Волшебство и храбрость

Волшебство и храбрость - фото

Жил-был на свете волшебник. Как его звали? Неизвестно. Других волшебников поблизости не было, поэтому называли его просто Волшебник. Добрый он был или злой? Он и сам не знал. Волшебники часто этого не знают. Злыми или добрыми их называют обычные люди. «Добрый», «злой» — это обычные человеческие слова. А Волшебник был просто волшебником и занимался, как и подобает волшебникам, всякими разными превращениями.

И жила у Волшебника ручная мышка. Обыкновенная белая мышка, с красными глазками и длинным хвостиком. Вообще-то многие волшебники любят кошек. Некоторые любят собак. Или попугаев. А вот этому волшебнику нравились мышки. Может быть, он в детстве с удовольствием смотрел мультики про Микки-Мауса. А может быть, он внимательно слушал сказки и понял, что без мышки и теремок не заселить, и репку не вытянуть, и золотое яичко не разбить — словом, ни одного стоящего дела не сделать. Другие волшебники — да и обычные люди тоже — дают своим любимцам имена. Имена, а не клички! Имена есть и у кошек, и у собак, и у попугаев. А вот у нашей мышки никакого имени не было. Может быть, Волшебник просто не смог придумать, как ее назвать, — ведь мышиных имен не так-то много, не то что кошачьих, собачьих или даже попугайских.

А может быть дело было в том, что других ручных мышек поблизости не было, и Волшебнику не надо было ломать голову над тем, как отличить свою мышку от других, — ведь она была единственной. Вот он и звал ее просто: Белая Мышка.

Свою ручную Белую Мышку Волшебник очень любил. Он ее кормил самым вкусным сыром и угощал самым сладким сахаром. Он каждый вечер приглаживал ее белую шерстку, чтобы Мышка была красивой. Он даже говорить ее научил, чтобы было с кем словом перемолвиться, особенно в долгие зимние вечера. У Волшебника не было ни телевизора, ни видеомагнитофона, ни даже радио, потому что такие вещи, если к ним привыкнуть, отнимают волшебную силу. Так что наш Волшебник и его ручная Белая Мышка долгими зимними вечерами вели долгие интересные беседы, а иногда вместе катали наливное яблочко по золотому блюдечку, и Волшебнику казалось, что он смотрит свои любимые передачи: «Микки-Маус» и «Клуб путешественников». Но это все было зимой, а то, что было зимой — это только присказка. Сказка наша начинается не зимой и даже не весной, а летом.

Дни летом долгие, а ночи короткие. Вот и вечерние беседы Волшебника с мышкой стали совсем короткими. Заскучала Белая Мышка. И однажды, когда Волшебник был на работе (это для обычных людей лето — время отпусков, а для волшебников, наоборот, лето — самая рабочая пора), мышка набралась храбрости и выбежала из дома погулять. Вокруг дома росла густая зелёная трава, и маленькой мышки почти не было видно. Мышка сделала несколько шагов по тропинке, и вдруг — о ужас! — прямо перед ней вспыхнули зелёные глаза, грозно встопорщились усы, и в траве мелькнуло что-то ярко-рыжее, мохнатое и необыкновенно страшное.

Мышка была умная — Волшебник многому научил ее, — и поэтому она сразу сообразила, что это за страшный зверь, хотя до сих пор никогда такого зверя не видела. Кошка — вот как назывался этот зверь. Бедная маленькая Мышка очень испугалась. Но все-таки она была очень умной и образованной мышкой, недаром она жила в доме у волшебника.Она даже вспомнила слова из толстой и умной книжки, которую однажды зимним вечером читал ей Волшебник. «Сильнее кошки зверя нет» — вот какие это были слова. И когда бедная маленькая Мышка их вспомнила, она испугалась еще больше. Что было сил она бросилась бежать по тропинке к дому. Хорошо еще, что кошка ее не заметила в высокой траве, а то бы нашей Мышке несдобровать: она ведь была ручной, домашней мышкой, к тому же белой, и не привыкла к опасностям. Она не умела ни быстро бегать, ни прятаться в глубокой норке, а умела только сидеть в мягком кресле, есть вкусный сыр и слушать мудрые речи Волшебника. Так что плохо пришлось бы маленькой Мышке, если бы кошка ее заметила, — но, к счастью, ничего плохого не случилось. И все равно бедная Мышка долго не могла успокоиться: ведь это было первое в ее жизни опасное приключение, и она очень-очень испугалась.

