Что будет с нашей металлургией

0 4
Что будет с нашей металлургией - фото

Металлургия Донбасса, как, впрочем, Украины и мира, пребывает сейчас в упадке. Спад производства (в Донецком регионе примерно на 20%), вызванный нестабильностью мировых рынков сбыта и снижением спроса после кризиса, разразившегося пять лет назад, может ещё более усугубиться в нашей стране в связи с возможным подписанием в этом месяце Соглашения об ассоциации с Евросоюзом. О наиболее возможных рисках такого шага рассказала старший научный сотрудник отдела экономических проблем развития промышленного производства Института экономики промышленности НАН Украины Вера Никифорова.

Можем стать сырьевым придатком
Основным металлургическим сырьём, которое Украина поставляет в Европу, является железная руда и железорудные концентраты (примерно 17 миллионов тонн в год на сумму в 1,6 миллиарда долларов). Однако если сейчас мы делаем это относительно дозированно, не забывая про нужды собственной отрасли, то после «обЕСивания» нашей страны существует опасность превращения её в сырьевой придаток. Ведь пошлины, квоты и прочие барьеры придётся отменить.
Впрочем, нулевые ставки пошлины при ввозе в ЕС из Украины сталелитейной продукции уже сейчас действуют на углеродистую сталь, металлопрокат. Правда, облагаются чугун и трубы.
— На мировом рынке ощущается острый дефицит сырьевых ресурсов. И мы для Европы важны не как плацдарм для развития новых производств (что позволило бы создавать новые рабочие места, наполнять бюджет), а как обладатель интересующих её полезных ископаемых. В том числе — железной руды, — отмечает Вера Анатольевна. — Сейчас во многом так поступает «Арселор Миттал Кривой Рог». Компания увеличила вычерпывание из наших недр руды, вывозя её на свои предприятия по всему миру.

Что будет с нашей металлургией

По словам Веры Никифоровой, в ЕС имеются достаточно комплексные нормативно-правовые акты, регулирующие развитие тамошней металлургии. Одним из последних документов стал «План действий по обеспечению конкурентоспособности и стабильности сталелитейной отрасли в Европе».
— Среди прочего, там идёт речь о вложении средств в разработку сырьевых ресурсов по всему миру, — подчёркивает она. — Говорится и о важности присоединения разных государств к Зонам свободной торговли (ЗСТ) с ЕС, чтобы приобретать в этих странах, которые являются третьей стороной по отношению к ЕС, нужные Евросоюзу ископаемые. Есть и другие евродокументы, регламентирующие развитие сырьевой базы. В одном из них, от 2010 года, перечислено 14 наименований критически важного для ЕС сырья. И хоть ни одного из них в Украине нет, после кризиса резко выросли поставки за границу нашей железной руды. Лишиться этого ископаемого — значит ударить по нашим доменному и сталелитейному производствам. Мы ведь в основном выпускаем чугун и полуфабрикаты, для чего необходима железная руда. Существует вероятность и того, что у нас начнут ударными темпами вычерпывать и другие ресурсы (марганцевые руды, флюсы, доломиты).

Экологическая удавка

Вопросы экологии в Европе — приоритетны. И дремучая в этом смысле украинская металлургия может оказаться в прямом смысле слова на задворках цивилизации.
— Для повышения конкурентоспособности своей сталелитейной промышленности ЕС необходимо одно игровое поле, — поясняет старший научный сотрудник. — Третьи же страны, к которым пока относится Украина, за счёт более мягкого экологического законодательства имеют выгоды. Которых лишаются, согласившись играть по правилам Евросоюза. Безусловно, приводить своё производство к параметрам, которые соответствуют экологическим нормам, нужно. Так делают на «Донецкстали», где закрыли мартеновское производство и возводят электросталеплавильную печь, на Енакиевском метзаводе, где строят новую аглофабрику. Протесты в Мариуполе показали, что люди устали дышать гадостью больших загрязнителей (как тот же комбинат Ильича). Но ведь некоторые руководители вместо того, чтобы бороться с выбросами вредных веществ в атмосферу (что весьма затратно), могут предпочесть закрыть производство, оставив без работы тысячи людей. А это уже чревато социальными потрясениями.
По словам Веры Никифоровой, Еврокомиссия призывает Европейский комитет по стандартизации быстрее завершить разработку норм для оценки выбросов парниковых газов в энергоёмких отраслях. И когда эту методику составят, не факт, что хоть одно наше металлургическое предприятие сможет ей соответствовать. Следовательно — быть допущено со своей продукцией на рынок ЕС.
— В Соглашении по ассоциации есть большой раздел по окружающей среде. В одном из приложений чётко прописано — в период от двух до десяти лет мы обязаны приблизить своё законодательство к европейскому. Многих норм мы не придерживаемся и вряд ли сможем соответствовать им даже в обговоренный срок, — считает специалист. — Тем более, что ни о какой помощи в модернизации производства речи нет.

Что будет с нашей металлургией

Власти должны защищать своих

Просчитать все риски от вхождения Украины в ЕС, конечно, невозможно. Однако по ряду причин данный тернистый путь несколько предпочтительнее более тесных отношений отрасли, например, с Таможенным союзом.
— Мы не являемся прямым конкурентом для ЕС, где выпускают в основном высококачественную продукцию, в том числе с заданными свойствами. Тогда как отечественные металлурги специализируются на полуфабрикатах из нелегированной стали и плоском прокате из той же нелегированной стали без покрытия. Во многом, как и их российские коллеги. Так что в СНГ нас сейчас активно теснят, обложив всякого рода пошлинами. Выход один — развивать другие рынки сбыта, в том числе европейский. В Европе основные центры металлургии — Франция, Германия, Италия. То есть страны, на средствах которых в основном и держится ЕС. И вклиниться в свои владения они нам не дадут. Но ведь не только ими полнится ЕС.
Многое зависит от того, какие преференции смогут выторговать наши переговорщики, считает специалист. К примеру — солидный срок перестройки нашей промышленности на европейский манер, финансовая поддержка, социальные моменты.
— Когда «Арселор Миттал» в 2012 году вследствие закрытия доменных мощностей решил резко сократить количество работников на своих заводах в Бельгии и Франции, вспыхнул серьёзный скандал, — рассказывает Вера Анатольевна. — К делу подключились даже представители правительства этих стран и Еврокомиссия. Дабы избежать социального взрыва, сторонам удалось договориться о продлении работы метпредприятий на несколько месяцев (до вступления в силу в июне 2013 года «Плана действий по обеспечению конкурентоспособности и стабильности сталелитейной отрасли в Европе»), однако после сокращение мощностей всё же произошло. В Словакии же американская компания оставила рабочие места в обмен на получение для её предприятия льгот на приобретение электроэнергии. Если руководители нашего государства будут так же бороться за права своих граждан, возможно, последствия вступления в ЕС окажутся не столь болезненными.
А что они будут тяжёлыми — нет сомнения. Всё в том же европейском «Плане действий…» предусматривается, что до 2015 года из металлургической отрасли в ЕС уйдёт более 20% тружеников. А к 2025-му — ещё 30%. Ставка делается на молодых специалистов, которые под руководством опытных наставников в сжатые сроки вникнут в модернизированное производство.
— Очень бы хотелось, чтобы активнее внедрялись различные ноу-хау, повышающие производительность труда, — сказала на прощание Вера Никифорова. — Ведь мы были первыми, кто придумал установки для непрерывной разливки стали, по вдуванию пылеугольного топлива. Их подхватил весь мир. Тогда как на многих украинских предприятиях так и не внедрили.

Андрей КРИВЦУН.
«Донбасс»

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...