ЧЕТЫРЕ БОЯ ЗА МАРИУПОЛЬ

1
ЧЕТЫРЕ БОЯ ЗА МАРИУПОЛЬ - фото

8 октября 1941 года город Мариуполь был оккупирован немецко-фашистскими войсками. С тех пор прошло 70 лет, а мы узнаем все новое и новое о том дне. «Неприятно осознавать, что Мариуполь был тупо сдан…» – такие слова прочла на одном из мариупольских сайтов, и мне захотелось ответить на них. Мариуполь был не «тупо сдан».

Многие знают, что жители Мариуполя не ожидали 8 октября 1941 г. в обеденное время увидеть оккупантов: на предприятиях продолжалась эвакуация, с 8 утра в горкоме партии шло заседание расширенного партхозактива по вопросам эвакуации. И вдруг – на улицах города показались захватчики: мотоциклисты, бронемашины, танкетки. Но мало кто из мариупольцев знает, что наш город до последнего защищали воины 968-го артиллерийского полка и 714-го стрелкового полка 395-й стрелковой дивизии и 57-го ОЗАД – отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона, приданные в оперативное управление 9-й армии. В воздухе их поддерживали летчики 87-й авиаэскадрильи Азовской военной флотилии (капитан Георгий Агафонов). Они дали четыре ожесточенных боя противнику на подступах к Мариуполю и задержали его на полдня: наступление эсэсовских войск началось в 5 утра 8 октября 1941 г., а в город они вступили только в 12-30.

Начальник штаба сухопутных войск Франц Гальдер отмечает в своем дневнике за 8 октября 1941 года: «Донесение: Лейбштандарт «Адольф Гитлер» после боя в середине дня овладел Мариуполем…». Эсэсовский офицер, участник тех событий, в своих мемуарах отмечает героизм советских солдат и упорство, с которым они сражались в этот день в районе Мангуша на подступах к Мариуполю. Об этом свидетельствуют и сводки о ходе боевых действий частей и соединений Красной Армии, и мемуары участников, и боевые донесения о потерях, которые теперь стали доступны.

Части Клейста вышли на Мариуполь силами трех моторизованных корпусов. С воздуха поддерживались пикирующими штурмовиками Ju.87-«Штуками», бомбардировщиками Ju.88 и истребителями «Мессершмитт» Bf-109Е 4-го воздушного флота Люфтваффе. В небе над городом бесстрашные летчики истребителей И-16 Азовской военной флотилии развернули упорное сопротивление летчикам Лера. 7 октября 1941 года над портом и городом было сбито 6 немецких самолетов.

На земле части эсэсовской дивизии Зеппа Дитриха «Лейбштандарт СС «Адольф Гитлер» вступили в бой за город. Город защищали: 968-й артиллерийский полк (направление Мангуш — Мариуполь) и 714-й стрелковый полк (х. Бердянский — пос. Новоселовка) 395-й стрелковой дивизии (подполковник Анатолий Иосифович Петраковский) 9-й армии; три батареи и зенитно-пулеметная рота 57-го ОЗАД ПВО; зенитная артиллерия дивизиона тральщиков Азовской военной флотилии Черноморского флота, развернутого у завода «Азовсталь»; истребительный батальон из 150 бойцов во главе с командиром батальона Скорик. Полк морской пехоты, специально создаваемый по решению командующего Черноморским флотом, прибыть в город не успел.

ТРАГЕДИЯ бойцов 968-го ап и 714-го сп недавно сформированной 395-й стрелковой дивизии состояла не только в том, что под Мангушем и Мариуполем они приняли свои первые бои 8 октября 1941 г., но и в том, что их направили под Мариуполь с задачей – «не допустить прорыва противника на восток», хотя уже 6 октября 1941 г. руководству Красной Армии было ясно, что возможности долговременно оборонять город нет. Вот-вот захватят такие крупные промышленные центры-порты, как Мариуполь и Таганрог, а командующий фронтом Д.И. Рябышев 6 октября 1941 года вызван к Сталину на разбор о причинах окружения 18-й и 9-й армий.

