О Сталине и закате империи

О Сталине и закате империи - фото

Каждый правитель — плоть от плоти своего народа. Путин — воплощение мелочного, никчемного безвременья, в котором все — путины, мечтающие встроиться в коррупционную вертикаль. Ельцин олицетворял страну рвачей: одни приватизировали заводы, другие стояли в очередях МММ, но все разменивали сверхдержаву пятаками. И научные сотрудники, в 80-х сдававшие в аренду общественные туалеты, немногим лучше Горбачева, рекламирующего пиццу.
Вот и Сталин — только верхушка советского айсберга, великого и трагичного. А мы смотрим на него с высот своего колбасного времени, выступая и прокурором, и судьей.
Как нам, проводящим вечера в социальных сетях и занимающихся шопингом вместо спорта, понять людей, переживших революции и войны, голод и тяготы? Они строили свой, новый мир, а мы живем в чужом виртуальном. У них был иной болевой порог, иная эмоциональная чувствительность, и они иначе смотрели на жизнь. А мы даже их смерть готовы превратить в шоу.
Осуждение сталинских репрессий — это психологическая спекуляция на мертвецах. Так легко расписывать «ужасы сталинизма», потягивая пиво перед телевизором — это не требует никаких усилий и жертв. За окном умирают бездомные, в подвалах ночуют беспризорники, малолетки продают себя за наркоту, а в подпольных клиниках людей разбирают на органы, как машины на запчасти. Их пепел не стучит в ваши сердца? Каждый день приезжают в Москву провинциальные батраки, которых калечит столичная человекорубка, тысячи девушек, соблазненных гламурным раем, нарисованным в глянцевых журналах, покоряют бордели и притоны. Благословенная свобода выбора для них свелась к выбору между папертью и панелью.
Меня спрашивают, не хочу ли я в ГУЛАГ. А вы не хотите в хоспис для бездомных? Не хотите умереть на улице на глазах соотечественников, спешащих мимо, чтобы в теплых, уютных телестудиях с пеной у рта распинаться о сосланных и расстрелянных? Вы и нищим подаете, чтобы избавиться от звенящей в кармане мелочи, и к благотворительности относитесь как к лишней рекламе, а верхом гуманизма считаете «перепост» картинки с бездомной собакой. А от грязных, вонючих бомжей отворачиваетесь, зажимая нос: «Это их выбор!».
Император Цинь Шихуан уничтожил все книги, чтобы летопись Китая начиналась с его правления. Наши правители пошли дальше: они переписали историю, втиснув достижения сверхдержавы в «Черную книгу коммунизма». Кто владеет прошлым — тот владеет настоящим, кто владеет настоящим — владеет и будущим. Именно с этой точки зрения интересны развернувшиеся битвы за историю. Культ Сталина сегодня — это бунт против лицемерной, лживой эпохи, против демократии для демократов, свободы слова — для избранных и очернения прошлого страны теми, кто не думает о ее будущем.
Собчак назвала мое выступление о Сталине позором. А легко ли быть Собчак? Или младолибералы за жуликов и воров 90-х не в ответе? Они превратили в ГУЛАГ всю Россию, сослав жителей сверхдержавы в страну Третьего мира. Под лозунгом «Отнять и поделить!» отняли все у народа и поделили между собой. Разрушив коммунистическую империю, собчаки построили коммунизм в отдельно взятой группировке, в которой каждому — по потребностям. Если бы Сталина не было, его бы стоило выдумать — иначе как оправдаться за награбленное? Остается запугивать: «призрак бродит по России, призрак сталинизма».
Стоит заикнуться о Сталине, как разговор переводится в эмоциональную плоскость, а вместо успехов промышленности и науки обсуждаются бессмысленные жертвы сталинизма. Так может, бессмысленными они стали в 91-м, когда развалилась страна, ради которой эти люди жили и умирали? И почему либералы так боятся обсуждать достижения сталинской эпохи? Потому что крыть нечем? Нам говорят об империи, построенной на крови. Но разве что-то строилось иначе? Британская империя? Французская республика? Соединенные Штаты? Нам внушают, что революция была апокалипсисом, советская эпоха — темным временем, а правители — бездарными тиранами. Как же мы достигли мирового лидерства? И почему теперь, когда «проклятая» тоталитарная эпоха позади, летим в пропасть? Сталин получил Россию лапотную, а оставил ядерную. А нынешние правители получили ядерную сверхдержаву, а оставят лапотную, феодальную деревню. Если, конечно, Россия переживет их правление.
