Малыш и компьютер

Малыш и компьютер - фото

Малышу Ска (так звали моего хорошего маленького друга, который, кстати, отчаянно возражал, когда его называли малышом: «Никакой я не малыш, пожалуйста, не называй меня так, я уже не маленький — мне уже скоро целых четыре года!») — так вот, ему не позволяли подходить к этому столу и трогать то, что там находилось.

Но, вы ведь знаете, что когда что-то запрещают, вам этого, как нарочно, хочется еще сильней. То же было и с малышом — этот стол словно магнит притягивал его к себе. Что в нем было особенного? Да ничего — там стоял компьютер и все то, что нужно для его работы.

— А маленьким детям, — говорила мама, — незачем портить себе зрение, еще успеешь, насмотришься, наиграешься, наработаешься на этом компьютере. А пока занимайся своими игрушками.

И все-таки иногда ему удавалось подсмотреть, что там такое, когда мама, или папа, или старший брат Нэй садились за этот стол к компьютеру.

Хуже всего было с этим задавакой Нэем, когда Ска тихонько подходил и становился за его спиной, чтобы посмотреть, что это там такое на экране. Ему было весело и интересно наблюдать, как Нэй с огромными наушниками на голове и каким-то рулем в руках, возбужденный, шумный, раскрасневшийся, не отрываясь от экрана, ведет битву с вражескими самолетами или жуткими чудовищами, или отправляется в космос, на другие планеты, или участвует в автогонках, при этом громко радуется или злится.

Но как только Нэй замечает стоящего рядом брата, уставившегося на экран, а временами даже взвизгивающего от восторга, он тут же бесцеремонно прогоняет его.

Иногда (если, конечно, в этот момент он не смотрит очередные приключения героев своих любимых мультиков), Ска подглядывает, как мама играет с кем-то в карты.

— Ты знаешь, — делится он со мной самыми интересными новостями, жалуясь на Нэя и на то, что ему не разрешают не только поиграть на компьютере, но даже и смотреть, как это делают другие, — мама сегодня играла с каким-то пасьянсом…

— Наверное, мама раскладывала пасьянс, — уточняю я.

— Ну да, она играла с ним, а я тихонечко подсмотрел…

— Ну и что же ты там интересного увидел? Обыкновенные карты.

На его лице появляется такое выражение, в котором читается и удивление, и радость, и непонимание.

— Да я знаю, у меня тоже есть свои карты, мы иногда с мамой играем. Но здесь совсем не так. Знаешь, мама нажимает какую-то кнопочку, и на экране такое, тако-o-oе: карты летят со своего места и несутся по экрану, как будто на них подули маминым феном. Но я же вижу, что у нее в руках нет никакого фена. Значит… это кто?

При этом он хитро смотрит на меня. В такие моменты никто не сможет убедить Ска, что где-то там, за экраном, не скрывается волшебник или фокусник, который так ловко достает карты неизвестно откуда и разбрасывает их по экрану.

— Вот это здорово! Жаль, мама редко сражается с этим фокусником.

Жаль — потому что, как я догадываюсь, она иногда делает вид, что не замечает Ска с его веселыми, круглыми, сияющими глазами.

Еще ему нравится, когда папа работает на своем компьютере — он находится в таком небольшом черном чемоданчике: папа ставит его на журнальный стол или даже кладет на колени, сам садится на диван, открывает свой чемоданчик, нажимает какие-то кнопочки — и… Где-то там, глубоко внутри, как будто просыпается невидимый волшебник, недовольный тем, что его потревожили: он начинает ворчать, шуршать, пишет что-то папе, но в конце концов успокаивается. После чего папа начинает печатать — это он пишет статью для журнала, в котором работает. Конечно, в это время папа не обращает внимания на Ска, и сейчас к нему лучше всего не приставать с вопросами: а что, а как, а почему. Поэтому Ска может, строя свой очередной самолет из Лего, время от времени бросать взгляд на экран.

А надо особо сказать, что конструирование самолетов — это одно из любимейших его занятий, к которому он подходит весьма серьезно. Ска может часами возиться с множеством малюсеньких цветных Лего, тщательно подбирая нужные детальки, — и всякий раз у него получается самолет, совершенно не похожий на предыдущий.

