Война могла стать химической…

Война могла стать химической… - фото

Весной 1942 года немцы готовились применить химическое оружие на Восточном фронте. Получив соответствующие разведданные, советское командование начало принимать ответные меры.

С хрущевских времен фраза «никто не забыт и ничто не забыто» стала рутинной в преддверии празднования Великой Победы. Сейчас вроде бы написано обо всех, даже непропорционально много о штрафниках. А вот о химических войсках у нас забыли. А ведь они тоже доблестно воевали с врагом, пусть не «по специальности».

Не пора ли отдать должное им хотя бы за то, что одним своим присутствием они удержали Гитлера и его союзников от применения химического оружия?!

Если бы не погибла «Грузия»…

В апреле 1942 года корабли Черноморского флота испытывали хронический недостаток в зенитных средствах. А вот санитарный транспорт «Грузия» имел зенитное вооружение лучше, чем на наших эсминцах того времени: пять 45-мм пушек, два 12,7-мм пулемета ДШК и шесть американских спаренных пулеметов. А в его трюмах находилось значительное число снарядов. Но мало кто знает, что там были сотни химических снарядов калибра от 130 до 76 мм, а также бочки с ОВ, предназначенным для снаряжения авиабомб. Вот почему потребовалось дважды перезахоранивать останки «Грузии».

Видимо, «Грузия» пошла в свой последний рейс именно чтобы применить химическое оружие! Мало того, сотни тонн химбоеприпасов – артиллерийских снарядов, авиабомб, различных выливных авиационных устройств и т.д. – к началу войны хранились в многочисленных штольнях Севастополя.

Судя по всему, в Крыму наше командование готовилось к массовому применению химического оружия. Замечу, что первой применила ОВ 11-я армия генерала Манштейна в апреле–мае 1942 года на Керченском полуострове.

Таким образом, советская сторона вполне объективно могла заявить об ответных мерах. Массовое применение химического оружия под Севастополем могло привести к полному разгрому армии Манштейна — химические снаряды с дистанционными взрывателями легко выкурили бы немцев из их укрытий. Кстати, фотографии, кинохроника и многочисленные мемуары показывают, что наши бойцы до последнего дня обороны не расставались с противогазами. Зато противогазов не видно у полуголых немецких солдат под Севастополем. Поэтому нетрудно предположить эффект массированного применения ОВ.

Однако гибель «Грузии» и наступление немцев из-под Харькова на Сталинград вынудили советское командования отказаться от применения ОВ в Крыму.

Перед сдачей города 27–29 июня 1942 года химические боеприпасы в ночное время доставлялись из хранилищ Юхариной балки в бухту Казачья, где грузились на шхуну «Папанинец», на которой затем вывозились в открытое море неподалеку от бухты, где и сбрасывались за борт. Глубина сброса была не менее 50 м. При этом иприт и люизит, которыми заправлялись химические бомбы, хранились в то время в бочках типа Л-100. Периодически такие бочки обнаруживаются на побережье Крыма в наши дни. В 80-е недалеко от Казачьей бухты водолазы нашли бочку типа Л-100 и вытащили на берег. В ней обнаружили маслянистую жидкость, пахнущую геранью. Лабораторный анализ показал, что в бочке отечественного производства находится люизит, боевое отравляющее вещество.

СОЮЗНИКИ ГОТОВЫ ПРИЙТИ НА ПОМОЩЬ

Косвенно возможность применения химического оружия на Восточном фронте весной 1942 года подтверждают переговоры советского правительства с западными союзниками:

Черчилль – Сталину

Лично и секретно

21 марта 1942 года.

«…Посол Майский был у меня на завтраке на прошлой неделе и упоминал… что… немцы… могут использовать газы против Вашей страны… я хочу заверить Вас в том, то Правительство Его Величества будет рассматривать всякое использование ядовитых газов как оружия против России точно так же, как если бы это оружие было направлено против нас самих. Я создал колоссальные запасы газовых бомб для сбрасывания с самолетов, и мы не преминем использовать эти бомбы для сбрасывания на все подходящие объекты в Западной Германии, начиная с того момента, когда Ваши армия и народ подвергнутся нападению подобными средствами».

Сталин – Черчиллю.

Лично и секретно.

29 марта 1942 года.

«По нашим данным, не только немцы, но и финны могут начать применение ядовитых газов против СССР… Советское правительство было бы весьма благодарно, если бы Британское правительство могло помочь получить в Англии некоторые недостающие химические средства обороны, а также средства ответного химического удара, имея в виду возможность химического нападения Германии на СССР. Если с Вашей стороны не будет возражений, я бы мог в ближайшее же время направить в Англию специальное лицо по этому делу».

Черчилль – Сталину.

Лично и секретно.

10 апреля 1942 года.

«…2. Пожалуйста, направьте Вашего специалиста по вопросам противохимической обороны и контрнападения для точного объяснения того, какие материалы Советскому правительству необходимо получить из Англии.

3.…если необходимо, то мы до получения сообщения от этого специалиста сможем предоставить Вам первым ближайшим пароходом по крайней мере тысячу тонн иприта и тысячу тонн хлора…»

Сталин – Черчиллю.

Лично и секретно.

22 апреля 1942 года.

«…Выражаю Вам признательность за готовность предоставить 1000 тонн иприта и 1000 тонн хлора. Но так как СССР ощущает более острую нужду в других химических продуктах, то Советское правительство желало бы вместо указанных выше продуктов получить 1000 тонн гипохлорита кальция и 1000 тонн хлорамина или в случае невозможности поставки этих продуктов 2000 тонн жидкого хлора в баллонах.

Советское правительство намерено командировать в Лондон заместителя народного комиссара химической промышленности Андрея Георгиевича Касаткина в качестве своего эксперта по вопросам химической защиты и контрнападения».

Наш химический меч

Каким же арсеналом химического оружия располагала Красная армия? Производство ОВ в России началось в 1915 году и не прерывалось до 22 июня 1941 года.

К апрелю 1931 года мощности советских заводов по производству иприта достигли 15 800 т в год, и строились заводы еще на 18 000 т иприта. По фосгену к 1 октября 1931 года плановые мощности должны были составить 10 000 т.

Основная масса химсредств и боевой техники химвойск сосредоточивалась в Белорусском, Киевском и Ленинградском военных округах, а также в Забайкалье.

Химбоеприпасами располагал и флот. Перед войной шла доработка нового поколения корабельных химснарядов – ОХС и снарядов с жидким ОВ ударного действия. В 1941–1942 годах были отработаны и испытаны 102-мм, 130-мм и 180-мм химснаряды ударного действия. Приказом наркома ВМФ за № 001100 от 18 апреля 1942 года были приняты на вооружение осколочные химические снаряды,

Естественно, что детальной информации о качестве химического оружия у германского командования не было, но и поступившей информации оказалось достаточно, чтобы за исключением нескольких эпизодов вермахт отказался от применения химического оружия. Так, не воевавшие химические части РККА предотвратили применение врагом оружия массового поражения и превращение Второй мировой в химическую.

Александр Борисович Широкорад, историк

topwar.ru

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...