Светлана Отченашенко: о любви, о женщинах, о театре

0
Светлана Отченашенко: о любви, о женщинах, о театре - фото

Маленькое село Исковцы в Полтавской области… Десятилетняя девочка, припав к радиоприемнику, заворожено слушает любимую передачу «Театр у микрофона»… Передача подходит к концу, растворяется в воздухе голос ведущего, а девчушка, встав перед зеркалом, начинает декламировать стихи… В глубине Зазеркалья девочке видятся наполненный зрителями зал, мерцание рампы и подмостки театральной сцены, на которой одно за другим совершаются чудеса перевоплощения.

Никому не дано увидеть свою будущую судьбу, надежно укрытую туманом времени. И потому никто в той крошечной деревушке думать не думал, что старательно декламирующая стихи девчушка – будущая актриса, чье имя станет известно всей стране и за ее пределами.

Светлана Отченашенко – Народная артистка Украины, сыгравшая за 46 лет работы в Мариупольском драматическом театре без малого двести ролей, давно и безнадежно завоевавшая сердца мариупольских зрителей.

В преддверие первого весеннего праздника актриса нашла время побеседовать с корреспондентом «МЖ» не только об этом чудесном празднике – дне 8 Марта, но также и о том, что является основной составляющей женского счастья и гармоничной человеческой души.

— Светлана Ивановна, что для вас лично значит этот день – 8 Марта? Нужен ли этот праздник женщинам?

— Если бы этого праздника не существовало, то его надо было бы выдумать. Мне кажется, что такой праздник — некая компенсация женщине за ту довольно-таки трудоемкую роль, которая ей отведена Природой и обществом в воспроизведении рода людского. Особенно, это касается женщин среднего сословия, а такие есть во всех странах, где нет прислуги, где женщина выполняет очень многомерные функции. Я думаю, что такой день крайне необходим. В Америке есть День матери. Это — прекрасный праздник. Но он несколько сужает понятие женского счастья. Ведь есть же женщины, которые так и не имеют этого счастья – быть матерью. И это не их вина, это – их беда. А есть еще жены, сестры, любимые. Женщине крайне необходимо, хотя бы раз в году чувствовать себя Принцессой, Королевой, получать знаки внимания. И прекрасно, что этот праздник – в канун весны. Праздник 8 Марта — предощущение весеннего возрождения. В этот день каждая женщина ощущает себя по-особому. Женщины 8 Марта — в центре внимания, они получают подарки, цветы. А женщине это очень нужно. Ей крайне необходимо чувствовать, что она нужна и любима.

— Однажды каждая девочка открывает для себя этот праздник – день 8 Марта, осознавая, что она, как представительница прекрасного пола, причастна к этому празднику. Обычно, этот истинно женский праздник в нашей памяти переплетается с детскими воспоминаниями и впечатлениями. Каким он остался в вашей памяти?

— Я выросла в селе. Первые духи я получила в восьмом классе из рук отца на 8 Марта. Папа подарил мне духи «Ландыш серебристый». А в десятом классе на 8 Марта мне были подарены духи «Красная Москва», которые до этого дня дарились только маме. Это было настоящее счастье!

Помню, как проходил у нас в селе этот праздник. В селе у всех было много комнатных растений. И к этому праздничному дню что-нибудь обязательно цвело. И в гости мы шли с этим горшком цветущего растения. Но еще и всегда страховались. Примерно за месяц до 8 Марта срезались веточки вишни, абрикосы, яблони или груши и ставились в водичку. К 8 Марта эти веточки распускались и расцветали.

Подружкам в школе мы готовили в подарок носовые платочки. Батистовые платочки с кружевами, в уголочке вышивалась монограмма того, кому даришь или какая-нибудь розочка. Обязательно готовились рукодельные подарки и маме. Втайне от мамы вышивалась подушечка или связывалась салфеточка. Все это делалось старательно, с предвкушением того момента, когда будет подарено маме, и как ей будет приятно получить этот подарок.

