Знаменитости вспоминают…

Знаменитости вспоминают… - фото

Николай Дроздов, телеведущий

— В 1972-м под Новый год мы с другом моим, румыном Василием, отправились в пустыню Симпсона. Это в Австралии. В ночь на первое января разожгли костер посреди пустыни. Это был самый мудрый Новый год в моей жизни. Василий мне свою диссертацию по физике рассказывал, а я ему — свою, по географии. У него родной язык — румынский, у меня — русский, так что говорили по-английски. Верблюд стоял рядышком, на привязи, под австралийской дикой акацией. Мы нарвали ему веток, чтоб было чем отметить. Акация у нас была вместо елки, а верблюд — вместо деда-мороза. Когда мы наконец-то дошли до первого населенного пункта, деревни Андато, я сразу отправился в лавку и купил у австралийских аборигенов игрушечного верблюда. Каждый год ставлю его под елку — вспоминаю ту ночь в пустыне Симпсона.

Александр Митта, режиссер

— Я рос в детском доме в Саратовской области. Там праздновали очень весело, хоть и бедно. Игрушки делали сами: из ваты, крахмала и обрезков ткани. Помню один Новый год: мы все стоим во дворе, вокруг елки. Поем. На обед тогда нам дали грачиного мяса. С утра дворник, завхоз и воспитатель пошли в лес, настреляли кучу грачей из самых настоящих берданок. Мы в восторге были совершенном: какая у нас тогда еда была? Три картошки с солью. А тут — мясо! Помню, для детских зубов оно было, конечно, жестковато: но оно и хорошо, дольше жевать можно. Самое и есть счастье — этот грачиный Новый год.

Кирилл Разлогов, кинокритик

— В дошкольный период мы с сестрой Леной оказались на довольно официальной елке. Я припоминаю, что праздник тот был в болгарском посольстве: мой отец, болгарин Эмиль Николаевич Разлогов, трудился в их торгпредстве. Наверное, оттуда нам приглашения и перепали. Дед Мороз, единственный русский среди болгар, доставал из мешка разномастные подарки, в том числе и елочные игрушки. Каждое «дарение» он предварял словами, что, мол, подарит игрушку только тем детям, которые хорошо себя вели и слушались старших. Мы встали в очередь. Когда подошел мой черед, я приподнялся на цыпочки и тихим шепотом сказал Деду Морозу на ушко, что мы с Леночкой не всегда хорошо себя вели, а уж взрослых слушались и того реже, а поэтому претендовать на подарок не имеем абсолютно никакого права. Он помялся-помялся, но все-таки вручил мне елочную игрушку. Потом Дед Мороз рассказал эту трогательную историю всему посольству и торгпредству, и все долго смеялись.

Юрий Энтин, поэт

— На дворе 1969-й год. Для меня этот год был важным: свет увидел мультфильм «Бременские музыканты». К концу года я женился на Принцессе из мультфильма: это шутка с долей истины. Персонаж принцессы художники тщательно срисовали с моей невесты, Марины Воронцовой. На гонорар, полученный за мультфильм, мы с Мариной купили квартиру на краю земли — в Нагатино. Переехали ровно тридцать первого декабря. У нас не было ни стульев, ни стола, ни шампанского. Решив хоть как-то развлечься, всю новогоднюю ночь мы ходили по гостям: пару часов провели у Геннадия Гладкова, еще сколько-то — у Василия Ливанова. Через пару дней Марина попросила меня вынести ведро на помойку. И вот там, рядом с баками, валялась кем-то выброшенная елка, на которой блестела пара игрушек. Я наклонился поближе, и обалдел: там был четырехсторонний граненый фонарик с изображением моих Пса, Кота, Осла и Петуха.
«Марина, смотри!!!!» — крикнул я с порога и торжественно протянул ей артефакт с помойки. Затем мы пошли в магазин, купили искусственную маленькую елочку, украсили ее одной-единственной игрушкой и позвали моих лучших друзей и соавторов — Гладкова и Ливанова. На старый Новый год. Что удивительно — я после праздников бегал по всем лавкам, но нигде, поверите, нигде я больше не встречал такой елочной игрушки. А мы ее вешаем на елку без малого уже сорок лет.

Наум Клейман, директор Музея кино

— Свои довоенные игрушки я практически не помню: они исчезли во времена эвакуации на Урал. Я хорошо помню, как мы празднуем переход из холодного 44-го в победный 45-й. Мальчишки тогда рисовали танки, вырезали их аккуратно по контуру и наклеивали на картон. Девочки изображали Снегурочек, почему-то в пилотках. Звезду на верхушку делали из малиновой фольги, в которую американцы заворачивали конфеты в лендлизовских посылках. В 1968-м году у меня родилась дочка Вера, позже я и ее научил вырезать картинки. А моя жена Алевтина воспроизвела в игрушках свое военное детство — они делали избушки из ручки веника. Мы повторили избушку — для Веры. Вот эту избушку мы и сохранили. Вера выросла, а избушку мы обязательно ставим каждый Новый год под ёлочку.

По материалам esquire.ru

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...