200 граммов за боевые успехи

200 граммов за боевые успехи - фото

Во второй половине мая 1942 года в частях Красной Армии зачитывали приказ Государственного Комитета Обороны:

«Прекратить с 15 мая 1942 г. массовую ежедневную выдачу водки личному составу войск действующей армии. Сохранить ежедневную выдачу водки только военнослужащим частей передовой линии, имеющим успехи в боевых действиях, увеличив норму выдачи водки до 200 г на человека в день.

Всем остальным военнослужащим передовой линии выдачу водки по 100 г на человека производить в следующие революционные и общенародные праздники: 7–8 ноября, 5 декабря, 1 января, 23 февраля, 1–2 мая, 19 июля (Всенародный день физкультурника), 16 августа (День авиации), 6 сентября (Международный юношеский день), а также в день полкового праздника (сформирование части).

Иосиф Сталин».

Тем самым отменялось первое распоряжение о спиртных напитках на фронте – приказ НКО от 25 августа 1941 года «О выдаче военнослужащим передовой линии действующей армии водки по 100 граммов в день».

В нем было сказано: «С 1 сентября 1941 г. производить выдачу 40о водки в количестве 100 граммов в день на человека красноармейцам и начальствующему составу передовой линии действующей армии».

Итак, вместо 100 граммов для всех находящихся на фронте с 15 мая 1942 года полагалось 200 граммов, но не для всех фронтовиков, а только лишь для бойцов и командиров из частей, имеющих боевые успехи. Но вскоре был отменен и приказ о 200 граммах. 6 июня 1942 года ГКО постановил: «Сохранить ежедневную выдачу водки в размере 100 г только тем частям передовой линии, которые ведут наступательные операции. Всем остальным военнослужащим передовой линии выдачу водки по 100 г производить в революционные и общенародные праздники». Надо полагать, норма в 200 граммов была признана чрезмерной даже за боевые успехи. Да и с успехами в мае–июне 1942 года дело обстояло не важно. Тогда Красная Армия отступала.

Название наркомовские 100 грамм закрепилось за суточным водочным довольствием, скорее всего, со времен финской войны. Красная армия в то время увязла в снегах Финляндии, стояли жуткие холода, и для поднятия боевого духа войск Ворошилов приказал выдавать солдатам и офицерам по 100 грамм водки в стуки, а летчикам 100 грамм коньяка.

В настоящее время все больше споров возникает по вопросу, когда выдавались эти знаменитые наркомовские 100 грамм, до боя или после. С точки зрения обычного обывателя пить водку было логично перед моментом наивысшей опасности, то есть перед атакой. Приводятся доводы о том, что алкоголь ликвидирует чувство страха, неуверенности и тревоги. Большинство людей ощущает чувство эйфории, прилив умственной и физической энергии, становятся более деятельными и активными. При этом, как-то не учитывая то, что спиртное снижает остроту восприятия, внимания, снижает самоконтроль. Но все это применимо только к бытовой обстановке, бой же, по своей сути, является для человека жутким стрессом. Во время стрессовой ситуации происходит резкие изменения в обмене веществ, вследствие чего слегка выпивший человек моментально трезвеет, ну а сильно пьяному и в атаке делать нечего.

Поэтому приняв фронтовые сто грамм перед атакой боец не получал фактически ничего. Весь полученный организмом алкоголь будет разрушен еще до атаки гормоном норадреналин (гормон тревожного ожидания) или уже во время атаки выбросом адреналина (гормон активного действия) и активной мышечной работой. Если же перед атакой принять большую дозу – 250-300 грамм это приведет к состоянию обычного алкогольного опьянения, а от пьяного бойца толку мало, еще А. Суворов говорил: «до боя пить – убиту быть».

Совсем другое дело – принятие водки после окончания стрессовой ситуации, т.е. после атаки. Человек не должен хранить в себе длительное внутреннее напряжение без возможности выплеснуть накопившиеся эмоции наружу и как-то сжечь имеющуюся энергию действием. Именно в этой ситуации смена настроения, которую обеспечивает употребление алкоголя, подходит наилучшим образом. Беспричинная смешливость, легкая отвлекаемость, невозможность логически мыслить все эти признаки принятия алкоголя способны защитить человека изнутри. В данном случае алкоголь помогает сбросить накопившееся в ходе боя напряжение. Именно поэтому наркомовские 100 грамм чаще всего выдавались после боя тем, кто остался жив, по еще добоевым спискам численности подразделения.

Полстакана погубили подводную лодку

Конечно, употребление коварного сорокаградусного напитка часто стоило кому-то жизни. Служивший в авиации Северного флота Григорий Свирский стал свидетелем одной из таких трагедий: «Жестоко простыв на продуваемой всеми ветрами взлетной полосе, пригубил водки, не больше полстакана, непьющий майор Фисюк, наш начальник штаба, заслуженный летчик-язвенник, как называли его веселые юнцы-истребители. Выпил, а вечером в кругу друзей добавил. Простонал от боли всю ночь, а утром, ошалев от водки и боли, забыл сказать экипажу дежурного торпедоносца, что в таком-то районе находится советская подводная лодка Щ-422, «Щука» в аэродромном просторечии. Просто из головы вылетело!

Летчик, увидев в открытом море большую крейсерскую подлодку, которая почему-то и не вздумала погружаться, сделал вираж, зашел с выгодной для атаки стороны и врезал ей в борт торпеду. И снимки привез на редкость удачные. Как лодка умирает, судорожно поднимая в последний раз свой острый железный нос. Остаются лишь жирные нефтяные пятна, которые также удалось запечатлеть на снимке…

Так погибла одна из самых известных в Заполярье геройская лодка капитана 2-го ранга Каутского, а майор Фисюк был отдан под суд военного трибунала, разжалован в рядовые и отконвоирован в штрафбат, на полуостров Рыбачий, откуда не возвращались. Правда, на этот раз была отправлена шифровка, чтобы рядового Фисюка вернули через три месяца живым. Обычно такие шифровки посылались, когда в штрафбат «гремели» прославленные летчики-асы, Герои Советского Союза. Пожалели и Фисюка».

И похожие случаи сохранились в памяти фронтовиков, независимо от рода войск. Пьяный пехотный командир послал подчиненных в заведомо обреченную на неудачу атаку, пьяные артиллеристы ударили по своим.

Просто необходимость

Может быть, вообще не стоило выдавать водку? Может быть, надо было установить фронтовой «сухой закон»? Но страшный парадокс войны в том и состоит, что от водки беда, но и без нее обойтись нельзя. Человек, ежедневно рискующий жизнью, должен как-то расслабиться, снять стресс.

Смогли бы миллионы фронтовиков спасать нервную систему от ежедневного ожидания встречи со смертью каким-либо иным способом, кроме выпивки? Увы, другого столь же эффективного средства уберечь рассудок на войне человечество пока не придумало. И обойтись без него на полях сражений практически невозможно.

По материалам stoletie.ru, opwar.ru

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...