Светлана Доронченко: «Мы без зрителя ничего не значим…»

0
Светлана Доронченко: Мы без зрителя ничего не значим… - фото

Вопрос, сколько было лет, когда впервые пришла в театр, кажется Светлане Доронченко, артистке высшей категории Донецкого академического ордена Почета областного русского драматического театра города Мариуполь, смешным. Впервые в театр ее внесли на руках: будущей актрисе тогда только-только исполнился годик.

С того далекого дня жизни своей Светлана без театра не мыслит. Да и разве могло быть иначе? В семье, в которой родилась Светлана, три поколения подряд выбирали актерскую профессию.

Своими мыслями о том, из чего состоит актерский труд, Светлана Доронченко поделилась с корреспондентом «МЖ».

— Светлана, ваше детство, было пропитано этакой актерской аурой?

— Да, можно сказать и так. Вся моя жизнь проходила в актерской среде. В садик меня не отдавали. Родители брали с собой в театр, на гастроли, на репетиции, спектакли. У нас в театре был реквизиторский цех, там «заведовала» бабушка Рая. Все, у кого были маленькие дети, своих ребятишек к ней приводили. Она нас кормила, чаем поила. Пока наши родители были на репетиции, она за нами, малышами, присматривала. И позже, когда уже училась в школе, я тоже была все время здесь, в театре – на репетициях, спектаклях. Все спектакли в зале сидела. И, конечно, дома только о работе разговоры были. Меня окружали актеры – дедушка, папа, мама…

— Имена ваших родителей — Юрия Доронченко, народного артиста Украины, Людмилы Руснак, заслуженной артистки Украины – знакомы, наверное, каждому мариупольцу. Это – любимейшие актеры, почитаемые зрителями. Можете ли вы сказать, что ваши актерские успехи – это плоды и их воспитания тоже?

— И я, и мои папа, мама, дедушка – мы все разные. Как актеры мы совершенно не похожи друг на друга.

С папой мы много раз были партнерами, один раз я даже играл его жену. Он мне никогда не рассказывал, как надо делать, не наставлял. Не садился и не начинал учить. Процесс обучения между нами шел на уровне внутреннего понимания, на интуитивном уровне. Я просто, наверное, как губка, впитывала некий настрой, эмоции.

Меня в семье, в принципе, никто никогда не хвалил. Папа всегда был очень скупой на похвалы. Однако, если он скажет: «Малыш, ты – молодец!», то это была для меня – высшая похвала.

Мама никогда не приходит на мои репетиции, если мы не заняты в одном спектакле. Приходит на премьеру, а я безумно волнуюсь. Её мнение для меня очень важно. Мастер- класс мои родители давали мне всегда на сцене. Они — мои лучшие учителя и партнёры!

— Светлана, в этом сезоне вы заняты в трех премьерах: «Страсти по дивану», «Дама-невидимка», «Двенадцать месяцев». Все роли – ведущие, сложные, абсолютно разные. Тяжело ли «осваивать» новую роль?

— Первым делом, когда получаю материал, я переживаю. Некоторые неопытные актеры получают и радуются: вот большую роль получил. А у меня изначально – страх: попробуй, сделай! Роль получил и надо думать. Ночей не поспать, что-то придумать, переболеть, полюбить

. И так надо сыграть роль, чтобы не повторяться. Шаблонов нет никаких. Каждый раз — сюрприз. Например, в «Двенадцать месяцев» я играю Королеву – капризного ребенка. А в «Даме-невидимке» – вдову, взрослую женщину. Работать приходится одновременно над двумя большими, совершенно разными, ролями. Это, конечно, сложно. Но такая уж у нас профессия окаянная! Тем и интересна. Тренинг для ума и сердца, это же здорово, что мы имеем возможность перевоплощаться.

— Зависит ли от режиссера то, как идет у актера работа над ролью?

— Это зависит и от актера и от режиссёра. Хорошо, когда получается тандем! Актёр предлагает что-то своё, иногда это служит зацепкой для режиссёра, и наоборот. Главное быть чутким, уметь не только слушать, но и слышать. А наши актёрские «придумки» всегда идут в копилку!

— Мне очень понравилось то, как вы сыграли в «Страстях по дивану». Спектакль очень невеселый, очень трогает за душу. Мариупольцам более привычны комедии. Тяжело было работать над таким непривычным спектаклем?

— Не могу сказать, что тяжело. Потому что в спектакле все знакомое, узнаваемое. Каждый из нас был наверняка в такой ситуации. Но говорить о разобщённости поколений , о том как часто мы делаем больно близким, даже не замечая этого, хоть и тяжело, но нужно! Спектакли должны быть разножанровыми. И комедии нужны, и серьёзные пьесы нужны не меньше. Да, материал непривычный, построен на монологах, и музыки практически нет. Но в этом и есть его правда! Актёр и зритель ,один на один. И если по ту сторону рампы сопереживают, то, значит, не зря мы выходим на сцену.

— Светлана, что бывает чаще: когда вы довольны своей ролью или наоборот?

