История имеет свойство повторяться

История имеет свойство повторяться - фото

Стоило в январе решительным хлопцам с Майдана выломать двери Киевской администрации, как сразу вспомнился Булгаков, «Белая гвардия»: «Человека в разорванном и черном пальто с лицом синим и красным в потеках крови волокли по снегу два хлопца, а пан куренной бежал с ним рядом и бил его шомполом по голове». Так было в Киеве в январе 18-го года – в прошлом веке.

В январе 2014-го еще никого не убили. Подождали всего пару недель, до февраля, и завертели столетнюю историю, как под копирку. Опять, как 100 лет назад, в Киеве самочинно засела Рада. Только теперь во главе не историк Грушевский, писатель Винниченко и журналист Петлюра, а юрист-финансист Яценюк, боксер Кличко и хирург Тягныбок.
И опять Рада занялась тем же, чем и в прошлом веке – повальной украинизацией. Опять требует все того же – денег. 100 лет назад Рада требовала финансирования сначала у Временного правительства, потом у немцев. Теперь хочет денег у России и у Европы.
«О первых днях украинской власти у меня остались не очень розовые воспоминания, – написал в 1922 году в Берлине бывший киевский адвокат А.А.Гольденвейзер, член Киевского исполнительного комитета от совета объединенных еврейских организаций и впоследствии член Центральной рады. – Какой-то вульгарный тон воцарился тогда в нашей общественной жизни. Киев всегда жил под знаком национальной розни. Из неукраинских национальностей политики Рады согласны были признавать еврейскую и польскую; «российская» же была под большим подозрением, так как уж слишком трудно было провести демаркационную черту между русскими и украинскими жителями Украины. Не различая на Украине украинцев и «россиян», можно было всех жителей объявить украинцами».
Читаем в наши дни обращение политсовета украинской радикальной организации «Правый сектор», опубликованное на официальном сайте УНА-УНСО: «Наше ставлення до росіян так само, як і до інших представників національних меншин цілком вписується в методологію, запропоновану Степаном Бандерою: побратимське до тих, хто разом із нами бореться за державність української нації; толерантне до тих, хто визнає наше право бути господарями власної долі на своїй землі; вороже до тих, хто це право заперечує. Ми вважаємо, що дерусифікація України — цілком справедливе і необхідне явище».
То есть «Правый сектор» считает россиян побратимами, только если они борются вместе с ним за государство украинской нации, забыв родной язык и культуру. А если не борются – считай, враги. Демаркационную линию между украинцами и русскими наследники Центральной рады, как и сто лет назад, провели по государственным границам.

История имеет свойство повторяться
Шагаем опять в прошлый век. «Новорожденная «Украинская народная республика» в первые недели своего существования еще окончательно не остановилась на германской ориентации, – повествует А.А. Гольденвейзер. – Генеральный секретариат Центральной рады послал в Брест для переговоров украинскую делегацию. Германцы поступили очень умно, тотчас признав ее и начав вести с ней переговоры, параллельно переговорам с Троцким… Наступление немцев шло с фантастической быстротой. Никакого сопротивления им не оказывали. Через каких-нибудь 7 дней после подписания мира они уже были в Киеве… Немцы с первого дня не скрывали, зачем они пришли. По мирному договору с Украиной, они должны были получить от нас миллионы пудов хлеба. Для обеспечения этой поставки им и нужно было навести порядок на Украине… Формально в Киеве с 1 марта 1918 года была восстановлена власть Украинской центральной рады. Но по существу эта возрожденная самостийно-украинская государственность производила в эти месяцы довольно жалкое впечатление. Чувствовалось ее полное бессилие рядом с опекавшей ее германской военщиной».
На какой ориентации остановится сегодняшняя Рада? Наверное, на той, которая даст сразу больше денег. Других государственных идей, по-видимому, нет.
Но Германии Украина не так остро нужна в данный момент, как 100 лет назад: хлеб у нее есть. Вкладывать деньги в модернизацию украинской промышленности было бы глупо. Создавать новую тяжелую промышленность – накладно и невыгодно. А просто так содержать страну с населением в сорок миллионов человек не нужно никому. Значит, Украине уготован простой и надежный путь: сократить население до минимума, который сможет сам себя содержать в условиях минимального комфорта, и придумать этому минимуму безобидное занятие, требующее минимум образования: читать и писать. Считать как раз не обязательно. За них все посчитают.
Кстати, уже посчитали. Известный борец за счастье России и Украины Збигнев Бжезинский уже посоветовал Германии и Лондону общими усилиями убедить украинских олигархов пожертвовать по миллиарду долларов на финансовую реабилитацию Украины. Остальных европейцев заботливый американский политик тоже призвал не стоять в стороне от украинской финансовой катастрофы. «Пусть каждая страна Евросоюза пожертвует свою лепту на предотвращение надвигающегося коллапса экономики Украины»,– распорядился 23 февраля Збигнев Бжезинский со страниц газеты The Financial Times.
Но что там случилось дальше с Радой 100 лет назад? Между прочим, очень любопытный эпизод. Немецкий фельдмаршал фон Эйхгорн, заботясь о получении миллионов пудов продовольствия, не стал ждать и решил этот вопрос по-немецки, издав приказ о порядке владения полями и сбора с них урожая. Рада обиделась и в знак протеста организовала похищение своего же собственного члена – банкира Абрама Доброго – из его собственного дома. Через банк Доброго проводились финансовые операции оккупационных войск с Рейхсбанком.

История имеет свойство повторяться
А когда Рада собралась на очередное заседание, туда пришли несколько десятков немецких солдат. Фельдфебель крикнул: «Руки вверх!», солдаты взяли ружья на прицел, Рада подняла руки. Потом всех членов Рады обыскали и сказали: «Вон! Расходись по домам!» И они разошлись.
Через день власть Рады была упразднена и гетманом Украинской державы провозглашен генерал Павел Скоропадский. А потом гетмана сверг журналист Петлюра, который призвал народ к восстанию против гетмана.
Киевские интеллигенты не верили в силу Петлюры, свидетельствует все тот же адвокат А.А.Гольденвейзер: «Это – авантюра!» с апломбом твердили у нас все, кто только говорил о политике. Об «авантюре Петлюры» и об его «бандах» писала «Киевская мысль» и вся остальная пресса. Однако эта авантюра все распространялась и усиливалась и в конце концов вплотную подошла к Киеву… Войска Директории вступили в Киев, на Софийской площади был устроен парад… Первые дни Директории живо напомнили мне начало ноября 1917 года, когда впервые над нами получили власть украинцы. Сразу в политике и общественности установился тот же грубоватый и вызывающий тон. Но только на этот раз наши властители, имея за собой феерический успех поднятого ими восстания, чувствовали себя уже подлинными национальными героями. Поэтому время владычества Директории, каких-нибудь шесть недель, было временем самого необузданного украинского национализма и русофобства. И вместе с тем это было время неслыханно-кровавых и жестоких еврейских погромов».
Именно об этом времени вспоминает Михаил Булгаков.
Явные параллели с событиями, описанными киевским адвокатом и русским писателем из Киева, видны и в новостях с Украины наших дней. Как будто нынешним хлопцам их деды завещали завершить то, что не дали им доделать большевики, окончательно прогнавшие Петлюру с Украины в 1920 году.
«Да бросьте, – скажете вы. – В другое время живем!»
Точно, время у нас другое. А люди все те же. Одни верят в деньги, другие – в силу, третьи – в правду. Все же побеждает правда. Но не сразу, не так быстро, как хотелось бы. И не без помощи каждого из нас – честных людей.

Источник: http://newzz.in.ua

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...