Простите нас! Помочь вам мы не можем

0 7
Простите нас! Помочь вам мы не можем - фото

В квартире Натальи Шелгуновой, члена Мариупольского Общества защиты животных, живет молодой кот Барсик. Несколько месяцев назад его – крохотного котенка – трое двенадцатилетних подростков бросали с крыши гаража. Бросали и вели счет: сколько раз котенку надо упасть на землю, чтобы умереть. Еще один котенок – уже «посчитанный» — валялся тут же.

Этакая невинная игра милых деток.

Барсику повезло. Его – полуживого — отобрала у мальчишек Наталья Шелгунова.

Когда «верхи» не хотят…

«Бездомные животные в Восточной Европе подвергаются чудовищно жестокому обращению, — отмечает автор веб-портала «Сострадание к животным» Елена Кузмина. — Неоднократно посещая Украину, члены нашей команды были шокированы издевательствами над собаками и кошками, а также пренебрежительным отношением к этой проблеме со стороны властей. Пойманные живодерами, некоторые бездомные собаки используются в болезненных экспериментах. Животных избивают, убивают электрическим током или с использованием яда, после чего животные умирают медленной мучительной смертью».

Ситуацию с беспризорными животными, сложившуюся в Украине, Елена Кузмина называет одной из главных проблем.

В Мариуполе, подобно многим украинским городам, чиновники проблемы этой вроде и не замечают. А если уж делают подвижки к ее решению, то способы выбирают чудовищные. Вместо того, чтобы усыпить животное (раз уж нет иного пути, как эвтаназия), соответствующими службами используется дитилин – яд, который парализует животное и становится причиной мучительной, длящейся часами смерти от удушья. Существуют неоспоримые доказательства, что несчастные собаки даже перед смертью все еще находятся в сознании и в полной мере чувствуют боль. Нередко животных добивают ногами и металлическими прутьями.

…а «низы» не могут

В феврале 2005 года в Мариуполе было зарегистрировано Общество защиты животных. Организация встала на учет везде, где положено, имеет устав, печать. За каждую подпись, каждую справку надо было платить. И члены Общества платили, отрывая от своих небольших зарплат и пенсий. О себе думали мало, все горели одним желанием: начать спасать животных!

Мечтой каждого из шестнадцати членов Общества была организация приюта такого же, как в Одессе. Не раз и не два активисты Общества ездили в Одессу, присматривались, изучали.

Одесским четвероногим бродяжкам повезло крупно. Приют для животных там построен немцами (на деньги, естественно немецкого спонсора) и сделан он по типу имеющихся в Германии. «В том приюте собаки живут так, как не все люди живут, — рассказывает Наталья Николаевна. – В Одессе отлавливают животных, помещают в приют. Прививают, стерилизуют, выдерживают до полного выздоровления. Потом надевают специальный ошейник с датой, когда собака стерилизовалась, и данными. А затем собаку опять выпускают туда, где она обитала».

Подобный приют хотели сделать мариупольские защитники животных в своем городе.

Несколько последующих лет для них можно смело назвать «хождениями по мукам».

Долго ходили по инстанциям, просили землю под строительство приюта. Наконец, свершилось. Земельный участок площадью 1775 кв. м на улице Мамина-Сибиряка недалеко от мусорной свалки был выделен Обществу. Люди обрадовались: дело сдвинулось с мертвой точки.

Радость, как выяснилось, была преждевременной. Начать с того, что земля была выделена на арендных условиях. «Мы просили, объясняли, что не имеем возможности платить аренду. Мы же не та организация, которая может окупаться. Не строим торговый комплекс, не устанавливаем аттракционы, — с грустью объяснила Наталья Шелгунова.– Нам сказали: или берите землю на этих условиях, или не получите вовсе».

Для строительства необходим был проект, за составление которого запросили большие деньги. Нереальные для членов Общества. Вновь начались походы по инстанциям, учреждениям, предприятиям: помогите! В помощи отказали все. С просьбой о помощи зоозащитники рассылали письма, ответа ни на одно не получили.

Готовность помочь выразил лишь ММК им. Ильича, взявшись составить проект строительства бесплатно.

Однако же и составление проекта, как быстро поняли активисты организации, — лишь этап начальный.

Нужны были деньги, чтобы закупить стройматериалы, чтобы оплатить работы подрядчика. К приюту необходимо было проложить коммуникации, построить подстанцию (к городской подключаться было категорически запрещено). Работающий в приюте персонал (кинологи, ветеринары, медсестры, сторожа) должен был получать зарплату. Стоили денег медицинское оборудование и лекарства. И, конечно же, собак надо было кормить.

Организация, существующая на членские взносы своих членов, средствами, способными покрыть все необходимые статьи расходов, не располагала.

Выделенную землю необходимо было освоить в течение года. ОЗЖ освоить ее не смогло, и землю забрали.

Кто виноват и что делать?

«Люди от голода и болезней умирают, не то, что животные», — примерно такой ответ получают члены ОЗЖ в ответ на просьбы о помощи. Впрочем, просьбы становятся все более редкими. А в то, что найдут понимание и помощь зоозащитники уже не верят.

«Надо добиться, чтобы вопрос был вынесен на сессию горсовета. И чтобы депутаты проголосовали «за» внесение этого вопроса в программу социально-экономического развития Мариуполя. Деньги на приют должны быть заложены в городской бюджет», — советуют зоозащитникам знающие люди. Члены ОЗЖ кивают, они все понимают, со всем согласны. Вот только в какие двери стучаться, чтобы их услышали, помогли, озвучили проблему в сессионном зале, они не знают. Везде, где пробовали, получали отказ.

У них по-прежнему в порядке вся необходимая документация. Они везде, где требуется, отчитываются – расписываются и ставят прочерки (только прочерки – ведь хозяйственная деятельность не ведется, объекта нет). Регулярно проводятся собрания членов Общества, имеются протоколы.

Но они разуверились. Не в нужности своего дела – в человеческом участии. До бездомных животных нет никому дела. В сердцах власть имущих проблемы четвероногих бродяжек отклика не находят.

Зоозащитники Мариуполя вздыхают мечтательно: «Если бы нам найти такого чиновника, который любит животных…»

Сейчас они спасают пушистых беспризорников сами, как могут. Подбирают на улицах, лечат, пристраивают. «Добрые руки» найти трудно. «Все хотят породистых, — объясняет Наталья Шелгунова. – Звонят и спрашивают: «А какой породы собака?» Разве своего друга надо любить за породу?»

* * *

Когда-то мы строили светлое будущее… Не достроив, бросили, перестроились и решили жить по евростандартам. На эту тему произносится много красивых и правильных слов. А на деле…

Очень хочется знать, в каких евростандартах прописано безжалостное уничтожение?

Моя знакомая, побывавшая недавно в Австрии, рассказала о вещах, на наш взгляд совершенно необычных. К примеру, там, чтобы ежикам и другим диким животным было удобно и безопасно переходить дороги, сделаны специальные мостики-переходы, на которых посеяна трава. А под дорогами проложены небольшие туннели – с капающей чистой водой и освещенные – для того, чтобы лягушкам было комфортно перепрыгивать через проезжую часть. Лягушкам!

А у нас голодают старики, и умирают дети… И в жестоких мучениях умирают невинные существа.

Но это не суть важно. Главное – евростандарты. А все остальное – неприглядная изнанка украинской действительности.

Марина ВОЛОБОЕВА.

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...