Грустный праздник?…

0 11
Грустный праздник?... - фото

День железнодорожника: показатели невеселы, да и праздником не считается

4 ноября работники железнодорожного транспорта Украины отмечают свой профессиональный праздник. День железнодорожника установлен в Украине Указом Президента Украины15 июля 1993 года.

Днем железнодорожника эта дата стала по инициативе работников Львовской железной дороги. Оказывается, именно 4 ноября 1861 года, еще во времена Австро-венгерской империи, на территорию современной Украины — во Львов— прибыл первый поезд, который назывался «Ярославом». В нынешнем понимании «Ярослав» был поездом международного сообщения. Он соединял Вену, Краков, Перемышль и Львов.

Сейчас Украинские железные дороги — «Укрзалізниця» — это 6 железных дорог (Донецкая, Львовская, Одесская, Южная, Юго-западная, Приднепровская), которые объединяют все области Украины. 375900 работников обслуживают 30300 километров железнодорожных путей.

Перспектива видится одна – сокращение поездов

Корреспондент «МЖ» решила прояснить для себя картину того, с какими показателями Донецкая железная дорога приближается к своему празднику.

Как сообщила пресс-служба ДонЖД, за девять месяцев 2011 года Донецкая железная дорога получила 341 миллион гривен убытков в пригородном сообщении. Это, несмотря на то, что Донецкая железная дорога является наибольшим перевозчиком пассажиров в Донбассе. В период времени с января по октябрь железной дорогой в пригородном сообщении перевезено 36,7 миллионов человек, из них свыше 32,9 миллионов (89,7 процентов) – пассажиров льготных категорий.

«Пригородные перевозки осуществляются в условиях острого недостатка финансовых ресурсов и специализированного подвижного состава. С начала года убытки от пригородных перевозок Донецкой железной дороги составили на 34,3 млн. гривен больше, чем за соответствующий период прошлого года. Покрытие расходов составляет лишь 6,15 процентов», — подчеркивают в пресс-службе. При этом критической является ситуация с получением компенсации за льготные перевозки пассажиров. С начала года Донецкой железной дорогой перевезено пассажиров льготных категорий на сумму 20 млн. 905,8 тыс. гривен, а компенсации получено лишь 6 млн. 132,0 тыс. гривен. Железнодорожники подчеркивают, что парк дизель-поездов полностью отработал собственный ресурс, а износ парка электропоездов превышает 70 процентов. При этом средств на приобретение нового подвижного состава железная дорога не имеет.

«Руководство железной дороги нацелено на выработку единой с причастными госадминистрациями позиции, направленной на обеспечение вывоза пассажиров и стабильного функционирования всех секторов транспортного рынка. Железнодорожники призывают госадминистрации обратить внимание на эту проблему, сесть за стол переговоров в решении вопросов перевозок в пригородном сообщении, провести анализ рейсов, где дублируются железнодорожные маршруты с автобусными, а главное решить вопрос выделения средств из областных бюджетов на приобретение и ремонт пригородного подвижного состава. Если ситуация в пригородном сообщении не изменится к лучшему, у Донецкой железной дороги не будет другого выхода кроме сокращения поездов», – резюмировали в пресс-службе ДонЖД.

Что ж, сокращением поездов нас уже не удивишь. Правда, пока мариупольцы лишаются поездов дальнего следования. Как известно, поезд «Мариуполь-Полтава» «приказал долго жить», поезд «Мариуполь-Липецк» — на последнем издыхании (дышать, вернее, ездить, ему осталось несколько дней – до 10 ноября), из двух составов, ходящих на Львов, с 8 ноября останется лишь один.

Теперь же, как видно, на очереди пригородные поезда. Остается сократить их количество, и Мариуполь станет почти закрытым городом – ни до него добраться, ни из него уехать никто не сможет.

Правда, руководство ДонЖД утверждает, что при сокращении составов ни в коем случае не окажется лишенным рабочих мест обслуживающий персонал поездов. Интересно, на какие должности начнут определять оставшихся без «своего» вагона проводников?

