Старая пепельница и вечное проклятие

Старая пепельница и вечное проклятие - фото

У каждого в детстве было что-то, что вызывает интерес, чувство любопытства. Что-то дорогое, теплое или наоборот – то, что будило чувство настороженности, страха, смешанного с любопытством.

Такими в моем детстве были две вещи – антипода. Одна во мне вызывала чувство любви, другая – страха.

Помню, у меня над кроватью висела большая фотография, переснятая с какого-то плаката. Над краем снежной пустыни возвышался большой половинный диск освещенной Луны, и по этой снежной пустыне к Луне идут два маленьких раздетых мальчика и тянут за собой на веревке большую шапку-ушанку.

Я очень любил эту репродукцию. Каждый вечер, засыпая, я воображал себя третьим на фотографии. Она вызывала во мне теплые чувства сопричастности и любопытства, будоражила детское воображение, звала к себе в суровый снежный покров, к Луне, к двум путешественникам-карапузам…

Но была в доме и другая вещь, которой я, ребенок, боялся. Всегда с опаской смотрел в ее сторону, не решаясь подойти (тем более дотронуться до нее).

Это была пепельница. Стояла она в бабушкиной спальне на подоконнике. Она была сделана в виде злого, морщинистого лица старухи в обрамлении старого капора. Я очень боялся его и, заходя к бабушке в спальню, старался не глядеть на пепельницу и побыстрее выйти.

Когда я вырос, бабушка рассказала мне давнюю быль об этой пепельнице.

В самом начале ХХ века мои бабушка и дедушка жили в Варшаве. Тогда это был губернский город Российской империи. Тогда в Варшаве и была куплена ими эта страшная пепельница. А события, связанные с ее изготовлением таковы…

Во второй половине Х1Х столетия на варшавском базаре одним господином была куплена домашняя колбаса. Придя домой, он стал ее есть. И вдруг на зубах что-то хрустнуло, и господин вынул изо рта… человеческий ноготь.

Недолго думая, господин с оставшейся колбасой побежал в полицию. Было открыто, как сейчас говорят, уголовное дело, и вот что выяснили.

Недалеко от Варшавы было имение старой польки, которая жила одна в большом доме без родственников и которую обслуживали несколько десятков слуг. Вела она суровый, замкнутый образ жизни, ни с кем не общалась, была таинственно богата. Властная, жестокая и злая, она подчинила себе несколько холопов и организовала с ними в своем имении цех по изготовлению колбасы из человеческого мяса.

Для этой жуткой работы у нее был штат заготовителей – убийц, которые разъезжая в разных местностях, воровали детей, привозили их в имение, где в «дело» вступали мясники-убийцы. Полиция всех арестовала, расположенный в подвале барского дома «мясной цех» был уничтожен.

Затем был суд. Всех «подельщиков» во главе с хозяйкой осудили на пожизненную каторгу в Сибирь.

А в проклятье женщине-извергу были выпущены пепельницы с изображением ее лица – чтобы люди всегда плевали в это лицо и тушили об него папиросы в назидание другим преступникам.

Вот такая история у этой пепельницы, рассказанная мне моей бабушкой.

Сколько было изготовлено таких пепельниц – никто теперь уже не узнает. Но вот уже более ста лет пепельница-старуха страшной исторической реликвией находится в нашей семье.

И, как у моей бабушки когда то, стоит у меня на подоконнике. Иногда, глядя на нее, я думаю: «Вот бы по облику всех убийц, на чьей совести тысячи и тысячи невинных жертв, изготовить подобные сувениры-проклятия, пепельницы — предупреждения о неотвратимости расплаты!…».

Сергей Шелобод.

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...