Михаил Поживанов: о политике и о себе…

0 4
Михаил Поживанов: о политике и о себе… - фото

Предлагаем нашим читателям интервью Михаила Поживанова (кто забыл – бывшего мэра Мариуполя) журналу «Forbes».
Михаил Поживанов более трех лет живет в Вене. В Австрию он эмигрировал в 2010 году, а в марте 2011-го СБУ объявила его в розыск. Экс-чиновника, который в 2008-2009 годах возглавлял Государственный комитет по материальному резерву, обвиняют в хищении 35 млн. гривен. Поживанов обвинения отрицает и считает, что СБУ начала расследование по инициативе Валерия Хорошковского, с которым у него давний конфликт.
В 2012 году, после ухода Хорошковского из СБУ, следствие против чиновника было приостановлено. Официальная причина – следователи не знали, где он находится. Хотя Поживанов утверждает, что передал силовикам все свои координаты и готов давать показания. Политического убежища в Австрии он не просит, зато имеет вид на жительство и разрешение на работу до 2016 года.
Поживанов – политик со стажем. Он депутат Верховной Рады четырех созывов, а в 1994-1998 годах совмещал депутатство с должностью мэра Мариуполя. Тогда же он познакомился с Юлией Тимошенко и Виктором Януковичем. Но с последним уроженец Донбасса не сработался. Во время «оранжевой» революции, будучи членом «Нашей Украины», он поддержал Виктора Ющенко. Потом вошел в «Батьківщину», по списку которой в 2007 году прошел в парламент. В 2008-м Поживанов перешел на работу в правительство – сначала возглавлял Госкомрезерв, а с 2009 года работал заместителем министра экономики Богдана Данилишина.
В интервью Forbes Поживанов рассказал о жизни беженца в Австрии, встречах с украинскими и европейскими политиками, проблемах в оппозиции, конфликтах внутри Партии регионов и своих отношениях с Евгением Щербанем, в убийстве которого подозревают Юлию Тимошенко.
– Чем вы занимаетесь в Австрии?
– В 2010 году я заключил контракт с крупной австрийской девелоперской компанией и продолжаю с ней работать. В силу разных обстоятельств поменялось несколько направлений, но последние 2 года я отвечаю за объекты в Чехии, Словакии и Австрии.
– Каким образом попали в компанию?
– Они мне предложили, и я согласился.
– Украинские политики часто приезжают в Вену?
– Очень часто.
– Кто именно?
– Чтобы перечислить всех – не хватит времени. Они приезжают по политическим вопросам. Просят помощи в ОБСЕ, в министерстве иностранных дел или торгово-промышленной палате… Последний, кто здесь был – глава Киевской городской государственной администрации Александр Попов. Он приезжал, чтобы открыть памятник украинским казакам. Постоянно встречаюсь с нашим послом в Австрии Андреем Бережным.
– Вы следили за парламентом нового созыва? Что думаете о работе оппозиции?
– Оппозиция должна была действовать более активно и конструктивно: предлагать свои варианты и навязывать свою политику. Но этого не было. Вместо этого они занимались вещами, которые никак не меняли ситуацию в стране. Единственный плюс – ошибок у власти было больше, чем у оппозиции. В результате ситуация в стране меняется в худшую сторону, что дает шансы оппозиции победить на будущих президентских выборах.
– С представителями оппозиции встречаетесь?
– Да, здесь бывали практически все оппозиционные депутаты. Несколько раз был Николай Томенко, приезжали Владимир Арьев и Александр Бригинец (все трое – члены фракции «Батьківщина» – Forbes). Буквально вчера встречался с Леонидом Емцем (фракция «Батьківщина»). Здесь часто бывают и депутаты от Партии регионов.
Дела «семейные»
– Можете назвать регионала, который налаживает диалог между украинской властью и Австрией или Европейским союзом в целом?
– Нет, не могу. Могу только сказать, что часто в наших краях бывает министр иностранных дел Леонид Кожара. Но мне с ним, к сожалению, пересечься не удалось. Дело в том, что я один из немногих представителей оппозиции – уроженец Донецкой области. Поэтому, конечно, знаю очень много регионалов и регулярно с ними общаюсь. Их фамилии называть не хочу, чтобы не навредить этим людям. Но могу сказать одно – разговоры с ними вселили в меня оптимизм.
Я впервые в этом году услышал определенные просьбы о помощи членам их семей, которые касались размещении их финансов в Австрии и т. д. Я прямо спрашивал каждого из них: вы же сегодня находитесь при власти, почему не вкладываете деньги в Украине? Они отвечали, что боятся это делать, поскольку не верят в победу Виктора Януковича на президентских выборах в 2015 году. Если члены команды не верят в победу, то лидеру никогда не победить.
