Трагическая медицина

0
Трагическая медицина - фото

Почему в Украине умирают роженицы?

На некоторое время, в украинских СМИ, рассуждения и новости о евроассоциации, политических склоках и прочей ерунде сменились обсуждением трагических смертей двух рожениц в Донецкой области.

Первый случай произошел в Мариуполе, где во время четвертых родов умерла 39-летняя женщина. Буквально через несколько дней телевидение сообщило о смерти еще одной родильницы, месяц назад выписанной из роддома. На этот раз в Шахтерске.

Я внимательно изучил всю доступную информацию, пообщался со знакомой из Мариуполя и хочу поделиться своей точкой зрения на эти события. Мне лично не раз приходилось принимать участие в критических ситуациях во время осложненных родов и кесаревых сечений, поэтому, хоть я и не имею доступа к медицинской документации, но картину себе представляю достаточно четко.

Случай в Мариуполе освещен наиболее широко. При этом свидетельства родственников и медиков значительно отличаются.

Со слов родственников погибшей, Марина Шабанова приехала в роддом вечером на такси. Вот, что говорит муж покойной: «Мы сами приехали в роддом, но жену отказались принимать, сославшись на то, что в отделении всего один дежурный врач. Её не осмотрели, как положено, не оказали никакой помощи, сказали: ждите до утра, будем рожать, когда врачи придут. Она у меня была мягкая и терпеливая, не стала настаивать на том, чтобы её приняли, скромно стала в уголке в коридоре и ждала. Потом сидела на улице на лавочке. И лишь когда ей стало плохо, она попросила о помощи, её положили в родзал и оставили одну. А когда начали реанимировать, было уже поздно. Мы приехали в роддом почти без денег, и медики, вероятно, ждали, пока их как следует отблагодарят. Поэтому и бросили Марину на произвол судьбы».

Заведующий родильным отделением горбольницы №3 Сергей Сверкунов утверждает, что роженицу сразу же осмотрели: «Мамочку осмотрели, никаких отклонений выявлено не было, — отметил он. — Первая стадия родов может проходить активно — в том смысле, что женщина может беспрепятственно ходить, передвигаться по коридорам, общаться с родственниками, и ничего страшного в этом нет».

Мне трудно судить о том, что же происходило в действительности, однако из своей практики я знаю, что при поступлении, особенно в случае повторных родов, которые протекают быстрей, роженицу обязательно обследует акушерка, а немного позднее врач проводит влагалищное исследование, берутся все анализы. Действительно во время первого периода родов женщина может ходить, общаться с близкими, делать специальные упражнения для усиления родовой деятельности. На нее сразу же заводится партограмма (история родов), где отмечаются все результаты обследования и течение родового периода. Это стандарт, который должны выполнять во всех родовспомогательных учреждениях. Как он выполнялся в данном случае, судить я не берусь.

Муж погибшей Ирины утверждает, что ей внезапно стало плохо, только тогда ее забрали в родзал.

Практически о том же говорит и заведующий отделением: «уже спустя два с половиной часа беременной неожиданно стало плохо — она начала терять сознание, сильно участился пульс, после чего артериальное давление упало практически до нуля».

Эта клиническая картина свидетельствует о начале массивного внутреннего кровотечения и счет здесь идет на минуты.

Далее события развивались так: «В 22.37 врачи начали оперировать, и уже через 12 минут малышку достали, — рассказал Сверкунов. — Мама в тот момент была ещё жива, но брюшная полость оказалась полностью залита кровью — около полутора литров. Ребёнок был на грани жизни и смерти — у него диагностировали гипоксию мозга (кислородное голодание). Его тут же инкубировали, была вызвана бригада лучших специалистов из Донецка, но так как малыш нетранспортабельный, он продолжал находиться у нас в отделении, и давать какие-либо прогнозы относительно его здоровья мы не могли. За жизнь мамочки медики боролись почти до половины двенадцатого ночи, но её спасти так и не удалось — в 23.15 врачам ничего не оставалось, как зафиксировать остановку сердца».

В том, что он говорит правду, нет никаких сомнений. А заявления родственников о том, что «малышку достали с помощью кесарева сечения только через 2 часа после смерти матери! За это время она глотнула крови, а организму не хватило кислорода» — можно объяснить лишь их медицинской неграмотностью. Ну врачи же не идиоты, чтобы проводить кесарево сечение по жизненным показаниям и оставить плод на два часа в теле агонирующей матери.

Главный акушер Мариуполя Светлана Макарова заявила о том, что в произошедшем есть и вина самой роженицы: «Во-первых, она стала на учёт позднее принятых сроков. Во-вторых, 14 октября мамочке была предложена предродовая госпитализация, от которой она, увы, отказалась. (…) Действительно, никаких отклонений, патологий, показаний к операции кесарево сечение у женщины не было. Ожидалось, что всё пройдёт гладко, без осложнений, поэтому предугадать то, что произошло, мог один Всевышний».
Теперь о возможных причинах этой трагической смерти. В одном из интервью врачи заявили, что у роженицы произошел разрыв аневризмы брюшной аорты или крупной артерии, отходящей от нее. Теоретически такое возможно. Однако, трое нормальных предыдущих родов говорят о том, что это маловероятно. Скорей всего такой разрыв произошел бы еще во время первых родов. Да и заявление главного акушер-гинеколога говорит о том, что ранее у роженицы не было обнаружено никаких отклонений. Выявить возможную патологию сосудов можно было бы только при проведении ангиографии, однако такой необходимости не возникло, так как у врачей не существовало никаких подозрений.

