«Бежал из рабства с червонцем в кармане…»

0 1
Бежал из рабства с червонцем в кармане… - фото

Сегодня вряд ли кто-то из случайных мариупольских прохожих признает в добродушном дворнике Михалыче талантливого машиностроителя, посвятившего любимому заводу всю свою жизнь.

За последние несколько лет крепкий, жилистый мужчина сильно осунулся, от пережитого загорелое до черноты лицо покрылось морщинами и редко бывает улыбчивым. Да и не дворник он вовсе: так, по глупости закрутилось… Бес попутал пойти за металлоломом, а тут — милиция: потрудитесь, уважаемый, вернуть долг государству в виде 120 часов общественных работ! И даром что задержанный — самый что ни на есть… мертвец! По документам, разумеется.

Пахали с утра до ночи на жутком солнцепёке

Полоса неудач и тщетных разочарований вошла в жизнь Виктора Мусихина десять лет назад, когда ему, опытному специалисту, не понаслышке знавшему о том, каким потом достаётся хлеб мужчинам крепких профессий, указали на дверь. Случилось это незадолго до пенсии, и в «лучших» украинских традициях возрастной ценз сделал своё чёрное дело. Деваться было некуда: пришлось шабашить — по рынкам и овощебазам, в качестве грузчика и строителя. В один прекрасный день всё изменилось.

— Местный бизнесмен предложил мне подзаработать деньжат на бахче, — рассказал Виктор. — Он держал земли в Запорожье и крутился за счёт продажи дынь и арбузов. Говорит: «Побудешь там сезончик, подсоберёшь купюр — на всю зиму хватит». Ну, я и клюнул. Поговорили, объяснились, сошлись в цене. Я уже собирался домой, как он вдруг говорит: «А давай-ка съездим на место, чтобы ты понимал, чего от тебя хотят, посмотрел на условия труда». Я сразу отказывался, но потом согласился: не в Америку ж зовут. Сели в машину, поехали. Приезжаем, а там целые плантации! Уже на месте он стал уговаривать меня остаться, мол, так и так, время будет упущено, а люди нужны. Пообещал предупредить жену и сына о том, что я уехал на заработки, а в случае необходимости — дать мобильный позвонить: своего у меня не было. В общем, я там и остался. Со мной на бахче работали ещё люди, поэтому каких-либо опасений не было. Трудиться приходилось с утра до ночи, и понятно, что на жутком солнцепёке. Но я к физическим нагрузкам привык, поэтому для меня это было не страшно. Прошла неделя, другая… Никто ничего не платит, мобильный не даёт… Спросил у хозяина, предупредил он моих или нет. «Да, — говорит. — Они в курсе». То пять гривен даст, то десять… А не хочешь работать — собирай манатки и иди домой пешком. Только осенью я понял, что ничего хорошего уже не будет — никто платить не собирается, в лучшем случае — вернуться домой живым. В общем, собрался и сбежал с десятигривенником в кармане. Думал, мои страдания закончились, но оказалось, самое интересное только начинается.

Вместо жены и сына встретил незнакомый мужчина

Вернувшись домой и позвонив в двери собственной квартиры, Виктор Михайлович пришёл в шок: его встречали вовсе не любимые жена и сын, а какой-то незнакомый мужчина.

— Стою как болван, хлопаю глазами, а мне говорят: они здесь больше не проживают, квартира продана, — вспоминает он. — Я, мол, как это?! Неужели с людьми такое бывает? Да и на каких основаниях они могли оформить сделку, если жильё совместное, полученное мною ещё за время работы на заводе от предприятия?! Стал спрашивать, куда они переехали, но ответа не получил. Начал разыскивать, ездил по друзьям и знакомым, но найти родных так и не смог. Все мои документы, включая паспорт и идентификационный код, разумеется, остались дома, у супруги. Пытался устроиться на работу, но без них меня никто не брал. Даже от грузчика требовали бумаги в залог! Из родных в Мариуполе у меня родные брат и сестра. Поначалу какое-то время побыл у них, но потом ушёл — не хотел быть обузой. У каждого своя семья, дети, свои дела, нужды и заботы…

Некоторое время перебивался, но неожиданно в его жизни как будто появился свет в окне. Он познакомился с замечательной женщиной Валентиной Павловной. Она была яркой, образованной, с ней всегда было о чём поговорить. Конфетно-букетный период у них был недолгим: сразу после нескольких свиданий она предложила переехать к ней, и он согласился. Восемь лет они прожили душа в душу, серьёзно не ссорились. Он подрабатывал подсобным рабочим на стройке, на жизнь хватало. Но два года назад Валентины не стало. Буквально через несколько дней в квартиру пришли её дети и попросили с вещами на выход. Куда идти — понятия не имел, но знал одно: надо восстанавливать паспорт и искать официального трудоустройства. Тем паче, подходило время пенсии и надо было собирать документы для оформления.