Его модели напоминают настоящие самолеты с кабинкой, стреловидными крыльями, тугими черными колесиками, сигнальными огоньками. Я как сейчас вижу, как он разгоняется на взлетной полосе (на столе или полу), все быстрее и быстрее, еще мгновение — и самолет отрывается от полосы и взмывает ввысь.

Все это малыш наглядно изображает, самозабвенно издавая соответствующие звуки, которые сопровождают взлет самолета. И вовсе не важно, что он «летит», находясь в руках Ска, уверяю вас, это ничего не значит. Важно, что сам малыш летит — это видно по его сосредоточенному лицу, лицу человека (пилота), занятого важной работой, которого мы увидели в самый ответственный момент, — взлета.

Иногда он призывает меня на помощь, когда получает в подарок очередной набор Лего со схемой сбора самолета. Малыш еще не умеет читать, он только начинает узнавать отдельные буквы и учится считать. Поэтому моя задача — подсказывать ему, в соответствии со схемой, последовательность действий (честно говоря, частенько этого и не надо делать, так как он сам говорит и показывает мне, что и куда следует прикрепить).

Так вот, занятый своим важным делом — самолетом, — Ска время от времени все-таки поглядывает на экран. И иногда ему очень везет, когда папа сидит, о чем-то задумавшись, на экране опять происходят удивительные вещи: папина работа куда-то исчезает, а вместо нее появляется черное небо, усыпанное звездами.

— Их так много, — делится он со мной своими наблюдениями, — и они такие разные…

— Да, я знаю — как будто смотришь на ночное небо.

— Не-ет, не так, они как маленькие огоньки и летят прямо на меня.

— Тебе не страшно?

— Не-а, — он задумывается о чем-то своем. А я думаю, что сейчас он представляет себе, как сидя в своем самолете посередине черного неба и звезд, летит, летит навстречу этим сверкающим искрам.

Иногда на экране вдруг появляется космос — там парит космонавт, двигаются какие-то летательные аппараты на фоне удивительного звездного неба или Млечного Пути. В такие моменты Ска замирает, и тоже кажется, что он и сам уже там — на экране, далеко-далеко отсюда.

— Ты знаешь, — говорит он мне при очередной нашей встрече и разговоре «по душам», — я хочу попасть туда, иногда я даже представляю себе, как я перелетаю туда…

— Да-а… как это, разве это возможно?

— А ты разве не знаешь такие сказки? Мне мама читала сказки про волшебников, которые могли сделать все, что захочешь…

— У тебя есть такой знакомый волшебник?

— Сейчас нет, но, может, если я очень-очень захочу и попрошу, то он мне поможет. А ты не знаешь, как попасть туда, в компьютер?

— У меня, к сожалению, нет волшебной палочки. Разве что вот эта мышка… Кто знает, может быть, в ней спрятан волшебник и нужно только сказать какие-то слова… А может, это она сама и есть заколдованный, или закодированный волшебник, а?

Конечно, это была шутка, я уже давно не верю в волшебство, но последующие события показали, насколько моя шутка оказалась близкой к тому, что произошло с малышом.

Однажды вечером малыш был занят своим обычным делом — строил самолет, поглядывая время от времени на компьютер, на котором папа работал. В какой-то момент, когда зазвонил телефон, папа отвлекся, а потом и вовсе, поспешно собравшись, ушел по своим делам. Ска долго и внимательно вглядывался в экран компьютера, который папа забыл выключить. Он смотрел и смотрел в него до тех пор, пока ему стало казаться, что он видит не плоский экран, а разноцветный волчок, который быстро-быстро вращается, так, что все цвета сливаются в одну мозаику, от которой уже невозможно отвести взгляд. Как будто завороженный, он еще долго не отрывался от этого видения, а в какой-то момент ему даже показалось, что он стал невесомым и, увлекаемый вихрем ярких огней, он летит в этот экран, размеры которого вдруг так увеличились, что он свободно мог попасть туда.

Эти новые ощущения были настолько необычны, что малыш закрыл глаза, а когда снова открыл их, то вскрикнул от неожиданности — он увидел на экране компьютера, который папа почему-то называл «стол», кого бы вы думали? — САМОГО СЕБЯ. Он (второй Ска, там, на «столе») удивленно озирался по сторонам, как будто спрашивая себя, где это он, и что происходит вокруг.

