Капитан ледокола о прошедшей зиме

0
Капитан ледокола о прошедшей зиме - фото

Мариупольский ледокол «Капитан Белоусов» полтора месяца продолжает освобождать из ледового плена торговые суда в Керченском проливе и сопровождать их по северной части Азовского моря, прокладывая путь в порты Бердянск, Мариуполь и обратно. В среду на прошлой неделе «Капитан Белоусов» привел в мариупольский порт караван из семи судов с суммарным объемом грузов 80 тыс. тонн. Это определенное подспорье для докеров-механизаторов морского торгового порта нашего города, которые вследствие зимних форс-мажорных обстоятельств за две мартовские недели переработали всего 200 тыс. тонн грузов, или почти втрое меньше обычного.

В четверг утром ледокол с караваном судов вновь взял курс на юго-запад в сторону Керченского пролива. А накануне журналист «Приазовского рабочего» пообщался с многоопытным капитаном ледокола Александром ШУЛЯКОМ.

— Александр Иванович, учитывая сложную обстановку, возникшую на Азовском море, 24 января была объявлена зимняя навигация — официально началась ледовая кампания. Как она складывается для экипажа единственного в Украине ледокола «Капитан Белоусов»?

— Мы сразу же провели из Мариуполя на юг караван из десяти судов. Восемь – обратно из Керченского пролива на север Азовского моря. Снова сформировали караван из восьми судов на юг… Задул сильный северо-восточный ветер. Многие суда торгового флота типа «Хазар» и даже более крупные не смогли преодолеть лед в районе Керченского пролива. Их относило в сторону Казантипа (мыс на берегу Азовского моря в северо-восточной части Крыма. – И. С.), и буквально за сутки-двое они оказались в крепком ледовом плену.

Более того, ввиду сильной подвижки льда началось сжатие корпусов судов. Приходилось постоянно обкалывать лед вокруг заблокированного флота, оказывать содействие в ремонте, обеспечивая всем необходимым. Наш ледокол работал очень интенсивно, гарантируя безопасную стоянку, а также снабжал продуктами, топливом. На этих судах ранее планировали получить провиант и выполнить бункеровку (принять на борт топливо и моторные масла), но не смогли этого сделать из-за сильного мороза и неблагоприятного ветра.

— Вы около 20 лет являетесь капитаном ледокола «Капитан Белоусов». Сравните тяжесть нынешней ледовой кампании в сопоставлении с теми, в которых довелось участвовать в былые годы.

— Подобной по сложности ледовой кампании не припомню. В эту зимнюю навигацию приходится преодолевать ледяной панцирь моря толщиной до 70 см и двух-, трехметровые ледяные торосы. Нелегко даже для нашего ледокола, имеющего мощность в 12 тыс. лошадиных сил. Более месяца никто из членов экипажа «Капитана Белоусова» не сходил на берег…

— В феврале в СМИ звучала отдельная критика береговиков на то, что ледокол некоторое время не занимался проводкой судов на север Азовья, как следствие, приостановилась перевалка грузов в портах.

— Не одну неделю самым узким звеном оставалась акватория Азовского моря в районе Керченского пролива. Именно там пришлось нам изрядно потрудиться. В том числе, подчеркиваю, постоянно курсировать между Керченским портом (брать на борт провизию и топливо) и судами, затертыми во льдах (на «Авроре», к примеру, быстро и полностью закончилось топливо, и возникли серьезные проблемы).

— Что Вам известно о дальнейшей судьбе двух теплоходов, на которых возникли серьезные проблемы? (На украинском сухогрузе «Иван Викулов», следовавшем из Алжира в Ростов-на-Дону и застрявшем во льдах Азовского моря в 50 км от крымского побережья 5 февраля, напомним, случился пожар. А турецкий сухогруз «АLАСА-1» был пробит льдами восточнее Керченского пролива и полностью обесточен).

