Таяние льдов: перспективы печальны

Таяние льдов: перспективы печальны - фото

Вместе с арктическими льдами может растаять и самодовольство богатых стран

Сравнивать нам не с чем. Это — не война, не чума и не обвал фондовых бирж. Мы слишком плохо подготовлены – исторически и психологически – чтобы это понять, именно поэтому огромное количество людей отказываются принять то, что сейчас происходит.

То, что мы переживаем здесь и сейчас, представляет собой изменения атмосферной физики нашей планеты. Скорость таяния арктических льдов уже побила рекорд 2007 года. В настоящее время суточный уровень таяния льда превышает показатели 2007 года на 50%. Однако суточное ощущение утраты – утраты мира, который мы любим и знаем – рассчитать с такой же легкостью не удастся.

Температура в Арктике повышается примерно в два раза быстрее, чем средняя температура в северном полушарии. Это отчасти объясняется тем, что климатические нарушения там цикличны. К примеру, таяние льдов приводит к обнажению темных вод моря под ними, и тепло, которое прежде отражалось ото льда и уходило обратно в космос, теперь поглощается.

Великое таяние — льдов и уверенности – происходит настолько быстрее, чем предполагали большинство климатологов, что один из них недавно сказал: «Создается впечатление, что все, что я знал прежде, сейчас утратило всякий смысл». В своем последнем докладе, опубликованном в 2007 году, Межправительственная комиссия по вопросам климатических изменений отметила, что, «по некоторым оценкам, лед арктических морей будет полностью сходить в конце лета уже во второй половине 21 века». Тогда это прозвучало как самые смелые прогнозы за всю историю существования комиссии. Теперь же некоторые ученые предсказывают, что полностью льды арктических морей будут сходить в конце лета уже в этом или в следующем десятилетии.

Как я неоднократно предупреждал – к сожалению, безрезультатно – оценки Межправительственной комиссии зачастую слишком консервативны. И это — неудивительно, если задуматься над тем, сколько людей должно их одобрить, прежде чем они будут опубликованы. За всю историю ее существования было всего несколько случаев, когда комиссия преувеличила степень выраженности возможных последствий – в качество примера можно привести ее оценку скорости таяния ледников в Гималаях. Однако, очевидно, что количество таких случаев окажется ничтожным по сравнению со случаями, когда комиссия недооценила ситуацию.

Таяние льдов доказало несостоятельность еще одного убеждения, заключающегося в том, что среднеширотные части планеты – где расположены территории самых богатых государства мира – пострадают позже и меньше остальных, тогда как беднейшие страны первыми ощутят на себе мощный удар стихии. Новые данные относительно того, каким образом исчезновение арктических льдов может повлиять на северную часть Европы и Северную Америку, говорят о том, что это убеждение совершенно несостоятельно. Доклад, опубликованный в 2012 году в Geophysical Research Letters, содержит данные, свидетельствующие о том, что за экстремальными погодными условиями, от которых сейчас страдают жители некогда среднеширотных государств, стоит потепление Арктики.

Арктическое струйное течение — это воздушный поток шириной в несколько сотен километров, который движется в восточном направлении вокруг полушария. Это течение служит барьером между холодным и влажным климатом на севере и более теплым и сухим климатом на юге. Многие изменения в нашей погоде вызваны перемещающимися в струйном течении воздушными волнами – волнами Россби.

Как сказано в докладе, арктическое потепление одновременно замедляет скорость волн Россби и делает их шире и круче. Вместо того чтобы быстро меняться, погода начинает подолгу задерживаться на одной и той же территории. Регионы к югу от замедлившихся воздушных волн неделями и месяцами страдают от отсутствия осадков; в регионах к северу от них (или под ними) неделями и месяцами осадки не прекращаются. Вместо мягкой смены солнечной и дождливой погоды, мы получаем засухи и наводнения. В зимнее время замедление движения воздушных волн и увеличение их амплитуды может привести к установлению арктических холодов на территориях, находящихся далеко к югу от их обычной широты. Этот механизм объясняет сдвиг в сторону возникновения устойчивых экстремальных погодных условий по всему северному полушарию.

Я не имею ни малейшего понятия о том, что может произойти в Европе и Северной Америке предстоящей зимой и будущим летом, учитывая рекордную скорость таяния арктических льдов, но я сомневаюсь, что нас ждет нечто приятное. Заметьте, сейчас скорость таяния льдов превысила свою многолетнюю среднюю величину на 30%. Когда эта цифра вырастет до 50%, 70% или 90%, последствия могут оказаться гораздо более печальными.

Правительства наших стран ничего не предпринимают. Перестав притворяться, что их заботят последствия экологического кризиса еще во время Саммита Земли в июне, теперь они просто наблюдают за тем, как тают льды, на которых мы стоим. Ничего. Даже хуже, чем ничего. Единственным недвусмысленным их ответом на таяние льдов стало увеличение скорости добычи нефти и вылова рыбы в морях, освобождающихся ото льда.

Компании, чья деятельность привела к этой катастрофе, изо всех сил жаждут нажиться на ней. В воскресенье компания Shell подала заявку на продление периода геологоразведочного бурения в Чукотском море, у северо-восточного берега Аляски. Это позволит им продолжить свои работы в тот момент, когда льды вновь покроют поверхность моря и любые утечки, которые могут произойти в ходе работ, окажутся запертыми во льдах. Российская нефтяная компания «Газпром» использует таяние льдов, чтобы добывать нефть в Печорском море, к северо-востоку от Мурманска. Превратив свои арктические территории в республике Коми в северную дельту Нигера (последствия нефтяных разливов в тундре никак не устраняются), Россия стремится расширить границы нефтедобывающей промышленности за счет одной из самых хрупких экосистем на планете, где лед, штормы и тьма делают очистку практически невозможной.

Пока я пишу эти строки, активисты Greenpeace, которых я считаю героями, остаются прикованными к грузовому судну «Газпрома», что мешает началу работы буровой платформы. Эти люди продолжают бороться там, где потерпели поражение все правительства мира. Дэвид Кэмерон, который до сих пор считается главой самого зеленого правительства, когда-либо существовавшего на планете, больше не обнимается с эскимосами. В июне он заключил соглашение с премьер-министром Норвегии, которое «гарантирует устойчивое развитие энергетики в арктическом регионе». Устойчивое развитие, разумеется, означает добычу нефти.

Разве мы хотим, чтобы наши дети видели, как мы сначала разрушаем благодатный климат, который сделал возможным существование нашего чудесного мира, а потом используем любую возможность для того, чтобы увеличить масштаб урона? Вне всяких сомнений, каждый из нас может утверждать, что он действовал, руководствуясь иными целями, или просто бездействовал в этих вопросах, поскольку нужно было решать другие насущные проблемы. Однако, если мы, наконец, не предпримем каких-либо шагов, результаты нашего бездействия не заставят себя ждать.

Глупость, жадность, равнодушие? Подобно сравнениям, эти слова превращаются в пар. Лед, эта твердая платформа, на которой, как мы обнаружили, держится так много, теперь превращается в пар. С нашими претензиями на мир, процветание и прогресс, вероятнее всего, произойдет то же самое.

«Вот так, подобно призракам без плоти,

Когда-нибудь растают, словно дым,

И тучами увенчанные горы,

И горделивые дворцы и храмы,

И даже весь — о да, весь шар земной».

Джордж Монбио (George Monbiot)

(«The Guardian», Великобритания)

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...