Штаб 9-й армии, дислоцировавшийся в с. Чермалык, издает 8 октября в 1.45 ночи боевой приказ: организовать оборону рубежа вновь сформированным и выдвинутым на фронт частям. Для 395-й сд это было направление – Володарское, Мангуш, Ялта. Это — направление на Мариуполь. Связь штаба Южного фронта с армиями проходила с перебоями, так же, как и связь армий со своими подразделениями, ввиду частых разрушений линий связи противником. Приказ штаба 9-й армии достиг полка 395-й сд в 5.00 утра 8 октября 1941 г. В 5.00 1-й разведбатальон СС «Лейбштандарта» начал наступление на Мангуш. Приказ был дан в устной форме и через посыльных на мотоциклах. По боевым донесениям 9-й армии того времени выяснилось, что 68-й артполк 395-й сд держал оборону по направлению Мангуш-Мариуполь, в 7.15 он принял первый и второй бой с эсэсовскими войсками.

В ДВУХ километрах к востоку от Мангуша находились хорошо сконструированные советские полевые укрепления. Это было кольцо внешней обороны Мариуполя. Оборонительная позиция тянулась вдоль гряды на пути следования врага. Немецкие самоходные штурмовые орудия, внешне схожие с танками, с ревом двигались вперед вслед за наступавшим передовым подразделением – 1-й мотоциклетно-стрелковой ротой. Снаряды ложились среди оборонявшихся и прижимали их к земле. Бойцы-артиллеристы довольно быстро оправились от неожиданного удара эсэсовцев. Ожесточенный бой продолжался, особенно справа от дороги. В бою с 968-м ап захватчики использовали тот же метод: пока передовые подразделения эсэсовского разведбатальона вклинивались в гряду, которую занимали наши артиллеристы, двигавшиеся следом части противника обхватили с двух сторон оборонявшихся. Второй бой закончился в 9.30. Две советские батареи, которые вели огонь во время наступления эсэсовцев, были захвачены.

Во время этого боя, в двух километрах от Мангуша, на правой стороне дороги Мангуш-Мариуполь неизвестный политрук совершил свой подвиг, который потряс видавшего виды эсэсовца. Молодой комиссар снова и снова подстегивал свое подразделение. Но не только крики комиссара подзадоривали его солдат. Его собственный пример личной храбрости побуждал их не прекращать сопротивления. Вытянувшись во весь рост, он метал гранаты. Затем бросил последнюю на землю пред собой и упал на нее всем телом. Взрыв подбросил его. Недавно установлено имя бесстрашного политрука – это Захар Васильевич Галета, военный комиссар батареи 968-го артполка 395-й сд. Наш земляк родом из колхоза «Красный боец» Кондратьевского сельсовета Константиновского района Сталинской (теперь – Донецкой) области.

Третий бой состоялся в 9.45 у Новоселовки. Его приняла артбатарея 714-го стрелкового полка, который защищал направление хутор Бердянский-Новоселовка. Первыми в этот бой пошли эсэсовцы. Они атаковали в походном порядке. Первые русские снаряды разорвались в опасной близости от врага. В бой с батареей 714-го сп 395-й сд вступили немецкие пехотные орудия и 88-мм зенитная батарея, они же обстреливали аэродром. Командир передовых подразделений эсэсовского разведбатальона Зепп Мааль ринулся через Новоселовку и прорвался прямо через поселок, не задерживаясь. Он знал, что уничтожением остатков батареи 714-го сп займется пехота, шедшая за ним.

АРЬЕРГАРДНЫЕ бои продолжались. Разбив две батареи 968-го артполка 395-й сд в двух километрах от Мангуша, немецкие передовые подразделения очистили для мотоциклистов 1-й и 2-й мотоциклетно-стрелковых рот, бронетранспортеров и штурмовых орудий 1-го разведывательного батальона Курта Мейера путь, и те мчались к городу по обеим сторонам широкой дороги. По ее обе стороны непосредственно на окраине Мариуполя (теперь район между узлом связи и переходом) находились недостроенные защитные полевые укрепления. Здесь состоялся четвертый бой. Фонтанчики пуль пулеметных очередей из укреплений пробежали по земле поодаль от наступающего врага, а взрывы мин из минометов обороняющихся всколыхнули черную землю. Им ответили штурмовые орудия.

