Семья взывает о помощи. Но Мариуполь не слышит?

0
Семья взывает о помощи. Но Мариуполь не слышит? - фото

«Мы устали от такой жизни. Это существование. Если не замёрзнем от холода этой зимой, то закончим суицидом. Лучше б мы сгорели в том проклятом доме! После пожара наша с матерью жизнь превратилась в ад…»
Оказалось, что последние два года семья Александровых провела в мучительной борьбе за выживание. Женщина, лишённая возможности видеть, инвалид 1-й группы, пенсионер живёт хуже бомжа — в «коробке» из четырёх покрытых сажей стен, без света, воды, газа и отопления…

Всё выгорело дотла

В дом, расположенный в посёлке Мирный по переулку Самарскому, 10/2, несчастье пришло в феврале 2012 года. Ночью от печки-каменки всполохнул пожар, который превратил крышу и рамы в горсти пепла.
— Когда прибыли МЧСники, тушить было уже нечего — всё выгорело дотла, — вспоминает сын домовладелицы Александр. — Деревянная мебель, одежда, паласы — мы остались в том, в чём были. С этого дня начались наши мытарства. Приезжали комиссии, осматривали дом, что-то там записывали, но ничего конкретного не говорили. Был на приёме у главы Ильичёвской райадминистрации, писал заявление на имя мэра, ходил, просил, мол, помогите, чем можете. Но всё, чего мне удалось добиться, — оконных стёкол. Ну, и с дровишками немного помогли…
Неизрасходованные прошлой зимой поленья вымокли от сырости. В доме — копоть, грязь, полная антисанитария и холод. Хозяевам удалось подлатать крышу рубероидом, да и то не везде. В дождливую погоду маленькая спаленка и коридор по щиколотку заполняются водой, а на стенах и полах «расцветают» россыпи грибков. Ещё пару-тройку месяцев, и туберкулёз хозяевам обеспечен. Не говоря уже об отсутствии ванной, нормального туалета, входных дверей и мест для сна.
— Теперь топим буржуйкой, как во время войны, — говорит Александр. — Но температура — почти как на улице…
Несмотря на трудоспособный возраст, 32-летний Александр толком нигде не работает. Но не потому, что не хочет, а так как вынужден ухаживать за слепой матерью.
— Летом есть подработки — кому огород вскопать, кому дом побелить, а зимой — хуже: никому ничего не требуется, — признался он. — По профессии я маляр, но училище не окончил. Искал работу на предприятиях, но везде — полный день, а я не могу оставить мать без присмотра. В день получается зарабатывать 50-80 гривен. Этих денег хватает только на еду, так что восстановить дом своими силами просто не получается.

Семья против барака и дома инвалидов
Однажды семье Александровых была предложена альтернатива — переехать в барак, расположенный неподалёку. Но с таким вариантом решения проблемы Татьяна Ивановна с сыном не согласны.
— Мы поехали — посмотрели, — поделился воспоминаниями Александр. — Но это оказался не барак, а скорей, общежитие для беспризорных. Говорим: подождём, только помогите восстановить наше родное жилище. Ведь прожили там почти сорок лет, там умерла наша бабушка, рос я… Позже матери предложили перебраться в дом инвалидов, но мы друг без друга не можем. Я её сразу забрал — она плакала, просилась домой, и моё сердце не выдержало.

Семья взывает о помощи. Но Мариуполь не слышит?

Сразу после пожара деньгами помог меткомбинат им. Ильича, на котором глава семейства проработала более двадцати лет табельщицей.
— Когда случилось несчастье, завод выделил нам пять тысяч гривен и помог с переоформлением документов на дом, — рассказала Татьяна Ивановна. — Но мы эти деньги сразу потратили на домашнюю утварь, одеяла и подушки. Несколько раз работники территориального центра привозили нам продуктовые наборы и вещи б/у. Сын неоднократно обращался в горсовет за материальной помощью, но там молчат, мол, денег на эти цели нет, и они не ожидаются.
— Пока не готов сказать, можем ли мы чем-нибудь помочь в данной ситуации, но я непременно доложу всю информацию начальству, а именно — заммэра по социальной политике Татьяне Анатольевне Ломакиной, — заверил корреспондента «Донбасса» начальник отдела гуманитарных вопросов Мариупольского горсовета Евгений Камарали. — Мы обязательно сообщим вашему изданию о том, что нам удалось сделать для этой семьи.

Облгосадминистрация пообещала… 400 гривен и содействие
В департаменте социальной защиты населения облгосадминистрации, куда обратился «Донбасс» за комментариями, корреспонденту удалось узнать, какие могут быть варианты решения проблемы, и нормальна ли практика, когда матери предлагают переехать в дом инвалидов, а сыну — остаться прозябать в сгоревшей конуре.
— Скажу прямо: эти вопросы должны решать органы местного самоуправления, — констатировала заместитель начальника департамента Елена Токарева. — Рабочая комиссия должна выехать на место и посмотреть, что можно сделать. В фонде каждого города есть резервные квартиры, в которые можно переселить людей. В таких случаях составляется акт о непригодности жилья к эксплуатации, и люди отселяются. Есть и другой вариант — когда из городского бюджета выделяются средства в качестве материальной помощи пострадавшей семье. Разумеется, 300-500 гривен не решат проблему, речь необходимо вести о больших суммах. Люди приобретают на эти деньги строительные материалы или хотя бы их часть, и вопрос, таким образом, решается. В любом случае семья Александровых не должна остаться без поддержки. Я со своей стороны позабочусь о том, чтобы женщине-инвалиду была выплачена ежегодная помощь. Разумеется, эта сумма недостаточна для покупки необходимого — она составляет 50 процентов от прожиточного минимума, а это около 400 гривен. Тем не менее, деньги для Татьяны Ивановны лишними не будут. Я поговорю с коллегами на этот счёт, и мы вместе постараемся что-нибудь придумать.

Елена Харченко.
donbass.ua

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...