Он не увидел знакомой обстановки комнаты, в которой он находился до этого, здесь не было привычного дивана, лежа или сидя на котором он обычно смотрел свои любимые мультики (да и телевизор с видиком куда-то исчезли), или играл с машинками, самолетами, не было здесь и того самолета, который он только что строил, и многих других привычных вещей, среди которых он жил и к которым он привык.

В первый момент показалось, он даже не очень испугался, очутившись не дома, а в незнакомом месте, где нет мамы, нет папы, Нэя. Какое-то время он стоял, не зная, что сделать: то ли заплакать, позвать маму, то ли еще подождать и осмотреться.

Постояв немного, он пошел вперед (впрочем, вряд ли правильно сказать, что он пошел, потому что там не было ни пола, ни потолка, ни стен, как в его комнате). Я думаю, что это был очень смелый поступок, потому что он ведь не знал, что или кого он встретит там, впереди.

Итак, после короткой остановки Ска двинулся дальше. Вообразите себе такую картину: Ска перемещается в темном, местами освещенном каким-то голубым светом, пространстве, напоминающем тоннель, он видит нечто, что похоже и не похоже на дома; двери, разные таблички, какие-то надписи (но вы ведь помните, что он пока не умеет читать), он хочет узнать, что это, хочет заглянуть внутрь, но не может. Как быть? Ах, как бы он хотел, чтобы появился добрый (конечно, добрый!) волшебник и помог ему.

И что же? Осмотревшись еще раз вокруг, он замечает что-то, похожее на стрелу. Да, это была та самая стрелочка, которую он часто видел на экране компьютера (на «столе»); обычно она находилась там, скромно расположившись где-нибудь в уголке. Когда же Ска приблизился к ней и попытался дотронуться до нее, она стала двигаться, как живая, и увеличиваться на глазах, буквально расти. Через несколько мгновений она превратилась то ли в ракету, то ли в самолет, напоминавший те, что он и сам строил, только побольше размером.

— Ой, что это? — удивленно и испуганно прошептал малыш. Конечно, он спросил просто так, не надеясь услышать ответ. Но к его изумлению стрелка-ракета умела к тому же говорить.

— Ты помнишь, там, в комнате, рядом с компьютером на коврике лежит мышка — хвостиком вперед. Эта мышка — очень важная персона, потому что это она помогает всем, кто работает на компьютере, открывать и закрывать любые двери и делать все, что нужно. Так вот, знаешь, я — как будто рука, выполняющая все ее команды. А здесь, когда меня никто не видит, могу превращаться в разные интересные предметы и совершать удивительные путешествия с приключениями. Хочешь полетать со мной?

— Значит, она все-таки волшебная… — прошептал про себя малыш, вспомнив наш разговор. — А можно?

— Конечно, садись и крепко держись, только во всем слушайся меня. Потому что без меня здесь легко заблудиться. Ну, поехали?

Ракета-стрелка двинулась вперед, и перед ней как будто расстилались одна за другой взлетные полосы; она подлетала то к одной, то к другой двери, изменяла форму, превращаясь в руку с вытянутым указательным пальцем, а еще через мгновенье (малышу показалось, что она произносила какое-то волшебное слово) и — аап! — открывалась одна дверь, потом вторая, третья и еще и еще…

— О, как много здесь всего! — восклицал малыш. — Как же ты можешь находить то, что нужно? А мы сможем потом выбраться отсюда и вернуться домой? — Малыш так разволновался при одной только мысли о том, что они могут заблудиться и не найти дорогу домой, что голос его заметно изменился, переходя постепенно на шепот, а в глазах что-то на миг блеснуло.

