Митинг протеста у разбитого корыта

0 1
Митинг протеста у разбитого корыта - фото

В волновахском селе Зачатьевка на глазах у возмущённого населения порезали на металлолом зерносушильный комплекс.

«Эвакуация» скота завершилась. Начали вывозить имущество

Текст коллективной жалобы за подписью семнадцати жителей волновахского села Зачатьевка полностью приводить нет надобности. Оно почти в точности повторяет аналогичное заявление, которое редакция «Донбасса» получила осенью прошлого года. А если вкратце, то речь шла о безработице, закрытом детском садике и о свиньях, которые «поросились при погрузке на мясокомбинат». К сожалению, письмо №1 несколько запоздало, поэтому я приехал лишь ко второму этапу — поголовной эвакуации из Зачатьевки крупного рогатого скота. И даже успел зафиксировать на цифровую фотокамеру, как скотники вызволяли попавшую в западню между эстакадой и кузовом грузовика корову.

Митинг протеста у разбитого корыта

Вывозят последнее зерно.

Сцена выглядела весьма драматично. Ревело оказавшееся в западне животное. Навзрыд рыдали доярки. Скрывая подступавшие к горлу слёзы, невесть кого материли грузчики. «Ну вот, — молвил один из них, — вывезли последних коров — и можно отправляться на биржу труда». Увы, мужчина поторопился. Очевидно, он забыл о зерносушильном комплексе, механических мастерских и прочих объектах бывшего колхоза имени Фрунзе, откуда при желании можно извлечь десятки тонн металлолома. Кроме этого, в амбарах оставалась пшеница нового урожая, с которой, собственно говоря, и начали речь авторы письма №2: «На земельные паи преемник объединения «Ильич-Агро» ММК имени Ильича, в состав которого мы прежде входили — HarvEastHolding — выдал по 500 килограммов зерна. То есть значительно меньше, чем получили другие волновахцы. Обещали со временем добавить. Но после того, как зерно в спешном порядке начали вывозить, поняли, что теперь на добавку рассчитывать не следует… А заодно режут и отправляют на металлолом зерносушильный комплекс».

Остался Мурчик без работы

Митинг протеста у разбитого корыта

В Зачатьевке теперь неуютно и братьям меньшим.

На этот раз я приехал в самый разгар действа. У ворот тока стояло несколько грузовиков, водители которых ожидали кладовщицу зернохранилища. В дальнем углу отгороженной территории шипел резак ацетиленовой горелки, и небритый гражданин явно не славянской внешности подавал сигналы крановщику: «Майна! Ещё майна!»

Небритый гражданин, по его словам, оказался рядовым исполнителем:

— Мы грузчики, — уточнил он. — Нам приказали, мы выполняем. А начальства здесь нет.

На первый взгляд, работы по демонтажу оборудования бывшего колхозного тока велись вполне законно. Однако, завидев фотоаппарат, «рядовые исполнители» почему-то ускорили процесс погрузки. И не успел я дойти до сторожки, как длинномер, автокран, а следом транспорт с кислородными баллонами в спешном порядке покинули территорию объекта сельскохозяйственного назначения. Хорошо, что никуда не торопились водители и охранники, которые коротали время в сторожке.

— Вы что, — полюбопытствовал один из новых знакомых, — скипидарчику им пониже спины плеснули? Помчались как угорелые…

Здесь же, в сторожке, находилась ещё одна живая душа — кот Мурчик, добросовестно охранявший зернохранилище от мышей.

— Мурчик тоже скоро останется без работы, — добавил мужчина. — Как только последнее зерно отгрузим, мыши тут же разбегутся… Где бедолаге искать пропитание?..

Прошлогоднюю публикацию: «Началось освобождение села. От свиней, коров и будущего» — хозяева сторожки читали, однако прокомментировали её неохотно:

— Что теперь слёзы лить у разбитого вдребезги корыта? — отозвался другой собеседник, судя по всему, водитель грузовика. — Как говорится, поздно пить боржоми… Кончилась относительно нормальная жизнь…

Мозоли — в отставку!

Митинг протеста у разбитого корыта

Чудом сохранившаяся вывеска времён относительного благополучия под крылом меткомбината имени Ильича теперь кажется чужеродной.

Аналогичные возмущения можно было услышать в тот день и у крыльца сельсовета, где собрались встревоженные происходящим люди. Молодые, чуть постарше, все они пребывали в одном ранге — безработных. То и дело раздавались реплики: «Бросили нас на вымирание… Лучше бы гербицидом, как ненужную траву, вывели… Сколько можно над крестьянами проводить бесчеловечные эксперименты?..»

— Одна возможность выжить, — говорит инженер, а ныне тоже безработный Сергей Гнибеда, — заняться подсобным хозяйством. Но молоко скупают по полторы-три гривни за литр, свинина живым весом идёт по двенадцать. А чтобы вырастить кабанчика, надо не меньше тонны фуража. Искать работу на стороне бесполезно, в округе нет ни одного серьёзного промышленного предприятия.

— Мы могли бы ещё приносить пользу и себе зарабатывать на пропитание, — вторит безработному инженеру зав. током в отставке Галина Качар. — Но нас напрочь лишили такой возможности…

— Терять нам нечего, — послышался из толпы гневный голос. — Возьмём вилы и пойдём искать управу на тех, кто украл наше будущее!»

Что и говорить, реплика серьёзная. Одна из тех, которыми испокон веков разжигали пламя бунтов. Кровопролитных и поэтому бессмысленных. Но ведь всего этого можно было избежать, если бы владельцы паёв и арендаторы свои отношения строили на основе партнёрства и взаимной выгоды. Да и юридическая подкованность сельчанам бы не помешала. Как признался корреспонденту «Донбасса» зачатьевский сельский голова Василий Конюшок, его земляки в своё время продали имущественные паи за… десять процентов их рыночной стоимости.

— Люди возмущаются, что нынешние арендаторы вывезли скот, а теперь режут оборудование, — добавил он. — Но ведь всё это добро принадлежит не им… Более того, землякам неоднократно подсказывали — подумайте, прежде чем подписывать договор, один из пунктов которого гласит, что в случае смерти арендодателя его наследники не имеют права расторгать соглашение. Так нет же, не послушали…

Что ж, выходит, с митингом протеста сельчане несколько припозднились. Да и винить, как выяснилось, теперь им приходится исключительно самих себя. Собственноручно подписали кабальные договоры, сами согласились по бросовой цене уступить имущественные паи. Однако, согласитесь, заниматься лишь констатацией фактов, не пытаясь при этом помочь людям найти выход из патовой ситуации, — значит досрочно списать со счетов мозоли не утративших силу хлеборобских рук. А они ой как ещё могут пригодиться в родимом Отечестве.

Юрий Хоба. Фото автора.
donbass.ua

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...