Ташкент всем Союзом отстроили заново

Ташкент всем Союзом отстроили заново - фото

26 апреля 1966 года в 5 часов 22 минуты 53 секунды по местному времени в Ташкенте произошло землетрясение, исходная сейсмичность которого была равна 8 баллам (по 12-балльной шкале).

В результате было разрушено свыше 2 млн. кв. м. жилья, 236 административных зданий, около 700 объектов торговли и общественного питания, 26 коммунальных предприятий, 181 учебное заведение, в том числе школ на 8 тыс. мест, 36 культурно-бытовых учреждений, 185 медицинских и 245 промышленных объектов. Без крова осталось более 78 тыс. семей, или свыше 300 тыс. человек. Зарегистрировано 8 случаев смерти и госпитализировано около 150 человек.

В тот же день в столицу Узбекской ССР прибыла делегация правительства СССР и КПСС во главе с Генеральным секретарем ЦК Л.И Брежневым. В пострадавший город со всех республик СССР сразу отправили строительные поезда. В Ташкенте было установлено более 15 тыс. палаток, открылось около 600 временных магазинов и предприятий общественного питания. Почти 15 тыс. семей в организованном порядке и с их согласия были переселены в другие города Узбекистана и союзные республики. Ташкентские дети отдыхали в пионерских лагерях 94 областей СССР.

К началу зимы 1966 года была выполнена первостепенная задача — более 300 тыс. ташкентцев получили кров. За короткое время, немногим более 3,5 лет, была решена задача ликвидации последствий землетрясения. Выросли новые кварталы, микрорайоны, массивы, появился город-спутник (его так и называли долгое время — Спутник) Сергели. В Ташкенте строителями союзных республик и воинами-строителями было построено более 1 млн. 800 тыс. кв.м. жилья. Восстановлены более 60 тыс. квартир, построены школы, здания культурно-бытового и административного назначения. Строители из союзных республик возвели школ на 18,2 тыс. мест, детских садов и яслей почти на 9 тыс. мест. Если до землетрясения в Ташкенте за год возводили не более 300 тыс. кв.м. жилья, а общая жилая площадь города составляла 7 млн. 935 тыс. кв.м., то к концу 1970 года только строителями Ташкента было построено более 4 млн. кв.м. жилья.

Землетрясение 1966 года явилось толчком для организации в СССР специальных комплексных исследований с целью изучения глубинного строения сейсмоопасных районов и геологических причин землетрясений и возможности их предсказаний. Для проведения таких исследований на базе Центральной сейсмической станции «Ташкент» был создан Институт сейсмологии при АН УзССР.

… Это история. К сожалению, власти современного Узбекистана предпочитают о ней либо забыть, либо характеризовать этот период только с позиции негатива. Молодежь и вовсе смутно представляет себе, как заново отстраивали Ташкент, и кто это делал. К примеру, ей невдомек, что решение о строительстве метрополитена в столице Узбекской ССР принято по инициативе Леонида Ильича Брежнева. Что основные автомобильные магистрали в городе спроектированы именно в те, теперь уже далекие годы. Что Ташкент стал первым городом в СССР, где исчезли коммунальные квартиры, а каждая семья получала отдельную, благоустроенную и совершенно бесплатно.

Как давно это было. Дружба народов, Союз нерушимый республик свободных. Жили при коммунизме, но осознали это значительно позже…

Город будущего …

… Ранним утром 26 апреля 1966 года я проснулась от сильных толчков. Открыла глаза, увидела над собой раскачивающуюся люстру и услышала страшный гул. Я ничего не могла сообразить. Дом трясся, а испуганные жильцы спускались бегом по лестнице. В одно мгновение, я оказалась у маминой кровати и стала её будить.

Мы быстро схватили, что попало под руку, и выскочили из дома. Братишка был в интернате, а сестрёнку накануне я отвезла в круглосуточный детсад, что располагался в районе Рабочего городка на улице Известий.

Уже светало. Утро было холодным. Во дворе все стояли в оцепенении, прижавшись, друг к другу, в тревожном ожидании следующего толчка. И только теперь я поняла, что произошло. Это было сильнейшее землетрясение!

В 7 часов утра я подошла к автобусной остановке. Подошел 48-ой автобус. Маршрут был довольно длинный. Я смотрела в окно и не узнавала город. Он лежал в руинах, как после бомбежки. В некоторых домах стены упали в сторону улицы, а крыши каким-то чудом свисали. Все это напоминало страшное зрелище времен войны. По улицам то и дело проносились машины «Скорой помощи» и пожарные. Я не могла поверить, что это мой любимый, родной город Ташкент. Автобус подъехал к остановке «Известия».

Я вышла и бросилась по улице. Детсад был расположен в старой постройке. Весь небольшой уютный зелёный дворик завалило кирпичом, балками, шифером. Стены упали и обнажили комнаты с нависшей крышей, детские кроватки были засыпаны строительным мусором. Повсюду слышался плач детей. Дежурные няни собрали детей в уцелевший угол. Вскоре среди малышей я увидела сестренку Фирузу. Она помогала няне успокаивать младших. Я позвала ее. Фируза услышав свое имя, оглянулась и бросилась в мои объятья. Мы долго стояли, обнявшись, и плакали.

Долго Ташкент приходил в себя. Особенно сильные разрушения были в районе Кашгарки, потому что именно это место было эпицентром страшного землетрясения. Теперь здесь стоит памятник «Мужеству», посвящённый ташкентцам, которые героически, выдержали борьбу со стихией. Почти все республики безвозмездно прислали медикаменты, продукты, стройматериалы. В Ташкент приехали строители, молодые парни и девушки, которые поселились в вагончиках. Возле нашего дома расположился небольшой лагерь из палаток и вагончиков. Строители работали круглосуточно, потому что нужно было обеспечить людей жильем до наступления холодов. За год Ташкент преобразился, появились новые кварталы с высотными и четырёхэтажными кирпичными и панельными домами, где каждый дом был украшен мозаикой, росписью с символами той республики, которая строила этот дом. Многие создали здесь семьи и остались жить в Ташкенте.

Ташкент в эти дни жил какой-то особой жизнью — люди объединились, многие взяли в свои дома на временное жильё оставшихся без крова. На улицах, расчищая завалы, дружно работали студенты, солдаты. На разрушенных домах и палатках висели лозунги, написанные от руки: «Трясемся, но не сдаемся!» Особенно популярными были строки из поэмы Владимира Маяковского:

« …Я знаю, город будет,

Я знаю, саду цвесть,

Когда такие люди

В стране Советской есть!.. »

Мастура Исхакова

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...