Когда Волшебник вернулся вечером с работы, он сразу понял, что его любимая Мышка чем-то напугана: она вся дрожала, и ее белая шерстка, обычно красиво и аккуратно приглаженная, стояла дыбом. Волшебник спросил, что случилось, но бедная Мышка ничего не могла толком рассказать. Она произнесла только одно слово — «кошка!» — и слово это было такое страшное, что бедняжка даже начала заикаться. «К-к-кошка!..» — вот что она пропищала, заикаясь и дрожа от страха, и Волшебник сразу все понял: он ведь был очень мудрым. Он угостил свою любимицу самым лучшим голландским сыром с дырочками, на сладкое дал ей большой кусок сахару, чтобы она немного успокоилась, а потом сказал: «Не горюй, ложись спать, утро вечера мудренее». Кто внимательно читал и слушал сказки, тот знает, что волшебники всегда так говорят.

Маленькая Мышка успокоилась и уснула. Она верила Волшебнику и знала, что он всегда найдет выход из самого трудного положения и если не мудростью, так колдовством преодолеет все опасности и победит любых врагов, даже самых сильных. А Волшебник не спал всю ночь. Он думал о том, как помочь Мышке. Можно, конечно, попросить ее никуда не выходить из дома, а чтобы Мышка не скучала, припасти побольше сыра разных сортов. А гулять они будут вдвоем. Да, но он так занят, а ведь нельзя же все время держать бедняжку взаперти: это было бы ужасно несправедливо, особенно летом, когда солнышко светит так ласково, воздух такой теплый и сладкий, а травка такая зеленая и шелковистая. К тому же прогулки полезны для здоровья, и мышкиного в том числе. Да, но Мышка такая маленькая и слабая, она такая трусишка и всего боится, а вокруг столько опасностей!..

Значит, надо сделать так, чтобы Мышка стала хоть немного побольше и посильнее. Не превратить ли ее в кошку? Да, пожалуй, так он и сделает. Так будет хорошо.

Настало утро, и после завтрака Волшебник рассказал Белой Мышке о своем решении. Мышка подумала, что превращаться совсем не страшно и не опасно, — так объяснил ей Волшебник, — превращаться даже интересно, а зато как хорошо будет гулять и никого не бояться! Наоборот, теперь все будут бояться ее — ведь она станет не кем-нибудь, а кошкой! И Мышка, конечно, согласилась попробовать. Волшебник раскрыл свою волшебную книгу, прочел заклинание, сосчитал до трех, потом взмахнул рукой — и вот вместо мышки перед ним очутилась кошка.

Самая настоящая Белая Кошка, усатая, с красными глазами и длинным хвостом. Кошка потянулась, выгнула спину и на чистейшем кошачьем языке сказала «мяу». А потом замурлыкала и потерлась о ногу Волшебника. Она, конечно, не разучилась говорить по-человечески, но ей очень хотелось поблагодарить своего друга именно по-кошачьи. Волшебник обрадовался, что превращение удалось, погладил Белую Кошку и пошел на работу. А Белая Кошка обошла дом, потом уселась посреди самой большой комнаты и стала умываться лапкой. А когда она умылась как следует, то вышла на улицу. Она была воспитанной кошкой и знала, что неприлично выходить из дома неумытой.

День был прекрасный. Белая Кошка сидела на солнышке и жмурилась: ей было очень приятно. На деревьях чирикали птички, и Белая Кошка уже было собралась на них поохотиться, как вдруг… Вспыхнули зеленые глаза, грозно встопорщились усы, в траве мелькнуло что-то рыжее, мохнатое и необыкновенно страшное, — совсем как вчера. Это вышла погулять соседская кошка. Настроение у нее было самое мирное: ей хотелось погреться на солнышке и погоняться за птичками — просто так, конечно, просто так! Она заметила Белую Кошку и хотела было подойти к ней познакомиться… но той и след простыл. Не помня себя от страха, Белая Кошка бросилась в дом. Когда она очутилась в безопасности, ей стало уже не страшно, а стыдно: как могла она оказаться такой трусихой? Она ведь не кто-нибудь, она и сама — кошка!

Что же касается рыжей кошки, то она немного удивилась, немного обиделась, а потом и вовсе забыла о невежливой соседке, которая не захотела с ней знакомиться. Рыжая кошка лежала на солнышке и жмурилась от удовольствия, а несчастная Белая Кошка сидела дома, забившись в самый дальний угол самой темной комнаты, и не знала, куда деваться от страха и стыда.