– Таких людей много?
– С десяток. Причем я могу сказать, что среди них были председатели комитетов Верховной Рады, то есть довольно влиятельные люди.
— Какое впечатление при личной встрече сложилось у вас о Викторе Януковиче?
— Мне он всегда казался сильным человеком. У него простецкая житейская закалка. Может быть, он не начитан, может, проигрывает кому-то интеллектуально, но у него есть житейская сила. Он человек слова. В апреле 1997 года у нас был серьезный разговор. Он приехал ко мне и попросил не мешать ему, чтобы он мог стать губернатором Донецкой области. Мы договорились, что будем нормально работать на благо области и что у нас будут хорошие отношения. К сожалению, его хватило на полгода. Получив власть, вседозволенность и контроль над правоохранительными органами, он все забыл. А я до сих пор помню тот разговор и его невыполненные обещания.
— Какова была договоренность? Вы ему не мешаете, а он что взамен?
— Что мы нормально работаем. Что он не трогает город, что не будет того наезда на Мариуполь, который был со стороны тогдашнего губернатора Владимира Щербаня, что не будет ущемлений по бюджету, что не будут сокращаться социальные программы. Но его назначили губернатором в начале мая, а уже в октябре-ноябре начались вопросы по перекрытию газа на Мариуполь. По многим вопросам он занял сторону руководителей металлургических предприятий, не выполнив наши с ним договоренности.
— Из-за этого вы перебрались в Киев в 1998 году?
— Да, 100%.
— В 2006-2007 годах начиналось становление бизнеса Александра Януковича, вы тогда о нем что-нибудь знали?
— Не слышал. Я знал, что у Виктора Януковича есть два сына – Александр и Виктор. Я знал, что Александр Янукович есть и что отношение родителей к нему очень хорошее.
– В европейской прессе, в том числе австрийской, в последнее время появлялись материалы о бизнесе сына президента. Как в Австрии сейчас воспринимают Януковича и его «семью»?
– В Австрии появилось несколько таких статей. Последняя – два с половиной месяца назад. Это была довольно жесткая статья на тему «из грязи в князи»: как ранее никому неизвестный Александр Янукович стремительно ворвался в рейтинг самых богатых людей Украины. Там упоминались и члены так называемой «семьи» – первый вице-премьер Сергей Арбузов, министр доходов и сборов Александр Клименко.
После этого сотрудники нашей фирмы довольно активно интересовались у меня этой темой. Не сказать, что они восприняли ее с осуждением, скорее – с недоумением. Люди не могли понять, как в нормальной европейской стране могут действовать стандарты азиатских и североафриканских стран. Сейчас в Австрии семью Януковича сравнивают с семьей Каддафи и с семьей Мубарака. Меня часто спрашивают, не боится ли Янукович повторения в Украине сценария североафриканских событий.
– Вам известно, с какими австрийскими компаниями ведет бизнес Александр Янукович?
– Нет. Но поверьте, если бы это имело место быть, то такое нельзя было бы утаить. Я часто слышу о бизнесе и активах в Австрии украинских политиков и бизнесменов. В последний раз на одном из экономических форумов мне рассказывали о доме, который принадлежит Дмитрию Фирташу. Здесь часто среди бомонда звучат фамилии Алексея Азарова и Дмитрия Фирташа.
– Чем занимается Алексей Азаров?
– Я детально не копался в его активах. Я знаю, что его супруга Лилия владеет в Вене галереей P-12. А он – собственник многих объектов недвижимости.
– В кулуарах парламента сейчас говорят о том, что Дмитрий Фирташ вслед за Валерием Хорошковским в ближайшее время может выехать на постоянное место жительство в ЕС. Вы слышали об этом?
– Вполне допускаю. Буквально три недели назад я встречался с одним из влиятельных депутатов от Партии регионов, который возглавляет один из экономических комитетов парламента. Он сказал мне, что в течение двух недель Сергей Левочкин будет уволен с должности главы Администрации президента, а его место займет Виталий Захарченко.
Это должно было произойти еще до дня рождения президента. Буквально через несколько дней после нашей беседы начались штурмы отделений милиции, включились все видимые и невидимые силы, в том числе подключилась фракция УДАР, началась кампания за отставку Захарченко с поста главы МВД. Я так понимаю, что все эти действия координировались из одного центра, которым руководят господа Левочкин и Фирташ.