— В принципе, я — жесткий человек по отношению к себе. Мне кажется, что, когда человек собой доволен, говорит: «Как хорошо я отыграл! Какой я молодец!», он уже не состоялся, как актер. Потому, что мы все время учимся. Мы учились, когда, будучи молодыми актерами, только пришли в театр. Учимся и сейчас. И даже актеры с большим актерским стажем тоже учатся. В театре век живи – век учись. Но удовольствие от работы, безусловно, получаю. И работаю с удовольствием!

— Актерский успех состоит из трех составляющих – талант, трудолюбие, удача. Чего, по-вашему, все-таки, должно быть больше, чтобы актеру так и не пришлось всю жизнь просидеть в «зайчиках»?

— Здесь уже – удача. Потому что можно так и не увидеть успеха, если тебя не замечают. Актер же должен учиться на своей работе. Если ему дают роли — он имеет возможность доказать свой талант. А если тебя не выпускают, ты можешь быть хоть трижды талантлив, но этого никто не узнает. Однако актер может писать заявки на роль. Теоретически. Это для тех, кто умеет пробиваться. Такая настойчивость мало у кого из актеров есть. Для этого надо быть очень уверенным в себе, отчаянным! Обычно режиссер сам предлагает роль. Но трудолюбие не помешает даже самому талантливому

— Вас узнают на улицах?

— Узнают… Ехала однажды в маршрутке, и учительница закричала: «Боже! Моя любимая актриса!» Я уже капюшон надвигаю, лицо прячу, а она продолжает: «Я весь свой класс привела, всю школу агитирую, чтобы они смотрели ваши спектакли!» Я не люблю, когда меня узнают. Я же иногда бываю и уставшей, и с плохим настроением, и не накрашенная…

— Расскажите о вашей дочери! Она тоже выбрала профессию актера?

— Нет, Станислава актрисой не хотела быть никогда. С 5 лет она занимается музыкой. Она — очень одержимый, целеустремленный человек. Серьезная — никаких мальчиков, никаких гулянок. В музучилище получает повышенную стипендию, ездит на многие конкурсы. С пути Станиславу не свернешь. Когда педагоги в училище спрашивают, почему она не актриса, она очень возмущается и говорит: «Неужели вы думаете, что меня кто-то может заставить заниматься музыкой? Я – самостоятельный человек».

— Вы близки со своей дочерью?

— Станислава — это моя лучшая подруга. Для меня лучший отдых, это –провести время с дочкой. У нас много любимых занятий. Любим гулять. Особенно много гуляем летом, когда есть свободное время. Мы берем собаку, идем все вместе к морю. Любим ходить в кино, любим ходить в театр на чужие спектакли, где мы не заняты.

— Станислава делится с вами впечатлениями о вашей работе в очередном спектакле?

— Моя дочка — строгий критик. Я всегда к ее мнению прислушиваюсь. Если Станислава говорит, что то-то или то-то ей понравилось, то это для меня дорогого стоит.

— Станислава тоже выросла в театре?

— Конечно! Когда я вышла из декрета, дочке было полгода. И мне сразу дали роль в новогодней сказке «Алиса в стране чудес». Я – на репетициях, дочка – со мной. После сказки была «Трехгрошовая опера». Станислава еще соску сосала, все ее здесь няньчили. То режиссер заходил с ней сидел, то – мама, то – папа, то — кто-нибудь из актеров. На прогонах, когда у меня текста не было, я ее брала на руки и выносила с собой. Так она мне показывал, какие мизансцены. Соску вытаскивает и показывает: «Пееходим сюда!» Я говорю: «Пееходим!»

— Света, что самое главное для актера? Без чего он не сможет играть?

— Любить надо свою профессию, верить в то что ты делаешь, а самое главное надо верить в своего зрителя, в то, что он поймет, проникнется, оценит. Мы же без зрителя ничего не значим…

* * *

Люси Браун в «Трехгрошовой опере» Б. Брехта… Маша Миронова в «Капитанской дочке» А. Пушкина… Оксана в «Куплю мужа» М. Задорнова… Хани в «Не боюсь Вирджинии Вульф» Э. Олби… София де Пальма в «Мастер класс» Т.Мак-Нелли… Бьянка в «Укрощение строптивой» В. Шекспира… Шипучина в «Водевили» А. Чехова… Панночка в «Панночка» Н.Садур… Перечисленное – лишь малая часть ролей, сыгранных Светланой Доронченко на сцене Мариупольского драмтеатра с 1992 года.

Работать в театр актриса пришла сразу после окончания школы в семнадцать лет. Через год, параллельно с актерской, стала совмещать работу в качестве телекорреспондента на ТРК «Сигма». В течение десяти лет, с перерывом на декрет, Светлана была одновременно актрисой и журналистом. Затем – полностью посвятила себя театру.

Сейчас Светлана Юрьевна получает второе высшее образование, учась на заочном отделение в Луганском университете культуры.

Ее жизнь это – учеба, домашние обязанности, дочка, любимый пес и, конечно, театр. А самая лучшая награда за труд — это полный зал, зрители которые, затаив дыхание «живут» спектаклем, и – затем – аплодисменты, цветы и крики «Браво!».

В такие минуты каждый актер понимает, что работает не напрасно.

Беседовала Марина ВОЛОБОЕВА.

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...