хочу передать деньги маме». Он: «Милая моя, деньги и лекарство на таможне просто отбирают».
— Пока не надо. Может быть, устаканится как-то. Очень жалко людей.

— Мама, я даже не могу приехать. Как обычно летом на три месяца. Теперь не пустят.
— 9 мая я весь день проревела. Смотрела передачи российские. И такая зависть меня брала. Люди радуются, у них праздник. Самый священный. Показывали украинское посольство. Как они ни пытались снимать георгиевские ленточки, но увешено ими все. Москвичи идут. Такие молодцы. А в Крыму как праздник прошел! Как было красиво. Просто завидно, что люди живут сейчас спокойно, тихо. У моей бывшей сотрудницы сын в Севастополе живет. И зовет их переехать туда: «Мама, у нас такая красота, у нас тихо, спокойно. Мы жить только начали».
— Под дулом пистолета российской армии стоял, естественно. Не сам же говорил.
— Конечно. Солнце взошло — Путин виноват. Солнце село — Кремль виноват. Новости на украинском телевидении начинаются и заканчиваются: Путин, Россия, Кремль, сепаратисты, террористы. Вот и все, что мы знаем. Меня аж трясет. Готова телевизор разбить. Они говорят: мы пришли вас спасать. От кого? От нас же? Ну бред, полный бред.
— Я понимаю.
— Ладно, дорогая, не переживай.
— Не переживать я не могу, конечно.
— Я понимаю, выстоим, надеюсь.
— Давай, держись там. Я тебя люблю.
Между тем
По официальным данным, во время спецоперации в Мариуполе 9 мая погибли 9 человек, еще 42 получили ранения.

Владимир Петин

http://m.rg.ru/

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...