Про смелого мальчика Вову

Про смелого мальчика Вову - фото

Жил на свете маленький мальчик Вова. Он был смелым мальчиком. Даже смелее своего папы.
Вова мог спокойно гулять по самому краешку крыши, мог есть любые грибы, заплывать за буйки и гладить цепных собак, мог показать милиционеру язык и ещё много других вещей, которых не мог сделать Вовин папа. Ведь Вовин папа знал, что, гуляя по краешку крыши, можно упасть и больно удариться, съев неизвестный науке гриб, отравиться, а заплыв за буйки, утонуть.
О том же, чтоб погладить цепную собаку и показать язык милиционеру, вообще не могло быть и речи!
Когда Вовин папа увидел, как его сын гуляет по карнизу, он закричал страшным голосом:
— Стой, где стоишь!
Папа быстро принёс лестницу и снял Вову с крыши, хотя до этого Вова всегда спускался сам.
— Ты же мог упасть! – сказал перепуганный Вовин папа своему сыну.
— Я не упаду! – заверил Вова папу, — честное слово!
Вова очень хотел убедить папу в своей храбрости и поэтому рассказал ему обо всех своих подвигах. Когда папа выпил всю баночку сердечных капель, он смог говорить. А когда смог говорить, очень долго объяснял сыну, почему всё то, что Вова делал – очень опасно как для Вовиного, так и для папиного здоровья.
Он рассказал сыну множество жутких историй про маленьких мальчиков и девочек, которые не слушали своих пап, и поэтому всё кончилось очень нехорошо. Маленький Вова слушал и мотал на ус. А когда на ус были намотаны все истории, известные папе, Вове разрешили погулять. Вовин папа почему-то был уверен, что теперь уж его сын никогда не станет делать всех тех опасных вещей, которые делал раньше.
Вова вышел на улицу и стал прогуливаться. Туда-сюда… Но ему быстро это надоело. И он снова залез на крышу. Ведь, гулять по крыше гораздо приятней, чем просто по земле! Ну, и конечно самое приятное место на крыше – это карниз. По нему можно гулять, удивляя девчонок, играющих внизу, своей потрясающей смелостью. А можно сесть и, свесив ноги, просто щёлкать семечки. Чудесное место…
Вова подошёл к самому краешку… и вдруг ему стало страшно. Он вспомнил все те мрачные истории, что рассказывал ему папа. У Вовы закружилась голова и задрожали коленки. Он встал на четвереньки и осторожно отполз подальше от края жуткой пропасти. А потом он вообще спустился вниз, на землю и решил, что больше на крышу не полезет никогда и ни за что! И пошло-поехало…
Когда маленький Вова, купаясь, заплыл далеко за буйки, он внезапно подумал о том, какая глубина сейчас под ним и что будет, если его схватит судорога… Вове даже показалось, что кто-то большой и зубастый дотронулся своим скользким носом до его пятки, как бы принюхиваясь к нему на предмет съедобности. Так быстро маленький Вова никогда не доплывал до берега! На глубину его теперь было не затащить!
Затем случилась ещё одна неприятность. Играя в соседском дворе со своим приятелем, Вова машинально потрепал за ухо цепную овчарку Бакса и только сейчас обратил внимание КАКИЕ у него клыки… Тут ему в третий раз за жизнь стало по настоящему страшно. Овчарка Бакс сразу учуяла Вовин страх, и ей это очень не понравилось. Вова две недели ходил с перебинтованным пальцем и больше собак не гладил.
Однажды вечером Вовин папа возвращался пешком с дня рождения своего школьного друга. Он съел там очень много всего вкусного. Но ещё больше вкусного он там выпил! Поэтому он шёл не всегда ровно, а, время от времени, чуть-чуть покачивался, как капитан во время шторма. Но вот, одна особенно сильная волна захлестнула палубу, и капитан растянулся во весь рост, потеряв фуражку… вернее фетровую шляпу. Встать ему помогли два матроса. Они сказали, что корабль тонет и нужно спасаться. И как папа ни упирался, крича, что капитан покидает тонущее судно последним, матросы усадили его в шлюпку и отчалили в направлении материка…
Как ни странно, один из “матросов” оказался тем самым милиционером, которому маленький Вова так любил демонстрировать свой розовый язык. Причём, несколько раз Вова совершил это “оскорбление при исполнении”, гуляя за руку со своим папой. Кстати, второй “матрос” тоже работал милиционером, а “шлюпка” была с колёсами и мигалкой. На “материке” папу ждал холодный вытрезвитель, вернувшись из которого, он убедительно попросил Вову больше не показывать милиционерам язык, а максимум – держать в кармане кукиш.
Что же касается грибов, то у Вовы вдруг появилась на них жуткая аллергия и есть он их перестал.
Так, шаг за шагом, маленький отважный мальчик Вова превратился во взрослого дядю Владимира Евгеньевича, который не гулял по крышам, не заплывал за буйки, не гладил цепных собак и совсем не ел грибов. И только одна привычка осталась у него, как память о детстве: встретив на улице милиционера, он суёт руку в карман и сжимает её в кукиш.

Алексей Толокольников

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...