Март решит судьбу России

0
Март решит судьбу России - фото

Что будет, если Путин проиграет на Выборах марта 2012 и не станет Президентом России.

А вот действительно, что будет?

Мы так уже свыклись с тем, что Путин будет Президентом, что если что и изменится, то не очень и сильно, что всё останется почти так, как оно есть сейчас. Ну, может и изменится, но только почти в косметическом виде: может, будет побольше свобод, чуть больше демократии, чуть больше ответственности чиновников перед гражданами и ещё чего-нибудь чуть-чуть. Но, главное, правила игры останутся прежними – и мы как и работали так и будем работать. Получать свои деньги (может меньше, но получать), платить по кредитам, ипотеке.

Офисный планктон будет заниматься виртуальной работой и сетовать, что не ценят и мало платят.

А если мир изменится? Встанет с ног на голову, и Путин не станет Президентом России?

Ведь у нынешнего аппарата государственного управления нет другого кандидата. Ставка лишь на Путина. С его именем связаны все надежды и чаяния на выполнения и оборонного заказа и социальной политики (хоть всем хочется жить по потребностям, а не по труду).

Что будет-то?

А будет, наверное, вот что:

Если Владимир Путин проигрывает президентские выборы в марте, богатые изгнанники массово покинут «Лондонград» и вернутся в Москву. Намекая на то, что Великобритания может потерять те деньги, которые они привезли с собой, Березовский, которому сейчас 65 лет, сказал: «Это не только я, все те, кто в своё время был вынужден покинуть Россию, упакуют чемоданы и вернутся туда весной».

Вновь приехавшие сразу захотят получить свою долю от экономического пирога и пополнят стаю шакалов, бросившуюся перераспределять и по новой делить собственность тех, кто, оставшись без поддержки государства, не сможет её удержать. Силовики уже в открытую начнут крышевать и подбирать под себя и просто лично себе уже абсолютно любой бизнес, приносящий хоть какой-то доход. Те, кто имеет сейчас производство или собственность, перестанут вкладывать деньги не только в текущий ремонт, но и в развитие – зачем, ведь можно будет всё потерять! Наступит опять передел, сравнимый с переделом социалистической собственности 90-х.

Мы уже члены ВТО. И за декларацией от новых каких-то властей о защите национального производителя последует снятие оставшихся препонов. В Россию валом хлынет всё, что где-то залежалось. Наши производители не смогут противопоставить этому валу ничего. Ведь себестоимость отечественных товаров значительно выше (хотя бы по зарплатным моментам – все хотят получать у нас много), чем у импортных товаров, поставляемых нам по демпинговым ценам для завоевания рынка. И кто сможет регулировать это? Никто! Новые власти просто сметут старый госаппарат и насадят на место прежних чиновников — новых, голодных и стремящихся наработать себе копейку пока всё не устаканится.

А в сентябре Россию накроет новая волна экономического кризиса. Обязательно накроет, как накрыла Прибалтику, Грецию и прочий мир. А новое правительство просто не сможет с ним бороться. Вспомните Временное правительство 17-ого. Банки будут падать один за другим, Банк России будет печатать и печатать деньги, чтобы латать дыры в бюджете.

Из-за нехватки денег обещанные народу выборы, «свободные» и «честные», отменяют. И огромное количество поспешно созданных партий остаются не у дел.

Возрастет зависимость России от сырья. Сократится производство.

Вырастет импорт продовольствия, а поскольку оно в мире все время дорожает, и для людей оно будет дороже. Вырастет недовольство существующим социальным порядком, в частности, уровнем расслоения, которое правящий класс не хочет сокращать. На этом фоне будет расти межнациональная напряженность.

Наступит самая настоящая стагнация, не будет модернизации. Да и зачем? Мы будем гнать сырьё. Будет повышен пенсионный возраст, впрочем, не сразу, не в первые годы. Правительство не будет устанавливать высокие платежи для людей с высокими доходами. Передел собственности, который начнётся, не для этого затевался. Значит, за все будут платить бедные.

На что бы мы сейчас не пеняли, будет всё более радикальнее. Новое правительство за риторикой о торжестве демократии и заботе о населении будет латать свой бюджет, чтобы и им хватило лично, и какие-то госпрограммы выполнять.

Открытые препоны по ВТО приведут к ситуации а-ля украинской экономики. Подорожает большинство товаров широкого потребления. Хотя техника станет относительно дешеветь и навороченные телефоны войдут в каждый дом (это мировая тенденция), цены на еду и одежду взлетят. Бедные станут беднее и голоднее, а богатые — богаче.

Реформы социалки не будут доведены до конца. То, что разрушили, ещё не превратится во что-то новое и не сможет работать. Остатки советской системы образования и здравоохранения худо–бедно профункционируют еще несколько лет, затем возникнет очередное расслоение общества.

Обеспеченные семьи смогут дать детям хорошее образование и нормальную медицину, остальным придется довольствоваться азбукой и услугами фельдшера.

И нельзя будет надеяться на приток капитала из-за рубежа. Он будет вводиться дозировано лишь для оборачиваемости его в России с последующим выводом в тёплые страны. Отток капитала примет характер панического бегства ещё и от падения спроса на свой экспорт.

Соответственно, валютной выручки не только перестанет хватать для поддержания стабильности курса рубля в рамках существующей социально-экономической модели, ее перестанет хватать даже для поддержания стабильности денежного обращения и денежной базы в достаточном объеме. В этой ситуации Правительство и Банк России должны будут в условиях крайне неблагоприятной внешней конъюнктуры проводить перестройку существующей социально-экономической модели.

Инфляция в первые пару-тройку лет станет очень высокой, а благосостояние граждан по итогам экономического обвала уменьшится в разы.

Вероятность того, что с уходом Путина Россия собьется со стабильного курса, – очень велика. Особенно учитывая, что из нынешних оппонентов власти «перехватить руль» просто некому. И, разумеется, с резким ослаблением России соседние государства и главная мировая империя – США – начнут активно реализовывать свои национальные и геополитические интересы за счет нее, было бы даже странно, если бы у них не возникло такого желания.

Что из себя будет представлять Россия на входе из такой передряги, если она случится, сказать трудно. Мы это видели всё не далее как двадцать лет назад, после распада СССР. Не уж то у людей память плохая? Или все надеются оказаться в рядах распильщиков?

Алексей Кулаков

«Bad News at News»