Это «кровавый тиран» не менял генералов на солдат, а наша «элита» считает, что слезы миллионов не стоят счастья их детей. Кровь для них не водица: дети политиков становятся политиками, дети банкиров — банкирами, дети актеров — актерами. А дети простолюдинов остаются простолюдинами. В России насаждается идеология неравенства, настоящий социальный расизм, и даже церковь внушает, что перед Богом все равны, но некоторые равнее. Глянцевый конвейер плодит «звездных» кумиров, а обыватели молятся на рублевские иконы стиля. Культ личности сменился культом сомнительных личностей? «Вождизм» выродился в «звездизм»? В сталинские годы за убеждения сажали. Зато в 90-е за убеждения спивались и вешались. А теперь и убеждений нет — одни телеэмоции. Советские люди верили, что живут в клетке, а оказалось — в заповеднике. Но сейчас-то есть с чем сравнивать! «Железный занавес» опустился между людьми: это раньше мы были дружной «тюрьмой народов», сегодня у каждого — «одиночка».
Диктатуру пролетариата сменила власть криминалитета, превратившего казну в общак, губернаторов — в «положенцев», мэров — в «смотрящих». Правосудие работает по воровским законам, а наказание без преступления стало преступлением без наказания.
Наши спутники падают, как звезды, промышленность лежит на боку, а многие дороги помнят еще Иосифа Виссарионовича. Зато цены на нефть взлетели, и жить стало лучше, жить стало веселее. В России никто не работает, ничего не производится, наука почила в бозе. Да все и рады! Мы хотим видеть великую Россию, но не способны идти ни на какие жертвы. Эту шизофрению вполне удовлетворяет телевизор: днем мы покупаем импортные продукты, выменивая их на ресурсы, а вечером переселяемся в сказочно сильную державу. Жизнь в период упадка зачастую слаще, чем в период расцвета. И на закате Римской империи, при последних императорах, жили лучше, чем в Республике эпохи Пунических войн. И чехи с австрийцами живут не хуже, чем их предки в Австро-Венгрии. Но они и не кричат о Великой Чехии или Великой Австрии. Скоро это пройдет и у нас, через поколение-другое, когда Россия будет состоять из Сибири, Дальневосточно-Китайской республики и Московского государства.
Почему, когда мы говорим о новом Сталине, воображение рисует обывателям только застенки Лубянки, колючую проволоку и безымянные могилы, а не научные институты, школы, заводы? Он был талантливым стратегом, действовавшим в заданных условиях, и уж кому, как ни ему, было знать, что неправильное в одной исторической обстановке может быть правильным в другой. Но СМИ запрограммировали на «образ-реакцию»: Ельцин — колбаса, Путин — нефть, Сталин — расстрелы. В советскую эпоху происходила русская экспансия, сегодня русский мир сжимается, как шагреневая кожа. А на «Титанике» русской цивилизации декорируют каюты вместо того, чтобы заделывать пробоины, как это делал Сталин. Кто мог, уже забронировал место в спасательных шлюпках, которые доставят к иностранным берегам, а на палубе мечутся те, кому некуда деться, выливая друг на друга бессилие, отчаянье и страх. Или, впав в тупое равнодушие, пьют перед зомбирующим экраном. Неужели это конец нашей истории? Бесславный закат империи? Общество — это воздух, а люди — молекулы, мечущиеся в беспорядочном движении. Их можно подогреть, и тогда они будут двигаться быстрее, можно подморозить. Но, чтобы они летели в одном направлении, нужен ветер. Вытащить страну из пропасти, в которую ее загнали транзитные собственники, способен только жесткий, талантливый стратег, новый Сталин. И других правителей у меня для вас нет.

Елизавета АЛЕКСАНДРОВА-ЗОРИНА
svpressa.ru

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...