– По-вашему, УДАР действует в интересах Левочкина и Фирташа. У вас есть доказательства связи Виталия Кличко с этими людьми?
– А у нас кто-то когда-то подтверждал подобные контакты? Доказать это практически невозможно. В 2005 году я был заместителем председателя временной следственной комиссии парламента. Она занималась расследованием причастности Бориса Березовского к финансированию избирательной кампании Виктора Ющенко. Я больше всех кричал, что такого финансирования не было. Хотя в Лондоне Борис Березовский показывал мне, Юрию Кармазину и Игорю Шурге контракты и счета, на которые он переводил эти деньги. Но ни Ющенко, ни Давид Жвания, ни Александр Третьяков, которые фигурировали в этих контрактах, не признали, что Березовский причастен к финансированию кампании.
То же самое и здесь. Такие вещи практически недоказуемы. Но связь Кличко и Фирташа можно доказать, проанализировав состав его фракции и голосования. Могу сказать, что по моим наблюдениям более комфортной среды чем та, в которой находится партия УДАР, не было ни у одной оппозиционной фракции за всю историю Украины.
— Можно говорить, что сейчас, фактически находясь у власти, Фирташ и Левочкин составляют оппозицию Януковичу?
— Могу судить из информации в СМИ и из разговоров народных депутатов и представителей политических штабов, которые бывают в Вене или Праге. В Чехии я тоже часто бываю, общаюсь с Богданом Данилишиным (экс-министр экономики Украины – Forbes). Анализируя информацию, могу сказать, что это похоже на правду.
УДАР сзади
— Тренировочный лагерь братьев Кличко расположен в австрийском Гоинге. Вы встречались там с Кличко?
— Мне очень нравится это место. Собираюсь туда поехать и, думаю, вновь его встречу. Они с Владимиром почти все свободное время стараются проводить там. У нас с Виталием был долгий разговор перед парламентскими выборами. Я говорил ему о своей позиции относительно событий в Украине. В случае моего возвращения, я попросил его о поддержке моей кандидатуры на пост мэра Киева, если он сам не будет баллотироваться. Взамен он попросил максимально помочь в том, чтобы экс-секретарь Киевсовета Олесь Довгий не победил в своем округе (№214) во время парламентских выборов.
— Что вы для этого сделали?
— Округ Довгого граничит с районами, от которых в 2002 году я прошел в Киевсовет. Я нашел тех людей, которые избирались тогда по мажоритарке, попросил о помощи. К тому же до сегодняшнего дня работают мои штабы в Киеве, хоть и в «спящем режиме». Но с людьми я постоянно общаюсь, если прошу о помощи – помогают. После завершения парламентских выборов у меня не было возможности поговорить с Кличко. Он перестал брать трубку.
— Выходит, вы сдержали свое обещание, а он – нет?
— Ну, у меня осталось такое чувство.
— Раз вы говорили о своем участии в выборах, значит планировали вернуться?
— Да.
— Кличко не дает ответа на вопрос, будет ли участвовать в выборах мэра Киева. Вам он об этом не говорил?
— Нет. Он сказал, что он будет думать. Никакой конкретики.
— Зачем вам пост мэра Киева?
— Мне кажется, я – наиболее подготовленный кандидат на сегодняшний день. У меня есть опыт работы в Вене, которая 5 лет подряд считается самым комфортным городом для жизни в мире. Я вижу, как работают эти механизмы и очень многое усвоил для себя.
— Но для этого вам понадобится поддержка оппозиционных партий?
— Я надеялся и сегодня надеюсь, что со стороны «Батьківщини» она будет. Поэтому я и говорил с Кличко, понимая, что должна быть поддержка и со стороны УДАРа. Но я понимаю, что Кличко сегодня – самый рейтинговый кандидат на пост мэра Киева. Я говорил, что если он будет баллотироваться – я готов прийти ему на помощь.
— О поддержке «Батьківщини», в случае своего участия в выборах мэра Киева, пытается договориться и Петр Порошенко. Это серьезный конкурент.
— Думаю, он не будет баллотироваться. Вероятно, он использует эту тему для раскрутки своего имени по всей Украине и своей привязки к оппозиционным силам. На самом деле он готовится к президентской кампании 2015 года.
Если говорить о кандидатах от «Батьківщини», не вижу никого сильнее, чем Николай Томенко. Если бы он баллотировался, я бы нашел возможность помочь ему и войти или в его команду, или в команду Кличко.
— Нардеп от «Батьківщини» Николай Катеринчук активнее других ведет кампанию. Какие у него шансы?
