Шах и муравей

Шах и муравей - фото

Однажды шах Сулейман ехал со своей свитой на охоту. Увидел Муравья на дороге, подскакал к нему и спрашивает:

– Эй, Муравей, что стоишь, кого поджидаешь?

– Никого я не жду,– ответил Муравей. – Просто смотрю, как приходят Сулейманы и уходят.

Нахмурился шах.

– И сколько же Сулейманов ты повидал?

– С тобой как раз семьдесят будет.

– Как же тебе удалось сосчитать?– спросил шах со смехом.

Приосанился Муравей и отвечает гордо:

– Благодаря уму, трудолюбию и бережливости.

Задумался шах, долго молчал, а потом будто очнулся и говорит:

– А как мне узнать, умён ли ты?

– Глянь, какая голова у меня большая.

– А как в трудолюбии твоём убедиться?

– Увидишь, как я работаю,– убедишься.

– Ну, а бережливость свою чем докажешь?

– А ты посмотри, какой я худощавый и живота совсем нет!

Снова рассмеялся шах Сулейман.

– Ну, Муравей,– сказал он,– если ты меня в своей бережливости убедишь, то я и в ум, и в трудолюбие твоё поверю. Скажи-ка мне, как ты бережлив?

– Одним пшеничным зерном семь лет питаться могу.

Услышал это шах, рассмеялся пуще прежнего и переспросил:

– Семь лет, говоришь?

– Да, ровно семь лет.

– Я проверю правдивость твоих слов, Мура

вей. Исполнишь сказанное – награжу, чем пожелаешь, но за обман поплатишься головой.

– Если обману, можешь и повесить.

Шах Сулейман велел одному из воинов поднять Муравья с земли и взять с собой. Шах и придворные направились в столицу. По шахскому приказу посадили Муравья в бутыль, кинули ему одно пшеничное зёрнышко, потом бутыль закупорили и на бечёвке к стенному крюку подвесили.

Месяцы идут, годы проходят. Шах Сулейман гуляет, пирует да веселится. И когда он вспомнил о Муравье, оказалось – тот уже семь лет сидит в бутыли. Шах велел принести её. Как раскупорили бутыль, так все и опешили: Муравей-то съел только половинку пшеничного зерна.

Удивился шах и спросил;

– Эй, Муравей, почему ты съел только половинку?

– Да, потому что я знал – шахи любят пировать да веселиться,– ответил Муравей с укоризной.– Боялся я, что и через семь лет ты обо мне не вспомнишь. Голодной смерти боялся, половинку зерна про запас держал.

– Ну, Муравей,– сказал шах,– в бережливости твоей я уверился. Теперь испытаю твоё трудолюбие. Сколько времени тебе понадобится, чтобы перенести весь обмолот с тока?

– Если мешать не будут, за день управлюсь.

Велел шах Муравья выпустить и не мешать ему. Принялся Муравей за работу. К исходу дня весь обмолот к себе в муравейник перетащил. Вечером явился шах. Смотрит – на току ни зёрнышка не осталось. Похвалил шах Муравья:

– Ну, показал ты и трудолюбие своё. А теперь ум проявить должен. Пойди приготовься – завтра я со свитой к тебе в гости прибуду.

Назавтра шах Сулейман с придворными в гости к Муравью приехал. Коней в стойла завели, пригласил Муравей шаха Сулеймана в жилище пожаловать. К пиру было всё готово, расселись гости и пили-ели на славу. Насытился шах Сулейман и сказал:

– Ну, Муравей-хозяин, твоим угощеньем мы довольны. Теперь твои богатства обозреть желаем.

– Да продлятся дни шаха,– ответил Муравей. – Я исполню это желание, но, прежде чем увидеть мои богатства, отдай мне свой перстень, что твою шахскую власть доказывает. Пусть он побудет у меня, пока ты не изволишь уйти отсюда, ибо здесь – мои владения и в них распоряжаться ты не волен.

Шах Сулейман снял свой перстень и передал его Муравью. Пошли они осматривать богатства муравьиные. Спустились по длинным лестницам в подземные хранилища. Чего только там не было! Горы пшеницы и ячменя, и проса, и риса! Добра доверху набито. У коней кормушки до краев засыпаны. А муравьи вокруг следят, чтобы ни зёрнышка наземь не упало, если упадёт – сразу подберут.

Прошёл шах в палату оружейную. Там – копья скрещенные и щиты один на другом – до потолка. Рядом – казнохранилище. Здесь от камней самоцветных, алмазов да яхонтов глаза разбегаются. А посредине поднос большой с кольцами драгоценными. Увидел их шах Сулейман и сказал:

– Для чего тебе, Муравей, перстень мой? Ты сам себе шах. Верни мне перстень, нам пора идти.

– Да продлятся дни шаха. Стоит ли один перстенёк того, чтобы ты говорил о нём! Изволь, возьми его сам.

– Шах Сулейман наклонился, хотел свой перстень взять, да так и обомлел. Все кольца были похожи точь-в-точь одно на другое и на каждом написано: Сулейман.

И тогда шах спросил:

– Откуда, Муравей, у тебя столько перстней?

– Я собирал их во всех краях, где жили Сулейманы.

Еще больше удивился шах.

– Значит, ты очень стар, Муравей?

– Да продлятся дни шаха, – ответил Муравей. – Если сосчитать, сколько лет нашему миру, выйдет, что я ещё молод.

– Ты столько прожил, Муравей! Скажи, пожалуйста, кто враждовал с тобой, кто дружил? – полюбопытствовал шах.

– Дружит со мной земля, – ответил Муравей,– а врагом я считаю того, кто собственному слову изменяет.

– Я не отступаю от своих слов! – воскликнул шах. – Говори, Муравей, чего ты от меня пожелал бы.

Пошептался Муравей со своими родичами и промолвил:

– Да продлятся дни шаха. Есть у нас к тебе одна просьба: не бери с нашего племени муравьиного никакой дани.

– Быть по-твоему. Ваше муравьиное племя никакой данью отныне облагаться не будет, – пообещал шах. – А теперь найди мой шахский перстень и возврати мне.

Муравей подал ему перстень и улыбнулся:

– Да продлятся дни шаха. Такое все Сулейманы обещали, только ни один из них не сдержал своего слова…

Шах и придворные сели на коней и ускакали.

Не прошло и трёх дней, как Муравей получил от шаха Сулеймана грамоту. В ней было написано: «Муравьиное племя обязано выплатить дань».

Прочитал Муравей шахский указ и горько усмехнулся:

– Я так и знал. Шахам верить нельзя.

Азербайджанская сказка

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...