Светлое Далёко бродит по Европе

Светлое Далёко бродит по Европе - фото

— Светлое будущее!? Зачем оно здесь? Испокон веков о нем мечтали только рабы и нищие. Зачем оно человеку с достатком? Обеспеченному человеку лучше жить сегодняшним днем. Ведь в вашем «светлом будущем», где все вдруг станут равными, он окажется без своего высокого положения в обществе.
Неприятный скользкий взгляд измерял меня.
— Вы с вашими фантазиями здесь вредны, — заключил главный редактор.
— Новым читателям не светлое будущее нужно, — продолжал сипеть главный. — Даже если и готовы они читать что-либо о будущем, то только о воюющем будущем, о терминаторах,
бластерах и прочей жести. Если их герои спасают мир, они спасают его только для того, чтобы все снова держалось на силе.
Я свернул свои рукописи в тонкую трубку и молча вышел из кабинета.
Куда теперь?
Домой не хотелось. Ноги как-то сами собой понесли меня в старый парк.
Сев на краешек завалившейся скамейки, я покрутил рукопись, свернутую в трубочку. Выбросить?
Почему-то не поднималась рука сделать это.
Неужели все эти годы я старался впустую? Вроде бы умом понимал, что мои рассказы мало кто будет читать, но на что-то, все-таки, надеялся. Доказать хотел, что не все люди с цепи сорвались.
Показывал свои рукописи друзьям. Поначалу хвалили. Говорили, что интересен слог и необычна тема. Но мило улыбались и советовали не застревать на прошлом, предлагали писать бестселлеры.
***
На другой край скамейки подсел бомжеватого вида старик.
От неприятного соседства захотелось сразу встать и уйти, но что-то задержало меня. Видимо, неудобно стало перед дедом: бомж сразу поймет, что я побрезговал сидеть рядом.
— Вы меня извините, — сказал он, — я ненадолго… я понимаю… все такое… но я только чуток отдохну.
Мне вдруг вспомнилось, как я был в командировке в одном чужом городе, где не стал останавливаться в гостинице. Поезд домой был только ночью, и мне надо было где-то скоротать время. Тогда я, бесцельно мотаясь по городу, тоже порядком устал. Но так я провел только половину дня, а этому бомжу болтаться без приюта не полдня и не день, а всю свою оставшуюся жизнь.
И я представил себя тогдашнего командировочного, но навсегда зависшего на улочках чужого города. Мне стало не по себе.
«Нищие и угнетенные» — вспомнились мне слова редактора. Или, как он там сказал: «Рабы и нищие»?
Только они и поднимаются, чтобы идти на далекий огонек в темном царстве. Как там редактор сказал? — Богатым это не надо. Богатым это даже рискованно. Тащиться в светлую даль с обозами нажитого барахла весьма накладно и опасно.
Удивительно просто, и Марксу можно было не появляться на свет, чтобы люди уразумели это.
***
Немного поколебавшись, я сунул бомжу свою рукопись, после чего встал и пошел.
Куда пошел? — Домой, за компьютер.
Раз уж испокон веков нищие и угнетенные жили мечтой о светлом будущем, значит, буду писать для них об этом и дальше. Пусть смеются бывшие друзья, что пишу для бомжей. Я пишу для людей. Испокон веков бедные и угнетенные, движимые мечтой о светлом будущем, крутили огромное колесо истории по направлению к великому грядущему — прекрасному и чистому грядущему для всего человечества.
Ты только крепись старик! Клянусь, я не дам тебе всю оставшуюся жизнь провести на улице! Нам только день простоять и ночь продержаться!
Хм…! Как там писатель говорил дальше?
— Ибо спешит нам на помощь Красная Армия!
И вот уже в моей голове начал зарождаться новый рассказ о том, как…
«…Где-то вдали послышался дробный нарастающий гул от топота копыт, и в багрянце вечерних сумерек вознеслась к небесам призывная песнь горна…»
Сергей Эс.
zhurnal.lib.ru

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...