Коллективизация. Был ли другой путь?

Коллективизация. Был ли другой путь? - фото

Несмотря на мораторий (пока еще) на продажу земли в Украине, земля продается и покупается.

Причём такая приватизация происходит под заявления о несправедливости, допущенной по отношению к крестьянству во время коллективизации. Конечно, в то время было сделано много ошибок. Но давайте рассмотрим эту проблему в комплексе, причём именно с позиций КРЕСТЬЯНСТВА. Для начала ответим на один вопрос – а была ли в то время альтернатива коллективизации?

В 1917 году, согласно Декрету о земле, вековая мечта крестьянства сбылась – земля перешла в пользование трудящихся на ней. Таким образом, с точки зрения социальной СПРАВЕДЛИВОСТИ земельный вопрос был решён. Но был ли он решён с точки зрения снабжения страны продовольствием? Вряд ли противники коллективизации будут отрицать, что в ХХ веке, в связи с резким увеличением населения, земледелие без использования современной техники стало невозможным. Такое землепользование привело бы к вымиранию городского населения, которое резко увеличивалось, привело бы к гибели государства, не говоря о том, что сами земледельцы тоже разорились бы. Эффективное использование техники возможно только в крупных хозяйствах. Хозяин, имеющий 10 гектаров, не сможет держать трактор и комбайн. Такая техника просто не окупится в его хозяйстве, да и приобрести её он не в состоянии.

Итак – после того, как земельный вопрос был решён С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ, на повестку дня вновь встал земельный вопрос. Только теперь проблему надо было решать, С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ СНАБЖЕНИЯ СТРАНЫ ПРОДОВОЛЬСТВИЕМ. Надо было создавать КРУПНЫЕ, эффективные хозяйства. Рассмотрим ЧЕТЫРЕ ВОЗМОЖНЫХ ПУТИ создания таких хозяйств.

ПЕРВОЕ – возвращение земли помещикам. Был ли такой путь более справедлив по отношению к крестьянам, чем коллективизация? Конечно, нет!

ВТОРОЙ ПУТЬ – создание фермерских хозяйств. Проще говоря – государственная поддержка кулачества.

Часть советских руководителей во главе с Николаем Бухариным в 1920-е высказывалась за поддержку кулака. Но был ли этот путь справедлив по отношению к основной массе крестьянства? Конечно, нет. Кулаков нельзя назвать паразитами. Они работали сами и много. Но при этом эксплуатировали наёмных работников, батраков, куда страшнее, чем сытые и успокоившиеся помещики. Период первоначального накопления капитала, ВО ВСЕХ СТРАНАХ отличается жесточайшей эксплуатацией трудящихся.

Недаром на селе так ненавидели кулаков – односельчане называли их «куркулями». Политика поддержки кулаков привела бы к тому, что большинство крестьян стали рабами сельских капиталистов.

ТРЕТИЙ ПУТЬ — это передача земли государству и превращение крестьян в наёмных рабочих, то есть уравнивание их по статусу с рабочими на фабриках.

И эта идея воплощалась в жизнь, начиная с 1918 года. Но совхозов было мало, ведь большинство помещичьей земли перешло НЕПОСРЕДСТВЕННО крестьянам. И когда в конце 1920-х стал вопрос о масштабном создании крупных хозяйств, Советская власть не пошла по этому пути, потому что этот путь был связан с конфискацией крестьянской земли и Советская власть пошла по наименее болезненному для крестьян пути.

ЧЕТВЕРТЫЙ ПУТЬ – создание коллективных сельских хозяйственных кооперативов, то есть колхозов.

Те, кто жил в СССР, и хоть немного трудился на селе, знают, что с конца 1950-х колхозы мало чем отличались от совхозов. Конечно, в первых руководил избираемый председатель и правление, во вторых назначаемый сверху директор, но обычно председателем становился тот, кого порекомендовали избрать сверху, поэтому председатель колхоза мало отличался от директора совхоза. Но в конце 20-х годов государство сочло конфискацию крестьянской земли слишком болезненной для крестьян, мерой. И… и заставило их объединить свои хозяйства. Выхода тогда другого не было. Хотя и в тех условиях центральная власть давала установки на места действовать больше убеждением, чем принуждением. И те, кто категорически не захотел вступать в колхозы, сохранили свои хозяйства. Даже в 1937 году, несмотря на то, что государство предоставило колхозникам льготы, крестьян единоличников оставалось 7%. Постепенно они исчезли, не выдержав конкуренции.

Итак, мы установили, что у Советской власти не было другого пути к преодолению кризиса, к предотвращению голода и коллапса промышленности, кроме создания крупных сельхозпредприятий.

Но можно ли было избежать трагедий, проводя столь необходимое в тех условиях укрупнение хозяйств? К концу 1920-х, когда в мире разразился экономический кризис, стало ясно, что государство не выживет без укрупнения сельских хозяйств. Стали создаваться сельхозкооперативы. Но их было создано мало.

Потому, что после смерти Ленина перед руководством партии встали другие вопросы. Победив в Гражданской войне, пришлось вести фактически ещё одну войну – войну внутри самой партии. Вначале большинство Политбюро боролось с Троцким, который после смерти Ленина пытался занять освободившееся место вождя. Причём борьба была жёсткой, вплоть до создания разветвлённого троцкистско-зиновьевского подполья со своими типографиями и аналитическими центрами. Понятно, что в таких условиях вопросы сельского хозяйства отошли на второй план.

А когда оппозицию победили – драгоценное время было упущено. Поэтому коллективизацию пришлось проводить в спешке – потеря одного-двух лет была равносильна гибели державы. Ни для кого не секрет, что только благодаря коллективизации мы смогли провести индустриализацию, причём промышленность усиливалась, поставляя технику в колхозы, а колхозы, благодаря этой технике, тоже богатели, получая более высокий урожай.

Посредством индустриализации мы смогли вооружить армию самым современным, на то время, оружием.

Да, было много перегибов на местах. Но такое случается регулярно, во всех странах – бюрократия стала бичом человечества с момента её зарождения. Но, несмотря на все трудности крестьяне в основном приняли коллективизацию, массового антисоветского движения не было даже тогда, когда, вроде бы, появилась такая возможность – во время Великой Отечественной войны. Наоборот – крестьяне с оружием в руках пошли защищать свою Родину и Советскую власть. Ни к чему хорошему не привело и уничтожение колхозов. В сельском хозяйстве начались проблемы, и то, что не произошёл коллапс — заслуга тех же сохранившихся, под другими названиями, колхозов.

Сейчас, путём распродажи земли, власть пытается повернуть историю вспять. Но это очень опасно для Украины. У наших селян нет денег, чтобы скупить землю. Скорей всего её скупят иностранцы. Им она нужна для выращивания рапса, чтобы производить горючее, не тратясь на постоянно дорожающую нефть. Все войны велись из-за территории, из-за земли. Земля всегда была основой государства. Земля – это Родина, земля это источник жизни. Потеряв её – потеряем всё.

Сергей Аксёненко, журналист,

Народный депутат Украины второго созыва

photo-text.at.ua