Стрелка успокоила его и продолжала полет, что-то рассказывая ему о компьютерных программах, командах; ему даже показалось, что он их слышит. И опять он немного испугался, думая, что сейчас кто-то схватит его и грозно спросит: а ты что здесь делаешь? Но ничего подобного не произошло. Стрелка говорила о каких-то файлах и о том, что в них хранится — разных картинках, схемах, картах, звуках, словах, цифрах. И малыш мог все это увидеть, он слышал также разные звуки и музыку. Конечно, он не мог понять, что это такое, откуда, как это все происходит, у него захватывало дух, он не находил слов, чтобы выразить свое удивление и восторг. А иногда ему казалось, что он падает в глубокую темную яму, тогда он съеживался от страха, сердце его билось быстро-быстро и, как говорила мама, «уходило в пятки».

Порой они начинали вращаться, а вокруг взрывались и гасли сверкающие красные, желтые, зеленые, фиолетовые огоньки, превращаясь в мозаичное расплывающееся пятно. Порой вращение стремительно прекращалось, ракета с малышом переворачивались вниз головой, он взвизгивал от страха и восторга, и тогда ракета возвращалась в нормальное положение.

Ракета уносила его все дальше и дальше от привычного мира, стрелка открывала ему все новые и новые двери, рассказывала о какой-то сети, паутине, и малыш представлял себе, что он попадает в эту паутину, а она, такая липкая и прочная, опутывает его, он хочет вырваться, но не может. Он представил себе это так живо, что замер от страха и даже всхлипнул, но когда рассказал об этом своей спутнице, она только засмеялась:

— Да нет же, это совсем не то, что ты думаешь. Сейчас мы с тобой отправимся в настоящее далекое путешествие.

— А мы не заблудимся? — снова и снова беспокоился малыш.

— Со мной ты никогда не заблудишься.

Хорошо ей было говорить — это был ее настоящий дом, она знала в нем каждый темный и светлый уголок, или во всяком случае знала, как оттуда выбраться поскорее, у нее как будто было много-много ключей (конечно, волшебных, потому что Ска не мог понять, где же она их хранит), которыми она могла открыть любую дверь.

Вот и сейчас они подлетели к одной из них — она была освещена красивым голубым светом. Но оказалось, что не так-то просто открыть ее. Малыш услышал, как кто-то невидимый потребовал сказать пароль. Он, конечно, не знал, что это такое, и уже снова хотел испугаться, но теперь он верил, что стрелка сделает все, как надо. И правда, стрелка ничуть не удивилась:

— Сейчас мы вот здесь напишем несколько букв…

— Волшебных?

— Ну, можно считать волшебных, так как без них ничего не получится. — О-оп-ля! И мы оказались, как ты говоришь, в волшебном месте.

И они, оставив позади страшного стража, продолжили свое бесконечное сказочное путешествие по разным городам: они сражались с неведомыми чудовищами, знакомились и играли в интересные игры с другими мальчиками и девочками, катались на самых-самых прекрасных машинах, ели конфеты и мороженое.

Малыш, конечно, не имел представления, где они находятся, в каком городе, они так быстро перелетали из одного места в другое, продвигаясь то вперед, то назад, пока ему опять не показалось, что они заблудились. Но стрелка вновь успокоила его, заметив, что если он хочет, они могут вернуться домой. И они помчались в обратный путь, как вдруг стрелка-ракета остановилась — внезапно и на полном ходу, так, что малыш не удержался и упал с нее.

Очнувшись через какое-то время, малыш, ничего не понимая, попытался встать на ноги и поискать волшебную стрелку. Но не тут-то было. Он оставался неподвижным, но, лежа под какими-то предметами, сумел заметить, что вокруг жуткий беспорядок, все было загромождено, как если бы произошло какое-то стихийное бедствие и злой волшебник или монстр заколдовал все вокруг. И сейчас, глядя на этот неподвижный хаос, он как будто издевается над всем, что сейчас находится в его власти, молчит или ехидно посмеивается. А малыш, попавший в эту западню, не смог даже заплакать…

Вернувшийся домой папа увидел на своем компьютере зависшую программу, и ему пришлось просто-напросто его выключить. Он посмотрел на лежащего на диване сына:

— О-о-о, да ты уже спишь, давай-ка я отнесу тебя в спальню, — сказал папа. В какой-то момент малыш приоткрыл глаза и незаметно помахал рукой компьютеру. Оказавшись в своей постели, он мгновенно заснул, и на лице его было такое безмятежно-счастливое выражение, которого мне никогда не приходилось видеть у взрослых.

Нина Гали

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...