Улицы Мариуполя: дом, которого нет

0 22
Улицы Мариуполя: дом, которого нет - фото

Сегодня мы расскажем о доме, которого нет. Вернее, дом с таким номером существует и сегодня. Но современный дом построен уже после войны. А мы расскажем о том, первом доме с номером 42 по пр. Ленина.

30-е годы ХХ столетия. Мариуполь – гигантская строительная площадка.
Как богатыри, что вышли из пучины моря, плечом к плечу замерли в шеренги доменные печи «Азовстали». Пущена первая очередь коксохимического завода. Шла реконструкция порта – морских ворот Донбасса. Завод металлических конструкций выдал первую продукцию. За ним последовал трубопрокатный завод. Пущен первый трамвай по маршруту «Гавань Шмидта – улица Франко»…

В этой битве за металл у руководителей города находилось время и для того, чтобы проявить заботу о детях.
1936-1937 годы – особые годы в истории школьного, дошкольного и внешкольного строительства в Мариуполе. За два года было сделано больше, нежели за предыдущие пятьдесят лет.
В эти годы были построены и оборудованы шесть типовых детских садов, десять современных школьных зданий. Все было сделано добротно и своевременно. Здания этих учебных заведений пережили лихолетье минувшей войны, их жгли и взрывали, а они выстояли и остались действующими до наших дней. Это школы №7, 32, 36, 37, 39, 40, 41, 43, 44, 45. Проходя мимо них сегодня, не забудем вспомнить добрым словом тех, кто был причастен к их сооружению. И первым в этой связи нужно назвать имя Александра Григорьевича Дисконтова – секретаря горкома партии, вскоре ставшего жертвой массовых репрессий.
Взрослые понимали: городской детворе нужно было современное внешкольное учреждение.
В 1934 году, накануне выборов в местные советы, трудящиеся города на своих собраниях составили наказ будущим депутатам. В разделе: «Народное образование» было записано: «Обеспечить сооружение пионерского клуба» («Приазовский рабочий», 23 ноября 1934 года).
Выполняя этот пункт наказа, благодаря инициативе А. Дисконтова, вскоре нашли оперативное решение.
Уже два года на проспекте Республики, 8 стоял недостроенный клуб работников НКВД. Он должен был составлять единый комплекс со зданием горотдела НКВД (проспект Республики, 42).
Вот это помещение и решили передать под городской Дворец пионеров и октябрят. Столица, в частности Станислав Викситьевич Косиор, тогдашний первый секретарь ЦК КП(б)У, дала добро.

Улицы Мариуполя: дом, которого нет

Но для того, чтобы завершить строительство, нужно было, как минимум, сто тысяч рублей. И еще триста тысяч рублей на оборудование Дворца. Сумма для тех времен огромная.
Сообща собрали деньги: сто тысяч выделили из местного бюджета, по сто тысяч дали металлургические заводы им. Ильича и «Азовсталь», еще сто тысяч поступило от мариупольского порта и других предприятий города.
Весной 1937 года здание, которое отличалось своей оригинальностью, было сдано «под ключ». Говорят, что архитектурный проект Дворца и сегодня хранится в международном архитектурном центре в Париже. К сожалению, имя автора этого проекта установить не удалось.
12 марта 1937 года городской Дворец пионеров и октябрят был торжественно открыт. Чем же отличалось здание Дворца – одна из самых оригинальных городских новостроек 30-х годов? Обратимся к воспоминаниям участников событий тех дней.

Рассказывает Лариса Алексеевна Подольская – вся ее творческая жизнь с марта 1937 года и до выхода на пенсию была связана с городским Дворцом.
«…Порог Дворца переступили его хозяева – пионеры и октябрята школ города. Каким же все они увидели свой дом радости?
Расписанные художником Александром Коморным красивые комнаты сказок для младших школьников, комната кружка юных моряков с сотней разноцветных флажков и моделей кораблей, уютная комната отдыха, огромный зал с зеркалами и стойками для занятий моего хореографического кружка, комната юннатов с зимним садом, зал для зрителей на 500 мест и много других комнат, кабинетов и мастерских. Все в этих комнатах блестит, переливается всеми цветами радуги…»

Улицы Мариуполя: дом, которого нет

Дворец стал творческой «колыбелью» для многих детей, которые со временем прославились своими способностями. Один из них – писатель Георгий Иванович Свиридов. До войны семья Свиридовых жила в Мариуполе. Вот фрагмент из биографических воспоминаний Георгия Ивановича.
«В детстве я увлекался живописью и литературой. Хорошо помню Дворец пионеров возле центрального сквера, день его открытия. Это было оригинальное здание, которое имело форму корабля с окнами – иллюминаторами…»
Воспитанник Дворца пионеров и октябрят, а сегодня известный краевед Аркадий Дмитриевич Проценко вспоминает: «Мне не исполнилось еще и восьми лет, когда зимой 1937 года родители привели меня во Дворец. Даже внешне это было впечатляющее сооружение – океанский корабль с круглыми окнами – иллюминаторами. Меня записали в юннатский кружок. Его владения – зимний сад. Представляете: на улице метель, а здесь — цветы, зелень! В комнате кружка стояли чучела медведя, лисы, тигра, орла, кукушки. В огромном аквариуме всеми цветами радуги сверкают рыбы. Мне казалось, что я попал в сказочный мир. Мне вручили красную книжечку — пропуск. В моей жизни это был первый настоящий документ. Каждое посещение Дворца было для меня праздником. Это чувство сохранилось у меня и сегодня…».
Один из первых кружковцев Семен Яковлевич Воин, известный в Мариуполе педагог и музыкант, рассказывает: «В довоенные годы я посещал занятия нескольких кружков: духовых инструментов, морского дела, драматический. Хорошо помню день открытия городского Дворца. Первым директором его была Анна Иосифовна Гранюк. Это был талантливый педагог – организатор. На ее плечи легло тяжелое дело – завершить стройку, оборудовать Дворец. Анна Иосифовна помнила имена всех своих воспитанников, для каждого при встрече она умела найти теплое слово. Все, кто имел возможность общаться с ней, на всю жизнь сохранили хорошие воспоминания об этой чудесной женщине».
Но и на этот мир детского искусства пала тень 1937 года. Однажды, когда один из талантливых кружковцев Валентин Константинов пришел на занятия художественной студии, которой руководил Г.К. Бендрик, на пороге Дворца у него отобрали пропуск и велели идти вон! Накануне его отца – строителя «Азовстали» арестовали. Сыну «врага народа» во Дворце места не оказалось… Ныне Валентин Константинович — известный в городе художник и скульптор.
Так начиналась история этого здания — одного из самых красивых в довоенном Мариуполе. Но судьбой ему было отпущено только семь лет.
10 сентябрь 1943 года, когда войска южного фронта принесли освобождение многострадальному Мариуполю, на месте Дворца детской радости лежала гора обгорелых руин.
Через несколько лет на месте Дворца соорудили жилой дом. единственное, что объединяет их, — общий номер: проспект Республики (ныне проспект Ленина), 42.

Павел МАЗУР.
Добавить запись в закладки:

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...