История выходных на Руси

История выходных на Руси - фото

Краткий курс отечественного безделья

Дни, когда человеку давали возможность, а иногда просто приказывали ничего не делать, всегда были любимыми в нашем народе. Ведь именно их мы специально выделяем в календаре красным цветом, с нетерпением ожидаем их наступления, бес толку прожигаем – и с унынием провожаем, обессилено приступая к рабочим будням…

Вряд ли среди нас еще остались люди, которые помнят о том, что восемьдесят лет назад наш календарь был не черно-красный, а переливался всеми цветами радуги. Действительно, с октября 1929-го по декабрь 1931-го года в нашей стране работала довольно остроумная и универсальная система пятидневной рабочей недели с «плавающими» выходными. Но, прежде чем мы разберемся с подробностями календаря времен юности наших дедушек и бабушек, давайте еще больше углубимся назад во времени. Поскольку это была далеко не первая и, уж понятно, не последняя реформа подобного рода.

Разбитие года на двенадцать месяцев практиковалось уже у древних славян, чьи племена называли эти месяцы каждый на свой лад. А вот семидневная неделя пришла к нам вместе с принятием христианства и юлианского календаря. Впрочем, великий Цезарь не имел никакого отношения к традиции бить баклуши на седьмой день недели: этот обычай римляне переняли у жителей Ближнего Востока, которые почитали седьмой день как «шаббат». Сами же латиняне издревле называли его «dies Saturni», то есть «день Сатурна». Вот так появилась наша суббота – или, по-английски, «Saturday».

Вот только выходным днем недели она была недолго. В 320 году император Константин, принявший христианство, отреформировал календарь, назначив седьмым и выходным днем воскресение в память о главном чуде Иисуса Христа. Его англоязычное название «Sunday» красноречиво говорит, что у римлян этот день посвящался Солнцу – его восходу из подземного царства Сатурна. Поэтому, по римской традиции, долгое время в Европе воскресенье было первым днем недели, и оно осталось таковым в двух странах, где иудаизм оказал сильнейшее влияние на формирование календаря: сначала в США, а затем в Израиле. Ведь в этом случае суббота (шаббат) аккуратно оставался седьмым днем, в который следовало отдыхать и думать о вечном — согласно скрижалям Мошиаха. Однако во многих православных и католических странах составители календаря явно решили проявить антисемитизм, принципиально начиная неделю с понедельника и оставив седьмым и выходным днём воскресение. Категорически рекомендовав мирянам в это день не просто отдыхать от трудов праведных, а посещать воскресные церковные службы.

Нужно заметить, что именно благодаря настойчивости церкви, выходной день был сохранен как само понятие. Дело в том, что феодалам было вовсе неинтересно, чтобы их холопы бездельничали каждый седьмой день – и они норовили принудить их к постоянным «воскресникам», особенно в сезон полевых работ. В ответ мужики жаловались батюшке, тот – епископу, доходило до митрополита, и, в конце концов, об этом узнавал сам царь. Подобное неуважение к требованием церкви вызывало государев гнев лютый: так, в 1699 году за принуждение работать по воскресеньям в темницу был брошен сам князь Оболенский. Тот самый, чей далекий потомок всё время забывал надеть свои ордена.

Через несколько месяцев царь Петр ввел в России новый календарь – теперь летоисчисление велось не от «сотворения мира» (как у византийцев), а от рождества Христова. А Новый Год праздновался 1 января и был объявлен всенародным выходным. По этому поводу в Москве закатили такую грандиозную гулянку с фейерверками, что под утро столица выгорела начисто. Пришлось царю основывать новую – в устье Невы.

В течение двухсот лет отечественный календарь был почти неизменным. Помимо Нового Года, праздничными днями являлись все важнейшие церковные праздники (Рождество, Пасха, Троица и т.д.), а также дни рождения, дни ангелов и дни коронаций императорской семьи – менявшиеся с его рождением новых наследников и их восхождением на престол. Всего за год набиралось около 40 праздничных дней, то есть вдвое больше, чем в наши дни! Правда, в неделю приходилось довольствоваться лишь одним выходным и сокращенным (до полудня) рабочим днем в субботу.

Интересно, что календарей в бумажном варианте для малограмотного народа вначале просто не печатали: о всех праздниках и выходных напоминали мирянам приходские священники. Календарь как таблица для планирования своих дел появился у нас впервые в качестве пособия для чиновников. Поэтому рабочие дни в них называли «присутственными», когда работали «присутственные места» — как тогда именовались госучреждения. Ну а выходные, соответственно, «неприсутственными».

Так продолжалось аж до марта 1917 года, когда из календаря исчезли все «царские дни». А с 1918 года начались бесконечные реформы календаря, которые просто запутали граждан еще сильнее, чем основы марксизма-ленинизма. Чего стоил один только переход на общемировой григорианский календарь (декрет от 31 января 1918 года), который внезапно забросил всех жителей Советский России на 14 дней вперед! Многие путались, злились, даже устраивали контрреволюцию, а некоторые испуганно крестились и ждали прихода Антихриста.

Спустя год после революции Совнарком объявил дни церковных праздников рабочими — а еще через год этот указ отменили. Зато долгое время никто не смел трогать Новый Год, как не имеющий отношения к религии. Конечно же, новая власть ввела свои красные дни календаря: День низвержения самодержавия (12 марта), День Парижской коммуны (18 марта), 1 мая и 7 ноября (пояснения не требуются), а также любопытную дату 22 января, которая была единственным «черным» выходным днем советского календаря. Пять лет подряд её отмечали как «день памяти жертв расстрела 9 января 1905 года», но затем аккурат именно в этот день умел Владимир Ильич – и праздник стал носить двойное название «… и памяти Ленина». Отмечали довольно долго, аж до 1951 года, а потом ежегодные поминки Ильича и убиенных питерских рабочих власть почему-то отменила, сделав этот день обычным рабочим.

