Охота на Дива

Охота на Дива - фото

Может быть, какой городской житель тумана и не любит. Но это только до тех пор, пока случайно не занесет прагматичного горожанина на утренний берег реки где-нибудь в Трубчевском районе. Вот тогда-то и станет ему ясно, что только в песне однообразно синие туманы спускаются на Брянский лес.

На самом деле туман бывает трепетно-розовым, развратно-алым, вызывающе-малиновым, загадочно-фиолетовым, устрашающе-черным. Ну и, конечно, синим. Но это не главное. Тайна тумана в том, что он не сам спускается. Его Див, дедушка всех лешаков, выпускает.

Конечно же, люди просвященные в эту чушь не верят. Пока не увидят своими глазами, как туман поутру пропадает. Он же не исчезает, не тает, не растворяется, а тихонько отползает к лесу, будто его кто, как одеяло, за дальний конец на себя тянет. А раз кто-то его забирает, значит, кто-то и раскладывает над поймами да оврагами брянскими.

В детстве, бывало, мы, ребятишки деревенские, от дедов своих сказок про Дива наслушаемся и ну спорить: а можно ль до самого его логова добраться и рассмотреть главного лесного демона? Это, поди, не русалку или там коргорушей мелких увидать.

Хоть мы диалектического материализма не изучали, но интуитивно чувствовали, что критерий истинности — практика. И устроили мы невиданную охоту на Дива. Подымались ни свет ни заря на удивление родителей, позевывая и ежась от предутренней зябкой сырости. Собирались в ватажку, брели к опушке и ждали, когда белесый туман отсалютует рассвету сполохами бордовых, красных и призрачно-голубых пятен, накрывающих луг. А затем начнет трусливо отползать к лесу, повинуясь невидимым рукам, по-хозяйски прибирающим свое добро. Тут мы рассыпались по сосеннику и старались засечь направление движения Дивова одеяла.

С каждым разом мы заходили все дальше и дальше. Дней через пять охоты мы начинали слежку за туманом уже не с опушки, а от бурелома, завалившего лесное болотце. До сих пор удивляюсь: и как это мы не боялись страшного ночного леса, который мог бы заменить декорации для фильма ужасов?

Но не боялись. Пока не увидели Дива.

…Туман отступал, вертлявыми змеями виляя между кочек, а мы хлюпали босыми ногами по упругой, напитанной черной водой моховой поверхности болота. Вдруг кто-то из нас ойкнул, и все мы одновременно увидели странную и страшную хижину. На сухом бугорке, засыпанном бурой хвоей, высилось нечто похожее на гигантский муравейник, но не ухоженный, а полусгнивший, поросший слоистыми лишайниками, грязно-зеленой плесенью и даже мерзкими поганками с осклизлыми шляпками на чахоточных ножках.

Какое-то вялое движение началось у хижины. Казалось, неожиданно упавший сквозь кроны в сердце леса сильнейший порыв ветра подхватил и закрутил в микроскопическом вихре обрывки почерневшей коры, прошлогодней паутины, веточки, листочки, гнилушки… Весь сумбурный хоровод лесного мусора как-то слился воедино и, поднявшись, распрямился двуногой фигурой.

Это был Див! Он стоял на пригорке, сутулый и тощий, а клочья тумана преданно жались к его ногам.

Нет, мы не побежали. Страх сковал наши движения, и это спасло нас. Медленно, бесшумно, как будто продираясь сквозь толщу воды, мы, не сговариваясь, шаг за шагом стали отступать. И Див не заметил нас.

Уже потом, от опушки до деревни, мы мчались, давясь прохладным утренним воздухом. Уже потом, растопив страх под полдневным солнцем, мы взахлеб рассказывали друг другу, как страшен был Див. Потом, вечером, мы удивлялись, что взрослые не верят нам, нам, выследившим Хозяина туманов, праотца всех леших, лесного духа!

Нам поверил только один человек — Илюха. Тогда он казался нам необыкновенно солидным — он уже вернулся из армии и работал в Каменке. Илюха подробнейшим образом, что нам безмерно льстило, расспросил нас о мельчайших подробностях. Даже начертил на листочке план, и мы, тыча в него пальцами, показали, где логово Дива.

…Несколько дней спустя Илюха рассказывал взрослым девчонкам героическую историю о своих трудовых буднях. Мы сидели поодаль и жадно ловили слова, недопонимая, о чем идет речь.

— Ох, и топтали! Дотянули до мотоцикла, кинули в люльку, и ногами!.. А как же еще! Чтоб неповадно другим было, а то так все бесконвойники бегать начнут!.. А все бесенята, — благосклонно, но сдержанно кивнул в нашу сторону героический Илюха. — Они это «диво» отыскали.

И тут-то я допетрил! В голове все образы и слова заняли свои места, и россыпь мозаики сложилась в картину. Месяц назад из Каменки, с зоны, из исправительно-трудовой колонии, сбежал расконвоированный заключенный. Сбежал и, дичая, скрывался в лесу, пока мы в поисках Дива не наткнулись на его шалаш.

После этой жутковатой истории мы за туманом гоняться перестали. Беглый голодный зек — это вам не шуточки. Но туманы по-прежнему обожаю. На зорьке так, бывает, красотой залюбуюсь, что и не замечу, что карась поплавок под воду утащил. И все смотрю, куда розовеющая под солнцем пелена уползает. Див-то — он есть. Если за туманом пойти, то и до его хижины добраться можно. Можно. Но все недосуг.

Сергей ИВАНОВ

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...