Наступил вечер, и Волшебник пришел домой. Он сразу почувствовал неладное: Белая Кошка не вышла его встречать, как это делают все кошки. Он нашел Белую Кошку в самой темной комнате: она забилась в самый дальний угол и дрожала от страха.

«Что случилось? Кто тебя напугал?» — спросил Волшебник, и Белая Кошка уже хотела было, как вчера, сказать: «Кошка!» — но ей стало стыдно. Ведь вчера-то она была мышкой, а мышке не стыдно бояться кошек, но сегодня она и сама — кошка, так чего же ей было пугаться? И, заикаясь уже не столько от страха, сколько от стыда — ведь она впервые в жизни говорила неправду! — бедняжка промолвила: «С-с-собака!»

Волшебник ужасно огорчился. Он, конечно, не подал виду, быстро превратил кошку в мышку — все-таки мышки ему нравились больше всех других зверей! — расчесал ей шерстку, дал на ужин большой кусок швейцарского сыра с большими-пребольшими дырками, и еще на сладкое большой кусок сахару, а потом сказал, как говорят все волшебники: «Не горюй, ложись спать, утро вечера мудренее!»

Мышка уснула, а Волшебник опять не спал всю ночь и думал. Это он виноват, что не смог уберечь свою любимицу от опасности. Может быть, все-таки попросить ее сидеть дома? Да, но погода такая хорошая, а прогулки так полезны для здоровья!.. Может быть, ходить гулять вместе с ней и защищать ее? Да, но у него так много работы!.. Значит, надо сделать Мышку еще больше и еще сильнее. Может быть, превратить ее в собаку? Да, так он и сделает. Это как раз то, что нужно.

Наутро Волшебник прочел новое заклинание, сосчитал до семи, взмахнул рукой и превратил Мышку в большую Белую Собаку. Собака получилась самая настоящая — ведь наш Волшебник был очень мудрым волшебником! — и если бы не красные глаза и длинный хвост, то невозможно было бы даже представить, что еще позавчера она была маленькой белой мышкой.

Белая Собака была очень рада. Нет, она была просто счастлива. Подумать только, теперь она — собака! Все кошки будут бояться ее, ведь во всех умных книгах написано, что кошки боятся собак. И Белая Собака благодарно лизнула руку своему хозяину. (Да-да, теперь Волшебник был для нее не просто другом, а хозяином, потому что у каждой собаки должен быть хозяин). И Волшебник, очень довольный, погладил Белую Собаку и пошел на работу.

А Белая Собака обошла дом, обнюхала все уголки и закоулки — вдруг в хозяйский дом проник кто-то чужой? Но все было в порядке. Если бы она была мышкой или кошкой, она пошла бы погулять, но собаки никогда не ходят гулять просто так, без хозяина. Тут Белая Собака вспомнила, что у нее теперь есть очень важное дело — сторожить дом. И она озабоченно побежала работать.

Выбежав из дома, Белая Собака громко залаяла — не на кого-то, а так, на всякий случай. Пусть чужие слышат и боятся. Чужие так и не появились возле дома — наверное, они испугались собачьего лая, — и Белая Собака успокоилась и даже немножко загордилась: вот какой она хороший сторож, хозяин обязательно ее похвалит, когда вернется.

И вдруг… Вспыхнули зеленые глаза, грозно встопорщились усы, в траве мелькнуло что-то рыжее, мохнатое и необыкновенно страшное. Это была все та же рыжая кошка. Собаке бы залаять погромче, загнать кошку на дерево, как делают все собаки, — но наша Белая Собака от страха забыла обо всем на свете: и о том, что кошки должны бояться собак, а не наоборот, и о том, что она на работе, и даже о хозяине. Только об одном она никак не могла забыть — о том, что еще позавчера она была всего-навсего маленькой белой мышкой, а для мышки сильнее кошки зверя нет. И Белая Собака со всех ног бросилась в дом.

Когда вечером Волшебник вернулся с работы, Белая Собака встретила его у дверей: ведь она все-таки была собакой и поэтому не могла не встретить своего хозяина. Но ей было очень-очень стыдно. Она поджала хвост, опустила голову и не смела даже посмотреть на хозяина — так она стыдилась своей трусости. Волшебник не стал даже спрашивать, что случилось. «Кто?» — только и спросил он. И Белая Собака, которая со вчерашнего дня уже умела врать, заикаясь от стыда, ответила: «Т-т-тигр…»

На этот раз Волшебник не только огорчился, но и очень удивился. Он никогда не слышал, чтобы в округе водились тигры. Но мало ли что… Ведь его любимая Мышка такая маленькая, такая беззащитная. А тут — тигр. С тиграми шутки плохи. Что же ему делать?