Еще раньше, в 1928 году, были отменены красные праздники свержения самодержавия и Парижской коммуны. Существовавший до этого календарь, который чуть ли не ежегодно редактировали, поражал своей либеральностью: в нем красными датами были как революционные даты, так и реанимированные с 1919 года церковные праздники. Выходными в СССР тогда были не только Рождество (его праздновали два дня) и Пасха (три выходных подряд), но и Вознесение (Пятидесятница), Троица, Успение и Преображение! Как видим, «тоталитарный режим» в лице сварливой команды Сталина-Троцкого-Зиновьева были куда более терпимыми к праздникам «царского прошлого», чем власти демократической Украины – тщательно вымаравшие из календаря все следы «советской системы».

Но в 1929 году, под натиском «левой оппозиции», под грозные крики распоясавшихся «воинственных безбожников», одним махом из календаря исчезли практически все праздники – кроме 22 января, 1-2 мая и 7-8 ноября. А сам он изменился так, что суть новой календарной реформы пришлось долго объяснять даже имеющим за спиной среднее и высшее образование госслужащим. Страна переходила в режим непрерывной пятидневной недели с плавающими выходными днями.

Это означало следующее: обычный календарь раскрашивался в семь цветов, превращаясь в табель-календарь. Первые пять разделяли всех рабочих и служащих на пять категорий, у каждой из которых был свой выходной. Четыре смены советских граждан работали, одна смена отдыхала, потом они менялись. Таким образом, обеспечивалась ежедневная, непрерывная работа всех предприятий и учреждений. Что было, в общем-то, было очень удобно — не то что наши выходные «неприсутственные» дни, когда на день, а то и на два закрываются офисы, банки, госучреждения и даже некоторые магазины.

Однако страна не смогла приспособиться к такому напряженному графику работы. Народ, который привык гулять и праздновать по нескольку дней кряду, просто срывал его. И в 1931 году уникальную «пятидневку» заменили на шестидневную – с четко фиксированным для всей страны выходными. Это было своего рода наказания, ведь теперь один выходной приходился не на четыре, а на пять рабочих дней. А с 1940 года жить стало еще «веселее»: теперь на один выходной (воскресенье) приходилось шесть полных рабочих дней, продолжительность которых увеличили с 7 до 8 часов. А в целях борьбы с «поповскими суевериями», воскресенье ставили в календаре не седьмым, а первым днем недели – как это делают сейчас в США.

В эти «темные времена» праздники можно было пересчитать по пальцам: в 1936 году лишь добавили День Конституции (5 декабря), а в 1945 году День Победы над Германией (9 мая) и День Победы над Японией (3 сентября). Но в следующем году оба Дня Победы исчезли с календарей – очевидно, «вождь народов» решил, что подобное великое событие следует праздновать всего один раз, чтобы не превратить в банальную фикцию. Того же мнения придерживался и Никита Хрущев. И только в 1965 году, уже при Брежневе (авторе «Малой Земли»), 9 мая вновь стало государственным праздником и выходным днем.

Зато в 1947 году «тиран» вернул советскому народу праздничный выходной день 1 января – и вся страна снова смогла официально отмечать Новый Год всю ночь напролет, уже не думая о том, что утром нужно идти на работу. Теперь жить стало реально чуточку веселее, а вот в 1951 году черную дату 22 января вычеркнули из списка выходных. Она осталась на листках отрывных календарей как «день смерти В. И. Ленина», а о жертвах первых русской революции уже никто и не вспоминал…

Окончательный вид советский календарь времен нашего детства принял после реформы 1965 года (добавили 8 марта и вернули 9 мая) и 1977 года (день новой Конституции праздновался 7 октября). Заодно в марте 1967 года было принято постановление о переводе страны на рабочую неделю с пятью рабочими и двумя выходными днями. Впрочем, почему-то это решение выполнялось не всегда и не везде. Так, по субботам продолжались занятия в школах и техникумах, работали некоторые заводы и учреждения. Всё это мотивировали «невозможностью быстрого перехода» — который затянулся аж до конца 80-х годов. А после краха «перестройки» и развала СССР вопрос выходных и праздничных дней для многих стал просто неактуальным: очень многие потеряли свою работу, и стали либо «отдыхать» круглый год, либо вертеться на рынках и стройках без всяких выходных. Для оставшихся же на своих предприятиях праздничными дни становились те, когда выплачивали задолженность по зарплате.

Тем не менее, реформы календаря продолжались – хотя теперь он был нужен лишь офисным работникам да госчиновникам, скрупулезно использующие для отдыха все «неприсутственные» дни. И хотя власти не трогали саму таблицу календаря, не решаясь более на смелые эксперименты, они не преминули воспользоваться своим правом назначать и отменять праздничные дни. Превратив это в свои политические игрища. Вот так тихонько перекрасили с красного в черный 7 и 8 ноября, 1 мая объявили «Днем мира и труда», ввели дни принятия суверенитетов и независимости, новые дни конституций.

Вернули и религиозные праздники. Правда, выходными являются лишь три из них (Рождество, Пасха и Троица), что вдвое меньше, чем в первые годы советской власти, и в семь раз – чем при царской режиме. Но даже при этом некоторые наши политики, особенно владельцы очень крупных капиталов (заводов, газет, пароходов), постоянно сетуют, что наш народ нынче слишком много празднует и отдыхает…

Иван Пургин

http://www.from-ua.com/kio/7832877682458.html

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...