Да вот, кстати, о проводниках…

Исповедь проводника…

…Рассказанная автору во время недавнего застолья. Не желая каким-либо образом причинить своему рассказчику вред, ни имени его, ни названия поезда, на котором он работает, я не указываю. Однако сама исповедь показалась стоящей внимания:

— Можно сказать, что я – военнослужащий по жизни. В свое время отслужил в армии, а потом устроился проводником. А работать проводником то же самое, что в армии служить. Честное слово! Каждый рейс – это война, бой за выживание. Пассажиры, конечно, этого не видят, показывать такого им нельзя. Я уже не говорю о том, в каком состоянии наши мариупольские поезда. Это – сказки, что на поездах ездить безопасно. Может быть, когда-то, давно, действительно, так и было. Сегодня же ни один железнодорожный работник не рискнет без особой надобности сесть в поезд на станции Мариуполь и отправиться на нем в путешествие. Почему? Да все просто и страшно! Вагоны давно свое отслужили, выходят из строя. Их буквально лепят из старья. Наспех замажут, закрасят, чтобы ржавчина в глаза не бросалась, и – на линию. Если состав в более-менее нормальном состоянии то его быстренько Донецк забирает, а нам в обмен присылает, опять же, рухлядь.

А что касается пассажиров… Это правда, что проводники, большей частью, их терпеть не могут. Пассажиры — наглые, вредные, требовательные, непослушные, надоедливые. Говоришь им: «На этой станции выходить нельзя!» Поезд, например, опаздывает, и стоянка может сократиться. Какое там! Выходят все равно, а потом на ходу в вагон запрыгивают. Люди в школе не учились никогда, наверное. Не знают, что такое аэродинамика. Не в курсе, что под движущийся вагон может засосать. Опять же, в туалет почему-то всем нужно только на станциях или во время движения по санитарной зоне. Еще что касается туалетов… Туалетные ершики топят. Мимо унитаза писают. Туалетную бумагу и мыло воруют. Воруют еще ремни, постельные принадлежности. Везде – в туалете, в тамбуре плевки разбрасывают, пиво разливают. В зазоры между стеной и решеткой, которая закрывает трубы обогрева в вагоне засовывают огрызки, банановые шкурки, прочую объедочную дрянь.

Бороться проводникам приходится за пассажиров (за их драгоценную жизнь и здоровье), с пассажирами, а еще – с проверяющими. Таких — орда целая, я не шучу. СКП-ешники, пожарники по вагонам ходят, придираются, грозятся наказанием. Чуть что не понравится, можно выговор схлопотать, а то и с рейса слетишь. Раньше, когда можно было на «левачках» заработать, было полегче. «Левыми» деньгами можно было поделиться с проверяющими. Теперь с «левыми» пассажирами особо не разгуляешься. Постоянно ходят ревизоры, а уж, если им попадешься, можно в два счета и с работы вылететь.

Одна ревизия, кстати, обходится проводнику в 50 гривен. Но это так, к слову. У проводника расходов немало. За свои кровные покупаем тэны, краны, шурупы, гайки всякие. Слесарям за оторванные ручки, разбитые окна платим. Можно, конечно, не покупать, не платить, можно ждать, когда у родного депо деньги на всю эту дребедень найдутся. А пока нет денег, вагон на рейс не выходит, и ты, соответственно, сидишь без работы. Так что не покупать – себе дороже выходит. За свои деньги проводники покупают и моющие. Их, почему-то, всегда не хватает (или до вагона не доносятся).

Так что работка у проводника достаточно «пыльная». А пассажирам многим кажется, что проводники ничего не делают. Есть такие баснописцы… Чуть что не по ним – жалобы строчат. Некоторые специально пишут, что бы вернуть деньги за проезд.

А вот что касается нашего профессионального праздника… Железнодорожники в основном (мариупольские – во всяком случае) официальный праздник праздником не считают. Мы отмечаем свой праздник профессиональный – как и раньше, как отмечают в России – в августе. А этот – нововведенный – праздник для начальства.

Марина ВОЛОБОЕВА.

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...