И я с Вами…

И я с Вами… - фото

Вам не удастся уйти одному и, тем более, не удастся уйти незамеченным. Я уже давно жду того, кто позовет нас назад в СССР. Жду его, поскольку думаю, если он нас позовет, значит, он точно знает дорогу. Я тоже, как и Вы, выпала. Поднялась и хотела стать в строй, но присмотрелась к этому строю. И перестала видеть в нем родных людей. Перестала видеть людей. Я не в строю, я где-то рядом. Я … Где я? Найдите меня и отведите назад. Я не могу здесь. Я знаю, где я была в советском прошлом. Я знаю, кем я была в прошлом. Я помню каждый день из прошлого. Помню все хорошее и плохое. И я ничего не помню потом. Двадцать лет беспамятства. Какие-то обрывки: талоны, купоны, приватизационные чеки, дефолт, инфляция, плохо (но жить можно), совсем плохо (но жить надо), опять ничего, реформы, реформы… Нас много: кто все еще движется по дороге развития неизвестно чего. И идет по дороге, ведущей в никуда

И если раньше мы строили светлое будущее, то сейчас усердно продаем героическое прошлое. Нас теперь не зовут строить это самое светлое будущее, но и прошлое продают потихоньку и без нас.

Вот так мы и бредем. На наши вопросы: “Куда мы идем?” и “Что там впереди?” нам чаще ответить не может никто. А особенно назойливым разъясняют, что нас впереди ждет жизнь по евростандартам. Что под этим подразумевается и когда точно наступит эта самая евростандартная жизнь – никто вразумительно ответить не может. А пока из всего евро у нас только евророзетки и евротарифы и собственно само евро. Все остальное пока под евро не подходит.

Я не хочу жить по евростандартам. Я вернусь, и буду жить по советским законам. Буду жить по совести. Буду стоять в очередях в обычных магазинах. Покупать синие куры и колбасу по талонам. Меня это нисколько не унижает. Я мечтаю покупать вещи с государственным знаком качества. А продукты – сделанные по ГОСТу, а не по системе ISO9001. А больше всего на свете мечтаю увидеть надпись “сделано в СССР”. Вот тогда я точно заплачу.

***

Я поначалу бежала в толпе. Точнее в стае. Каждый в ней уже косился на рядом бегущего, чтобы тот его не обошел. И я бежала со всеми. Было тяжело, но верила обещаниям, что вот-вот все наладится. Проведем реформы. И все будет хорошо. Инвестиции потекут рекой. Все модернизируется. Все реформируется. Заработает и засияет. И я, воодушевленная надеждой, бежала дальше.

Но я устала от реформ. Я хочу вернуться и строить, а не перестраивать.

Отовсюду: с экрана телевизора, из газет, журналов и новых учебников меня пугают прошлым, видимо, пытаясь пересилить наш страх в настоящем и тревогу за будущее. Пугают репрессиями, ГУЛАГом, КГБ, НКВД, штрафбатами, колхозами, трудоднями, очередями, дефицитом и талонами на колбасу. Пугают давно, а в последнее время все чаще. А я хочу сказать: «Не надо меня РОДИНОЙ пугать».

Я вернусь в СССР. Я вернусь домой. Пройдусь по родным улицам. Пройдусь по родной земле. Где все еще вместе, где нет злобы и ненависти. Пройдусь по стране братских народов, по стране товарищей. И расскажу им про последующие 20 лет мрака. Мне не поверят. В такое поверить невозможно. В доказательство покажу им только один наш сегодняшний выпуск новостей – и они ужаснутся. А еще я посмотрю на маленьких Новодворскую, Жириновского и пр. Посмотрю, чтобы понять, что надо было с ними делать, чтобы вырастить такое.

Я буду работать на любой работе. Я буду работать на заводе, в поле, в школе, на стройках. Я буду растить детей. Я буду работать сутками. Я не буду роптать. Ни одного слова об усталости Вы от меня не услышите.

Я буду выписывать на 70 рублей (в год!!!) кучу журналов и газет. Каждый день буду читать газету «Труд», а раз в месяц журнал «Крестьянку» и «Здоровье». Мои дети буду ждать новый номер журнала «Пионер». А еще я буду покупать книги. Причем я согласна стоять за ними в очередях. Но ведь не это главное. А главное – у меня будет время их читать.

Я стану комсомолкой. Поскольку в свое время мне это не удалось. Я, правда, попыталась, но все отменили. И народ стал уходить из партии и комсомола. И мне тогда вдруг стало стыдно за наше предательство. Из библиотек стопками выносили в хранилища книги Маркса и Ленина. И еще тогда меня терзали смутные сомнения, а не поторопились ли мы.

***

Поторопились. Не подумали. Я часто думала, почему мы тогда не встали на защиту СССР? Почему мы тогда ничего не делали. Почему мы тогда не засомневались? Как не почувствовали предательства? Как не распознали врагов и предателей? А кто для меня враг? Враг для меня – это чужой. Враг для меня – это внешняя угроза. Вот здесь и кроется наша главная ошибка: мы забыли, что враги бывают и внутренние. Мы не ждали опасности изнутри. Мы не ожидали предательства внутреннего. Тем более не ожидали предательства от руководства.

Советский народ 70 лет строил народное государство. Строил сам. Строил упорно и самоотверженно. Строил без устали. Работал и воевал не щадя себя, без нытья и ропота. Доверял своей стране и своему руководству. И руководство не подводило свой народ. Не подводили нас настоящие коммунисты. Те первые коммунисты, которые прошли испытание на твердость, мужество и самоотверженность еще в царских тюрьмах и ссылках. Настоящие коммунисты, которые строили вместе со своим народом. Настоящие коммунисты, воевавшие со своим народом. Настоящие коммунисты, которые были из народа. Настоящие коммунисты, которые шли добровольцами на фронт.

Я вступлю в Коммунистическую партию, если товарищи решат, что я достойна. Я буду ходить на все собрания. Ходить на демонстрации. Добровольно без напоминаний и в первых рядах. Я буду ходить на субботники. Буду выполнять любую общественную работу, которую мне поручат. И я сделаю шаг вперед, если будет надо.

Мы вернемся и больше не свернем с пути. Мы стали другими. Мы прошли чистилище длиной в 20 лет. Мы вернемся и будем крепко помнить, что мы идем верной дорогой настоящего в светлое будущее.

Я вернусь прямо сейчас. Я больше не могу здесь. Я задыхаюсь от мрака и безнадеги. Я вернусь на РОДИНУ. Соберу в охапку детей и родителей и вернусь. Только их, ничего отсюда больше не возьму. Ничего мне из того, что у меня есть сегодня, не надо. У меня там было все. Нам говорили, что у нас там ничего не было. Но это неправда. У нас там было все, что необходимо человеку: любовь и дружба, честь и совесть, уважение и достоинство. А главное – у нас была РОДИНА. Я вернусь, пройдусь по родным улицам. Всмотрюсь в лица людей знакомых и незнакомых, но родных. Вокруг не будет рекламы, дурацких бигбордов, баннеров и пластиковых бутылок. Увижу плакаты «Миру – мир», «Мир – труд – май». И пойму, что я дома.

***

Я вернусь. Прямо сейчас. Вокруг меня рассеется мрак. И настоящее будет ясным, а будущее светлым. И все будет просто. Будет просто работа. Просто учеба. Просто дружба. Просто любовь. Просто без злобы. Просто без ненависти. Просто без зависти. Просто без двойного смысла. Просто будет жизнь.

Не уходите без меня…

Рита Шевченко.

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...