— Светлана Ивановна, в вашей жизни была настоящая большая любовь. Ваш супруг Ефим Харабет – талантливейший человек, однажды на праздновании 8 Марта пригласил юную актрису на танец и больше никогда не отпускал…

— Да, для нас 8 Марта всегда был радостным, долгожданным праздником. Ефим Харабет в этот день мне дарил цветы и французские духи. В моей памяти день 8 Марта остался очень светлым, очень радостным. Но уже восемь лет для меня этот день окрашен другой тональностью. Ведь именно 8 Марта умер мой муж. И этот день превратился для меня в День памяти. Чаще всего мне хочется провести этот день с ним — с моим любимым. Если стоит хорошая погода, я могу съездить на кладбище, сходить в храм. В этот день смотрю видеозаписи с ним, перечитываю наши письма. У меня сохранились все письма, которые мы друг другу писали в течение всей нашей жизни. На душе — светлая печаль. От этого этот праздничный день не перестал быть праздничным, но у него уже другая тональность…

— Женщины-актрисы обладают необыкновенным правом – правом пережить множество женских судеб, воплотить на сцене десятки женских образов. Что нужно для того, чтобы перед зрителями предстали живые люди – чувствующие, страдающие, а не плоские картонные фигурки?

— С каждой новой ролью, ты начинаешь все заново. Ты подступаешься к новой роли, и не знаешь вначале, с какой стороны подойти. Начинаешь потихонечку нащупывать, узнавать, что происходит с этим человеком в его природе, внутри него. Начинаешь приближаться к герою, пока в него не залезешь так глубоко, насколько это возможно. Для актера важно не просто увидеть человека, но и понять его, и найти в нем что-то близкое для себя. Важно отыскать в персонаже то, что по-человечески волнует самого актера, то, что болит в его душе. На сцене все изображать невозможно, надо что-то излагать живое, близкое тебе. За игрой должно стоять что-то твое, больное, только тогда роль получается. Если этого в роли не найдешь, она будет неживой. Хорошая актерская работа по существу – обнажение души. Чем больше актер способен в роли обнажить собственную душу, тем он лучше. Тело обнажить значительно проще. Душу очень трудно обнажить. Ведь в нашей душе все есть. Как правило, мы приличные люди. Знаем, что хорошо и что плохо, умеем вести себя в обществе. Но ведь у нас в душе — много всего! Есть и негативные качества. Актер — он и создатель, и материал. Хорошие артисты умеют максимально обнажать душу, понимая, что любое обнажение — даже негативных качеств – на пользу тем, кто увидит. В театр люди приходят за эмоциями, за чувствами. Кто-то приходит поплакать, кто-то — посмеяться. Но нельзя только смеяться. Когда человек только смеется это – выгоревшая, опустошенная душа.

— Душа обязана трудиться…

— Душа должна трудиться, должна страдать. Мы начинаем забывать эти слова с приставкой «со» — сопереживать, сострадать, сочувствовать. Мы это теряем. Мы стали воспринимать слезы, страдание, как негатив. Но страдание – обязательно. Даже религия говорит: страдание необходимо человеческой душе. Путем страдания идет отшлифовка человеческой души, совершенствование ее, сбрасывание грязи. Вырабатывается способность к сопереживанию, к умению разделить чужую боль.

Театр конечно должен уметь развлекать, преподнося зрителям комедии. Но не только. Он обязан будить души человеческие. Особенно – в наше время, когда души становятся скуднее и скуднее. Место, где находится душа, перестает работать. У сегодняшних молодых людей оно часто не работает. Они немного инвалиды в этом смысле. Душу надо будить.

— Светлана Ивановна, можете ли вы обозначить какие-то моменты в жизни, когда вы чувствуете себя абсолютно счастливым человеком?

— У каждого настоящего актера есть такие моменты. Это тогда, когда в момент его пребывания на сцене, когда он изливает через героя свою больную душу, в зрительном зале стоит звенящая тишина. Это — момент полного единения со зрителями. И такие минуты стоят очень дорого, они бывают крайне редко, но это истинная награда.

Интервью вела Марина ЛИТВИНОВА.