С моей точки зрения более вероятна другая причина. У женщины произошел разрыв матки. Причиной этого могла послужить бурная дискоординированная родовая деятельность, неправильное положение плода, воспалительные заболевания матки.

В случае разрыва аневризмы врачи были бессильны. Это патология несовместимая с жизнью и в наступлении смерти нет никакой их вины. Недиагностированный разрыв матки, во время первого или второго периода родов, мог был предотвращен при изучении жалоб и внимательном осмотре роженицы. Существуют характерные симптомы, которые говорят об угрозе разрыва.

Что послужило реальной причинной смерти выяснит судебно-медицинская экспертиза.

Могу сказать одно. Когда наступила критическая ситуация, врачи делали все возможное, чтобы спасти жизнь роженицы и новорожденного. Дело в том, что смерть роженицы и ребенка до года, это ЧП, которое сразу же разбирается на уровне министерства. Летят головы и категории, заведующие лишаются своих должностей, а врачи работы. Никто не заинтересован в этом. Кровотечение в полтора литра в акушерской практике, само по себе не смертельно. Его легко можно восполнить, если не развивается фатальное осложнение – ДВС синдром (дессиминированное внутрисосудистое свертывание крови). Это означает, что кровь перестает свертываться и каждый мельчайший сосуд начинает кровоточить. Все, что вливается в организм, тут же из него выливается. С вероятностью в 99% именно он и развился в данном случае. Купировать его можно рядом медикаментов, массивной гемотрансфузией эритроцитарной массы, свежезамороженной плазмы, раньше переливали свежегепаринизированную кровь, но сейчас это запрещено стандартами. Было ли в больнице достаточное количество эритромассы и плазмы? Скорее всего нет. Сейчас с этим проблема во всех городах. Вполне вероятно, что кто-то из медиков даже сдавал свою кровь, чтобы спасти роженицу. Я лично был свидетелем нескольких таких случаев. Увы, спасти женщину не удалось.

По данному факту открыто уголовное производство по ч.1 ст. 140 УК Украины «Ненадлежащее исполнение медицинским либо фармацевтическим работником своих профессиональных обязанностей».
Пресс-секретарь прокурора Мариуполя объявила: «Если вина врачей будет доказана, им грозит до двух лет тюрьмы».
Еще несколько замечаний по этой трагедии. Я могу понять мужа Ирины, который набросился на заведующего и разбил окна в отделении. Он привез в роддом абсолютно здоровую жену и через несколько часов ему сообщают о ее смерти. Человек находился в состоянии аффекта и винить его может только бесчувственный чурбан. Мне самому не раз приходилось сталкиваться с ситуациями, когда родственники в истерике кидались с кулаками на врачей, даже в тех случаях, когда им заранее говорили о крайне тяжелом состоянии больного и его вероятной смерти.
Дело в другом. На следующий день после смерти матери и новорожденной, которую также не удалось спасти, на роддом было совершенно варварское нападение. Неустановленная группа лиц била окна и размалевывала надписями здание. Оправдать это можно лишь молодостью и глупостью тех, кто совершил этот поступок. В роддоме лежат женщины, чьи-то жены, матери, сестры. Для них лишний стресс накануне родов совсем не нужен. Побить окна, в роддоме, это тупой вандализм. Если уж вас так возмущает ситуация, то начинать надо не с местного роддома, а с министерства здравоохранения, где засели чинуши, организовавшие медленное уничтожение украинского здравоохранения, под видом реформ.

Теперь о ситуации в Шахтерске, где через месяц после родов умерла 23-летняя женщина. Сведений о данном случае и обсуждений не так много. Известно, что Татьяна Ролдугина во время беременности чувствовала себя нормально, никакой патологии обнаружено не было. Родила 24, а выписана была 28-го числа. Сестра умершей утверждает, что перед выпиской ее никто не осмотрел, а у нее наблюдалось головокружение, тошнота и сильные боли в животе. Это уже явная халатность.

Муж, Александр Ролдугин говорит, что у него требовали деньги: «Врач попросил 600 рублей, за прием родов просили. По сто рублей просили, чтоб медсестрам дать. Денег мы не давали, просили квитанции. После этого буквально ее выписали в субботу, должны были в понедельник выписать».
После родов состояние было нестабильным, роженица обращалась за медицинской помощью и наконец была госпитализирована в гинекологическое отделение, однако к этому моменту уже развился цветущий сепсис. Спасти ее не удалось. С каждым месяцем таких случаев становится все больше, однако не все они попадают в телевизор. А с 2014 года нас всех ожидает страховая медицина, это такой мрак, при нынешнем финансировании, что выживут очень немногие. Если у нас начинают одна за другой умирать роженицы, то что уже говорить о пенсионерах, особенно проживающих в сельской местности.

Руководитель департамента здравоохранения Донецкой облгосадминистрации, Елена Петряева утверждает, что: «Женщина после родов 2 раза обращалась за помощью! И только когда уже ситуация стала неуправляемой, сепсис дал сложнейшие осложнения, и только тогда вызвали эту бригаду. Это недопустимо. Грубейшие акушерские ошибки привели к смерти молодой женщины».

Что я могу сказать по этому поводу? Жадность и профессия врача несовместимы. Я прекрасно знаю, какие мизерные зарплаты у врачей, но требовать деньги с людей, за выполнение своих профессиональных обязанностей, недопустимо. Кто может, сам отблагодарит. Кроме аппетита нужно иметь совесть.

Желаю всем крепкого здоровья и никогда не попадать в наши больницы.

Виталий СКОРОХОДОВ,
эксперт Фонда общественной безопасности, Новости Украины – From-UA

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...