— Он и в 2008 году активно ее вел и даже получил маленькую фракцию. Где эта фракция сегодня и где ответственность за этих людей – вы видите. При всем нормальном отношении к нему и его политтехнологу Сергею Гайдаю – это не кандидатура для Киева.
— Кто его финансирует, как думаете?
— У него были интересы в недвижимости в центре Киева. Насколько я знаю, некоторые объекты были реализованы. Думаю, личные средства позволяют Катеринчуку финансировать свою кампанию. Но в какой-то степени его действия выгодны власти, и ее представители могут подыгрывать, не обязательно напрямую. Например, определенные компании могут делать ему скидки на билборды или рекламу в СМИ, и ему это будет обходиться дешевле. Вы же понимаете, на чьем поле он работает.
Между Юлей и Веной
— В 2006 году вы участвовали в выборах мэра Донецка от «Нашей Украины». И тогда же в партии состояли первый вице-премьер Сергей Арбузов и брат нынешнего главы Министерства доходов и сборов Антон Клименко. Что можете сказать о них?
— Было предложение участвовать, но я не регистрировался и не сдавал документы. Арбузова тогда я не знал, но когда увидел братьев Клименко, поговорил с Романом Бессмертным (тогда глава исполкома партии – Forbes) и спросил его: Рома, кому ты доверил область? С этими людьми НУ не получит никакого результата. На что я услышал очень оптимистичный ответ, что это очень перспективные ребята. Роман Петрович, как всегда, оказался прав: они очень перспективные, мы сегодня видим, как они управляют экономическим блоком страны.
— А кто привел их в партию?
— Во всяком случае, Роман Петрович очень рекомендовал и отстаивал кандидатуры братьев Клименко.
— В то время вам было что-нибудь известно об их связях с семьей Януковича?
— Я не знаю. Учитывая, что это был конец 2005 – начало 2006 года, то можно понимать, что были кулуарные договоренности с Партией регионов, но потом все, видимо, переигралось, и разведчики вернулись домой.
— Вы считаете себя человеком команды Юлии Тимошенко?
— Да. Не Александра Турчинова или еще кого-то. Я считаю, что возле Турчинова есть несколько подлецов, которых я ненавижу, и уверен, что они наносят огромный вред партии. Если раньше на этот счет много говорили о Богдане Губском, то сейчас его нет в партии. Но такие фигуры, как Сергей Пашинский, остались в окружении до сегодняшнего дня. Реально с такими людьми я быть рядом не хочу.
— Выйдя на свободу, Юрий Луценко активно начал создавать движение «Третья украинская республика». Вы с ним говорили по этому поводу?
— Общались через Facebook, и когда он вместе с сыном приезжал в венскую клинику. Он должен быть снова здесь в конце августа – начале сентября, договорились с ним пообщаться.
— Вы будете принимать участие в его движении?
— Посмотрим. Мне очень не понравилось присутствие Александра Третьякова (экс-депутат от НУ-НС – Forbes) на фото в Facebook, где Луценко показывал свои «мозговые штурмы». Но я не обсуждал этот момент с Юрой. Тарас Стецькив, Владимир Филенко, Роман Бессмертный вопросов не вызывают. Но появление там Третьякова, который «убивал» Владимира Арьева в киевском округе – это слишком. Можно закрыть глаза на чье-то зло ради борьбы с бОльшим злом, но мне кажется, что не до такой степени.
— Вы общаетесь с Юлией Тимошенко?
— Нет, у меня нет такой возможности. Периодически общаюсь с Александром Тимошенко и передаю свои мнения по поводу происходящих событий. Не знаю, доходит ли до нее эта информация.
— Если вопрос Тимошенко не решат, ЕС подпишет соглашение об ассоциации с Украиной в этом году?
— Если говорить о сегодняшнем дне, то очень маленькие шансы, а если будет ее персональное обращение к Евросоюзу – возможно, оно будет учтено.
— Сейчас в Украине активно обсуждают возможность выезда Юлии Тимошенко в Германию на лечение. Что вы думаете по этому поводу?
— С точки зрения здоровья – надо ехать, но потом возвращаться. Если есть возможность переждать – нужно переждать. Можно было бы уезжать Юрию Луценко, мне, Данилишину, чтобы избежать преследований. Но она лидер и, к сожалению, ей приходится нести ответственность за всех нас. С политической точки зрения ее выезд нежелателен, но это мое субъективное мнение.

(Продолжение следует)

Мария Жартовская Максим Каменев

forbes.ua

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...