О чем молчат братские могилы

0
О чем молчат братские могилы - фото

Совершенно очевидно, что далеко не все преподаватели истории, излагая ученикам события тридцатых и первой половины сороковых годов прошлого столетия, акцентируют внимание на зверином облике немецкого фашизма, с его человеконенавистнической расовой теорией. Ведь согласно ей, единственной полноценной нацией, нацией господ, считалась только немецкая. Представители остальных считались недочеловеками. Известно, что в планах гитлеровской верхушки предусматривалось уничтожение, как наций, евреев, цыган, поляков. На завоеванной же Украине планировалось уничтожить со временем половину населения, а оставшихся частично стерилизовать, чтобы не слишком размножались и могли быть рабами немцев, ставших хозяевами украинских черноземов. По той же причине далеко не все из представителей нынешнего молодого поколения знают, что творили немецкие оккупанты в нашем городе, если из уст недавних выпускников, пусть и единиц, звучат следующие заявления: «Зря нас тогда освобождали. Жили бы сегодня, как немцы в ФРГ»…

Так вот, не только для тех, кто ставит сегодня знак равенства между нынешними немцами и немцами времен гитлеризма, но и для остальных их сверстников стоит поведать, о чем сегодня молчат братские могилы. Поведать, руководствуясь в основном книгами «Памятники Мариуполя рассказывают…» и «Чтобы жизнь продолжалась». Первой и огромной братской могилой стал в годы оккупации бывший противотанковый ров на территории бывшего совхоза «Агробаза» в Першотравневом районе.

Там только по данным самих немцев в один день – 20 октября 1941 года были расстреляны 8900 евреев. Расстреливали их гитлеровцы и позже, вплоть до освобождения Мариуполя. Как свидетельствует руководство Мариупольского еврейского культурно-просветительского общества, за время оккупации было расстреляно более 14 тысяч евреев. К тому же, как пишет В.М. Зиновьева, в декабре 1942 года гитлеровцы уничтожили 730 детей от смешанных браков, которые были выявлены ими благодаря предателям, пришедшим к ним на службу. И это не единичный случай. В фондах городского краеведческого музея хранится воспоминание мариупольчанки А. Карнеуховой, в котором она пишет: «В мае 1943 года, скрываясь в степи возле городского аэропорта, я увидела, как немецкие офицеры привезли на машине 9 детей в возрасте от 4 до 6 лет и живыми сбросили их в воронку разорвавшейся бомбы. Дети плакали, кричали, но фашисты спокойно засыпали их землей».

Осуществляя фашистскую расовую теорию немцы, по свидетельству той же В.М. Зиновьевой, расстреляли до 4 тысяч цыган. Однако массовые расстрелы в городе начали немцы не 20 октября 1941 года, а уже в первый день своего прихода. 8 октября они расстреляли раненных красноармейцев, которые лежали в здании школы №19 в Портовском районе, сотни раненных солдат и командиров Красной Армии были расстреляны, находившиеся в госпиталях Ильичевского района. В первые же дни оккупации немцы начали уничтожение лиц, внесенных ими в так называемый список №1, составленный с помощью предателей. Это были коммунисты, руководители партийных и комсомольских организаций, видные деятели других общественных организаций, передовики производства. Согласно этому списку в Ильичевском районе были казнены 70 человек, в Жовтневом – 26 и в Портовском – 33.

Братская могила, п. Волонтеровка

Массовые казни в городе немцы проводили в течение всей оккупации. В целях иллюстрации приведем лишь несколько примеров. 7 марта 1942 года они расстреляли 44 заложника – рабочих завода им. Ильича. В феврале 1943 года были казнены 270 мариупольцев – коммунистов, выданных предателями. 24 июня 1943 были казнены 270 мариупольцев — коммунистов, выданных предателями. 24 июня 1943 года немцы расстреляли 48 подпольщиков. Лишь за одну ночь оккупанты лишили жизни 120 человек в Ильичевском районе. Уже перед самым бегством гитлеровцы расстреливали подпольщиков 4, 5 и 6 сентября. А сколько было расстреляно небольших групп участников сопротивления, перечесть сложно. Прах их частично покоится на Агробазе, а также в братских могилах на улице Заозерной и на улице Лавицкого напротив школы №60, которую преобразовали в гимназию. В этой братской могиле, как свидетельствует В.М. Зиновьева, захоронены 1500 мариупольцев.

п. Старый Крым

Но это только часть злодеяний, совершенных гитлеровцами. В 1942 году они создали в Мариуполе два лагеря военнопленных: один у шлаковой горы, а второй в поселке Ворошилова. Когда город освободили, то в районе бывших концлагерей, по данным, приведенным в книге «Чтобы жизнь продолжалась», были обнаружены «три кладбища, состоявших из 120 могил размером 50 метров длины и 5 метров ширины каждая, в которых было погребено до 36 000 военнопленных и мирных граждан». Кроме того, в Садках 3 района на старом кладбище по тем же данным «находятся 6 могил размером 2х6 метров и 6 небольших могил захоронения военнопленных из мариупольских концлагерей.

Еще одним злодеянием немецко-фашистских властей был насильственный массовый угон молодежи на рабочий труд в Германию. В Мариуполе он начался в январе 1942 года. Именно тогда сюда прибыла специальная вербовочная комиссия. Вначале она попыталась путем агитации и посул добиться добровольного выезда юношей и девушек в Германию. Но добровольцев таких в нашем городе, как и по всей Украине, оказалось не так уж много. И тогда власти перешли к насильственным методам: вызывали на биржи труда, а на тех, кто скрывался от угона, устраивали облавы. По официальным данным из Мариуполя немцы угнали более 50 тысяч человек, в основном, юношей и девушек и 15-тилетних подростков. А возвратились, по данным местного Общества бывших «остарбайтеров», всего лишь треть. Многие умерли в результате истощения и непосильного труда, а так же от болезней. Многие, не выдержав рабских условий, бежали, но их ловили и отправляли в лагеря смерти. Так, например, случилось с Валентином Долгим, за которым ворота лагеря смерти «Бухенвальд» закрылись в тот день, когда ему исполнилось 18 лет. Чудом выживший, он, будучи талантливым поэтом, написал поэму «Легенда о бухенвальдском дубе», строки из которой я хочу адресовать не только молодым, а и тем, кто стал забывать уроки прошлого, как послание из этого прошлого. Вот они:

У каждого свое большое горе

Но все они слились в одно немое,

Бездонное, безликое, как прорва…

Здесь называлось это горе Бухенвальдом.

В те дни он жил своей отличной жизнью:

Чтоб отпрыск Саламандры — крематорий

Огнем и пеплом мог дышать нормально,

Со всех сторон истерзанной Европы

Сливались новых узников потоки.

И был порядок обработки строгим:

Евреи в камеры входили для «циклопа»

(Чтоб умереть за несколько минут – Н.Р)

а к ростомеру подводили русских,

(Чтоб легче целиться в затылок – Н.Р.)

Петля и крюк — интернациональны.

На блоке «46» врачи в мундирах

Решали «медицинские» проблемы –

Испытывали яды и бациллы

На «кроликах» в одеждах полосатых…

Адресовать для того, чтобы не только сегодня, но и в далеком будущем никто не говорил, что освобождали нас зря.

Николай РУДЕНКО.


Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...