— Сухогруз «Иван Викулов» доставили в Керчь с помощью буксира «Плутон» и ледокола «Капитан Мошкин». Насколько мне известно, там на местном судоремзаводе проведут ремонт судна и его восстановление «под ключ». Турецкий сухогруз «АLАСА-1» продолжает дрейфовать во льдах, каждый день ищем его позицию. Основная проблема заключается в том, что отследить перемещение этого судна очень трудно, так как оно полностью обесточено, не работает автоматическая идентификационная система и масса другой электроники. По сути, «ALACA-1» превратилась в груду опасного плавучего металлолома и есть риск, что какое-нибудь другое судно ночью может в нее врезаться. Кроме того, если турецкий сухогруз утонет на входе в Керченский пролив, могут возникнуть серьезные транспортные проблемы.

— На Азовском море Вы действовали совместно с пятью российскими ледоколами?

— Об их функционировании в том районе мы больше слышим по радио. Они, к слову, менее мощные, чем «Капитан Белоусов», и работают чаще всего парами. Наиболее тяжелые и сложные ледовые операции доводится выполнять нашему ледоколу. Об этом просят и сами россияне. Если же говорить о сухогрузе «Иван Викулов», то к этому судну намеренно были посланы менее мощные российские суда-спасатели, так как наш ледокол при подходе мог способствовать в тех ледовых условиях возникновению новых трещин на борту сухогруза.

К слову, задействован в районе Керченского пролива и мариупольский буксир ледового класса «Портовик».

— Что можете сказать о фактических результатах?

— По последним данным, в ходе ледовой кампании мы провели по Азовскому морю 131 судно торгового флота. В порт Мариуполь – 76. По Керченскому проливу – 57.

— Как складывается ситуация на море в последние дни?

— В минувший вторник, когда мы проводили караван судов по Керченскому проливу, пошла сильная подвижка льда, сжатие, торошение. Но мы удачно провели суда на юг и взяли новый караван на север. Была опасность посадки судов на мель. Благодаря нашему опыту, помощи буксиров удалось этого избежать. В среду все суда благополучно пришли в Мариуполь.

Приходится также констатировать, что море сейчас полностью забито льдом…

— …И есть опасения, что пойдет отрыв припаянного льда?

— Это самое страшное, если припай в десятки-сотни тысяч тонн оторвется, к примеру, у берега в районе поселка Песчаного и пойдет в канал. Очень опасаемся, не хотим допустить, потому традиционно тщательно отслеживаем ситуацию, связанную с направлением, силой ветра и движением льда.

— В последние годы, как Вы ранее рассказывали, проведена реновация ледокола «Капитан Белоусов» (заменены на новые шесть главных двигателей, подремонтирован ледовый пояс бортов, имеющий толщину 30 мм, и т. п.), проводились непростые ходовые испытания… Насколько четко и надежно функционирует ледокол во время нынешней зимней навигации?

— Учитывая, что были установлены современные мощные двигатели знаменитой фирмы «Катерпиллер», ледокол работает нормально, без проблем. Другое дело, он постоянно находится в напряжении. Дополнительно нужен еще хотя бы один ледокол. Нужен, подчеркиваю, не для порта Мариуполь, а для всего государства Украина.

— Удалось ли в январе полностью укомплектовать экипаж ледокола? Как себя проявили подчиненные Вам моряки?

— Мы не торопились полностью набирать экипаж, пока не наступили заморозки (не секрет, что стараемся максимально экономно использовать средства и прочие ресурсы). Когда было официально объявлено о начале ледовой кампании, вакансий уже не было. В экипаже все толковые специалисты. Причем 70% из них – доморощенные. С кадрами больших проблем нет, хотя зарплата у нас намного меньше, чем у моряков российских ледоколов, несмотря на то, что также надолго оторваны от семьи, детей. Моя зарплата, к примеру, если брать в долларовом эквиваленте, — одна тысяча, у моих российских коллег – по пять-шесть…

— Ваши прогнозы по срокам завершения ледовой кампании, зимней навигации?

— Как минимум до конца марта работы нам хватит. Сейчас Азовское море покрыто льдом, дальше все будет зависеть от погоды.

— Семь футов под килем!

Беседовал Игорь СЕМУСЕВ

http://pr.ua