Пока все эти тревожные мысли проносились в голове у Волшебника, он, не подавая виду, занимался привычными вечерними делами: превращал собаку обратно в мышку, кормил ее сыром с далеких островов Новой Зеландии, угощал сахаром, укладывал в мягкую постельку и утешал своими обычными словами: «Не горюй, утро вечера мудренее».

Волшебник очень устал: ведь он не спал целых две ночи. И поэтому он не стал долго раздумывать, а сразу решил превратить Мышку в тигра. Кто может напугать тигра? Никто. Тигр такой большой и сильный. Он больше и сильнее всех зверей. Уж теперь-то его маленькой Мышке будет хорошо. И довольный Волшебник крепко уснул.

Утром все было так, как вчера и позавчера: Волшебник прочел заклинание, сосчитал до одиннадцати, взмахнул рукой… и увидел перед собой огромного, могучего тигра. Правда, тигр был не полосатый, а белый, с красными глазами и длинным хвостом, но все-таки это был самый настоящий тигр. Белый Тигр замурлыкал по-кошачьи и потерся о ногу Волшебника: так он говорил «спасибо» за чудесное превращение. Волшебник хотел погладить Белого Тигра, но не решился: все-таки тигр. Поэтому он просто улыбнулся на прощание и ушел на работу.

Дом показался Белому Тигру совсем маленьким и тесным. Теперь ему нужны были обширные владения. Недаром в умных книгах говорилось, что тигр — царь джунглей. Белый Тигр вышел на улицу и зарычал. Не для того, чтобы отогнать от дома чужих, а просто так, для собственного удовольствия: он в первый раз в жизни так громко рычал, и ему было очень приятно. Прогулка тоже была приятной. Конечно, не джунгли, но жить можно. Хорошо быть таким большим и сильным! Скоро все поймут, кто здесь царь. Уже поняли: вон как быстро попрятались по домам, испугавшись тигриного рыка!..

И вдруг… Вы, наверное, уже догадались, что случилось. Вспыхнули зеленые глаза, грозно встопорщились усы, в траве мелькнуло что-то рыжее, мохнатое и необыкновенно страшное. Рыжая кошка, наша старая знакомая, вышла на улицу погулять, а заодно и представиться новому соседу: ведь кошки и тигры — близкие родственники. Хорошо бы подружиться с таким могущественным зверем, думала рыжая кошка. Но тигр повел себя очень странно: он со всех ног бросился бежать от кошки. Тигр, конечно, царь джунглей, но тигром-то он был всего несколько часов. А еще вчера это была собака. А позавчера — кошка. А два дня назад и всю жизнь перед этим — маленькая белая мышка, которая боялась кошек больше всего на свете.

И все-таки Тигру было ужасно стыдно. Царь — а сам испугался обыкновенной рыжей кошки. И когда Волшебник вернулся с работы, он не стал ни о чем спрашивать Белого Тигра: очень неприятно и тяжело слышать, как могучий зверь, владыка джунглей, заикается от страха и говорит неправду. Волшебнику все стало ясно. Теперь он точно знал, как поступить.

Конечно же, Волшебник начал с того, что превратил тигра в мышку: он ведь так любил мышек! И в этот вечер они совсем не ужинали и совсем не ложились спать, а разговаривали до рассвета. Разговор у них был очень серьезный. Можно превратить мышку в тигра, но нельзя при помощи волшебства сделать труса храбрецом. Ни в одной волшебной книге нет таких заклинаний. Храбрость надо выращивать в душе долго и терпеливо. И если решение будет твердым, а терпение — безграничным, если не отступать перед трудностями — вот тогда-то и произойдет настоящее чудо: маленькая мышка-трусишка станет отважной, как самый могучий тигр.

Что было дальше с Волшебником и Белой Мышкой? Волшебник решил работать поменьше, и они стали ходить на прогулки вдвоем. Они подружились с соседской рыжей кошкой. В этом нет ничего невероятного: ведь Мышка, что ни говори, была очень умной и образованной, и даже самые злые кошки уважают таких мышей, а у рыжей кошки нрав был на редкость миролюбивый. И теперь все трое — Волшебник, Белая Мышка и Рыжая Кошка — выступают в цирке. Их номер пользуется неизменным успехом. «Это просто чудо!» — говорят зрители. А некоторые добавляют: «Прямо волшебство какое-то!» И никто больше не зовет Мышку трусишкой: ведь всем известно, что артисты цирка — первые храбрецы.

Марина Вечерская

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...