День Победы

День Победы - фото

Вот уже несколько лет я пробую написать статью к 9 Мая. И все мои попытки завершаются неудачей. После первых слов я начинаю понимать, что говорю шаблонными фразами, которые не могут передать ни моего взгляда на Великую Отечественную войну, ни моего отношения к тем советским людям, на долю которых выпали эти четыре года.

Я никак не могла понять, что я делаю не так, и потому оставила попытки, чтобы не говорить пустых слов: их в наше время и так слишком много.

С момента развала СССР нет ни одного периода в истории нашей страны, который не подвергался бы разоблачению, очернению или высмеиванию. Семьдесят лет существования государства тщательно исковерканы, порой до неузнаваемости. Нет ни одного года или события, которые не были бы пересмотрены. Пересмотрены, пересчитаны, переписаны. Всё пересмотрено, и везде поставлен знак минус. И если есть события, которые переписать легко, то с Великой Отечественной войной всё намного сложнее. Это ведь стереть в фотошопе надпись «СССР» со шлема Юрия Гагарина просто. А переписать четырехлетнюю войну, наполненную событиями, намного сложнее.

Великая Отечественная война. Четыре года. Всего четыре года. Или целых четыре года? Четыре года, в которых уместилось столько человеческого горя и страдания, столько слез горя и радости, столько потерь и поражений. Но главное — уместилась ПОБЕДА. Победа, которую никак не вычеркнуть из истории человечества, потому что не было бы тогда человечества. Не вычеркнуть сегодняшним переписывателям Победу из истории СССР и из жизни советского народа. Не вычеркнуть. Приложены все усилия, тратится множество денег. Первые годы поражений расписываются самым тщательным образом и с малейшими подробностями. Все жесткие меры возводятся в степень и описываются черными красками. На кого не производят впечатления статьи, для тех снимаются фильмы. Для тех, кто пытается возражать и говорить, что мы всё же победили. В ответ слышат о ста граммах водки, загратотрядах и «пушечном мясе». В конце приводится железный довод: «А какой ценой?». Ценой жизни 27 миллионов советских людей. «Слишком высокая цена», – говорят антисоветчики.

И я думаю: а может ли быть цена Победы? Может ли быть цена человеческой жизни? Может ли быть цена свободы? Цена свободы не только советского народа, а цена свободы всего человечества?

И нам ли решать: дорого ли заплатил советский народ за Победу и свою свободу? Не нам это решать. Не имеем мы морального права решать за них. Не имеем морального права упрекать живых и тем более не имеем морального права упрекать мертвых. Мы, живущие сегодня, благодаря тем 27 миллионам погибших, не имеем никакого права судить их.

Мы, живущие сегодня в независимых государствах – бывших республиках СССР, способны ли заплатить такую цену за Победу и свою свободу? Способны ли сегодня отстоять свою свободу ценой собственной жизни? Способны ли погибнуть ради своих детей и будущих поколений? На что мы вообще сегодня способны?

Четыре года войны. В те далекие советские времена, когда я училась в школе, война не была для меня такой, какой она стала для меня в последние годы. Авторы советских учебников истории жалели советских детей, всё же смягчая ужасы Великой Отечественной войны. И война для нас была больше Победой советского народа, чем его подвигом. Окунувшись в последние годы в книги и хроники о войне, я не могу найти нужных слов благодарности советскому народу, советскому солдату, советскому труженику, советскому человеку. Пытаюсь перенести себя в те годы. Где была бы я? Смогла бы я пройти войну? Смогла бы я пойти добровольцем на фронт? Смогла бы я выдержать гестаповские пытки? И смогла бы я смело смотреть в глаза смерти? Что бы я чувствовала, если бы дошла до Берлина? И как бы я жила, если бы я выжила?

Если бы я выжила. Выжила, вопреки всему. Прошла дороги войны, освобождая советские города и села, голодая и делясь последним куском хлеба, делая марш-броски до 100 километров днем и ночью, а на привалах падая в снег или на землю от усталости, проходя сожженные города и села, пытаясь накормить беспризорных детей, теряя боевых товарищей, оставляя с каждым из них часть себя, безудержно оплакивая знакомых и незнакомых мне людей, оплакивая своих.

Если бы я это все прошла и выжила. Для меня не было бы ничего ценнее жизни. Не было бы ничего дороже дружбы. Ничего дороже единства. Ничего дороже свободы. Ничего дороже любви. Ничего дороже равенства и братства. Ничего ценнее и дороже этого у меня бы не было. Я бы верила, что мои дети и мои внуки будут любить свою РОДИНУ – СССР. Будут ценить свободу, равенство и братство. Будут едины. Будут дружны. И никогда не предадут своей РОДИНЫ СССР. Никогда не предадут дружбы советских народов. Никогда не предадут СОЮЗ Советских Социалистических Республик, закаленный в труде и в бою. Союз, скрепленный кровью 27 миллионов погибших ради него советских граждан.

И я сегодня впервые за многие годы нашла слова, которые хочу сказать нашим ветеранам, нашим советским людям. Я хочу сказать: «Простите».

Простите меня. Простите нас — ваших детей и внуков, что мы предали вас. Предали 27 миллионов погибших, но веривших, что ПОБЕДА будет за нами. Простите, что мы предали Вашу дружбу. Простите, что мы предали Ваше единство. Простите, что мы предали Ваше братство. Простите, что мы предали Вашу ПОБЕДУ.

Простите… Не могу писать… Трудно писать, когда улицами

страны-победительницы фашизма идут молодые фашисты, националисты и полицейские. Когда сегодняшние дети не гордятся своей страной и не считают её Родиной. Когда сегодняшние дети мечтают жить за границей. Когда сегодняшние мальчишки мечтают не о подвиге, а о легких деньгах. Когда сегодняшние девчонки не стыдятся быть проститутками. Когда мы не стыдимся продавать и продаваться. Когда не стыдно. Когда не совестно. Когда мы все чужие. Когда мы не СВОИ и не НАШИ.

Война не просто испытание для страны. Испытание её армии и флота. Испытание на прочность её экономики и промышленности. Война – это испытание, прежде всего, каждого человека. Испытание на смелость, на человечность, самопожертвование и милосердие. Великая Отечественная война стала жестким и жестоким испытанием нового строя, советской промышленности и советских людей. И советские люди оставались людьми, несмотря ни на что. Оставались людьми на фронте и в тылу. Оставались людьми в немецких концлагерях и оккупации. Оставались людьми в жизни и перед смертью.

И тогда в трудные военные годы советские люди оставались людьми. Людьми, победившими свой страх. Людьми, которые совершали невозможное. Людьми, не щадившими себя. Свободными людьми. «Умираю, но не сдаюсь», – так писал один из защитников Брестской крепости.

Не сдаюсь. И нам, потомкам советских людей, нельзя сдаваться. Не слышно бомбардировок и выстрелов, но идет война. У нас нет раненых, но у нас есть убитые. Каждый год мы несем потери. И нам устроен экзамен на человечность. И мы должны научиться воевать и не сдаваться. Не сдаваться и оставаться людьми. Советскими людьми. Своими и нашими.

Спасибо советскому народу за труд. Спасибо советскому солдату за подвиг. Спасибо советскому народу за ПОБЕДУ.

Рита Шевченко.

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...