Дальше события развивались как по чьему-то сценарию. Придя в паспортный стол, Виктор Михайлович не поверил собственным ушам: оказывается, по документам его нет в живых! Он мертвец, покойник, его похоронили при жизни!

— Знакомый милиционер пробил меня по базе, и оказалось, что мой труп был опознан как раз в то время, когда я был на заработках, — рассказал он. — Хозяин, у которого я работал на плантациях, никого и не думал информировать о том, где я нахожусь! На третий или четвёртый день супруга написала в милицию заявление о моём исчезновении. А когда нашли труп, похожий на меня по описанию, и жену пригласили на опознание, она… узнала в нём меня. Не знаю, как такое могло получиться и специально ли она это сделала — сейчас спросить не у кого, я до сих пор не могу её отыскать. Ясно одно: квартира была продана законно, вот только зачем и к чему такая спешка — вопрос.

А не так давно в жизни несчастного произошёл и вовсе из ряда вон выходящий случай. На него, несуществующего, милиция завела дело!

— Нелёгкая дёрнула меня полезть за металлоломом на свалку, — рассказывает Виктор. — Жить за что-то надо, на рынке платят совсем копейки. Надёргал в мусоре прутков, тазиков разных, и среди горы пакетов нашёл кастет. Ещё не хотел его брать: думаю, ну что там за вес выйдет? И всё-таки взял, чем добавил себе немало головной боли. Вышел со свалки, а тут — милиция. То да сё, разбирательство — в общем, завели на меня дело, и припаяли 120 часов общественных работ. Теперь встаю утром раненько, беру метлу в руки — и на проспект. Кругом зелено, птички поют, а люди на работу торопятся. Когда-то и я таким был…

Бездомный стал милее сына

После того инцидента Виктор Мусихин решил начать жизнь с чистого листа. И первым шагом на пути к благополучию стало обретение дома. Пусть и не своего, зато тёплого и постоянного. Не так давно он помог с ремонтом одинокой старушке Нине Алексеевне, а та, в свою очередь, из благодарности пустила его к себе пожить.

— Сегодня я себе не представляю, как обходилась без Вити, — рассказала женщина. — У него ж золотые руки! Может всё: от починки проводки до садоводчества. Конечно, живём мы скромно (этот дом на карте города числится под снос, да и нет в нём таких благ цивилизации, как, например, в квартирах или коттеджах), зато дружно! Виктор помогает мне по хозяйству: ремонтирует крышу или пашет в огороде, а я ему всегда сварю тарелку супа. Он стал мне милее сына, все соседи завидуют, постоянно бегают за помощью. Жаль, конечно, что жизнь у него так сложилась. Нет той, для которой ему хотелось бы жить…

Подали исковое заявление в суд

Председателя мариупольской коллегии адвокатов Геннадия Конышева настолько заинтересовала история Виктора Михайловича, что он согласился помочь ему «оживиться» бесплатно.

— Когда он ко мне обратился, я сначала не поверил собственным ушам, — говорит юрист. — Не то чтобы таких случаев не было в моей практике, просто они единичны, если не сказать уникальны. Мне стало любопытно, как правоохранительные органы могли привлечь к ответственности человека, личность которого не установлена. А тем более, если его нет в живых! Сейчас мы подали исковое заявление в Жовтневый районный суд Мариуполя об аннулировании актовой записи о смерти и отмене соответствующего свидетельства. Уже есть определённые результаты. Уверен: в ближайшее время мы «разрулим» это дело, и человек сможет спокойно выйти на пенсию.

Елена Харченко. Фото автора.
donbass.ua

Подпись к фото: Виктор Михайлович и Нина Алексеевна живут дружно: вместе работают дома и в огороде.

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...