Здесь, на подступах к Мариуполю и в самом городе, вынужден был держать оборону 57-й ОЗАД ПВО: зенитно-пулеметная рота под руководством командиров роты – лейтенанта Дидковского Николая Ивановича и политрука Удлера Абрама Ефремовича (оба из Черниговской области), а также батареи во главе с заместителем политрука Тараканова Ивана Михайловича (из г. Дно Ленинградской области). В Мариуполь 57-й ОЗАД прибыл в сентябре из Горловки для обеспечения надежной противовоздушной обороны металлургических заводов и города. Он имел одну батарею 76-мм орудий образца

1931 г. и две батареи 37-мм орудий образца 1939 г., зенитно-пулеметную роту счетверенных «максимов» на автомобилях и другие подразделения тыла. Дивизион располагался на территории города рассредоточенно. Огневые позиции батарей выбирались с точки зрения ведения успешного боя с авиацией противника, а им пришлось с задачей обороны и прикрытия основных сил отступающих войск вступить в бой с наземным противником, выходившим к Мариуполю со стороны Мангуша. Зенитчики не имели опыта ведения боевых действий в роли пехотного подразделения, их этому не обучали. К тому же для них это было первое столкновение с наземным и опытным противником. Но они сдерживали наступающие войска в течение дня.

ЭСЭСОВЦЫ, войдя в город, продолжали двигаться вперед и перекрывали улицы. Оккупанты ринулись через них, стараясь найти дорогу на Ростов. Они стреляли снарядами из штурмовых орудий по улицам, переполненным людьми. Площадь в центре города была усеяна дымящимися осколками. Оставались только тяжело раненные или мертвые солдаты. Одно из угловых зданий (исполкома горсовета или горкома партии, теперь на этом месте здания со шпилями) оккупанты превратили в командный пункт, с которого руководили дальнейшими боевыми действиями.

Жительница города Н. Белоусова вспоминает: «…жили на проспекте Республики, 46, напротив центрального сквера. …танкетка из сквера обстреливала именно наш двор, где находилась воинская часть. …мы спустя какое-то время выбрались во двор, который представлял печальное зрелище: раненый пожилой солдат сидел в луже крови, молодой лейтенант, раненный в живот, застрелился. …Со стороны порта работала тяжелая артиллерия, до самого вечера обстреливавшая наши войска, которые отступали на ростовском направлении».

В день боя и оккупации города Дидковский Н.И. и Удлер А.Е. попали в плен под Мариуполем, стали заключенными мариупольского концлагеря, а Тараканов И.М. в районе Мариуполя пропал без вести, вероятнее всего, погиб. Более трети личного состава 57-го дивизиона составляли уроженцы Черниговской области, из них в день оккупации Мариуполя 5 воинов погибли, еще 77 попали в плен, в мариупольский концлагерь (из них только трое остались живы). 79 черниговцев навсегда остались в мариупольской земле (составлен их список).

В БРАТСКИХ могилах города покоятся воины 1941 года, погибшие при обороне Мариуполя: на кладбище поселка Кировка в самом центре – 20 воинов, а в западной его части – 2; в Ильичевском районе на кладбище возле улиц Л. Толстого и Павловского – 11 воинов; возле училища № 4 – два воина, 6 человек – на Троицком кладбище в Орджоникидзевском районе. По выявленным источникам, в бою в районе Мангуша и Мариуполя числятся убитыми 21 воин, пропали без вести 160, попали в плен 115 воинов 714-го сп, 968-го ап, 692-го ОЗАД, 856-го ОБС, 306-й автороты 395-й сд 9-й армии, 57-го ОЗАД, 34-го ОБС и 444-го БАО 34-го РАБ, 62-го геодезического района. Ценой своей жизни они с 7.45 утра 8 октября 1941 г. задержали противника до 12-30 на коротком участке фронта от Мангуша до Мариуполя.

Да, оборона Мариуполя – это не оборона Брестской крепости и Севастополя, и не оборона Сталинграда. Но если бы не было этих четырех локальных, ожесточенных арьергардных боев частей 395-й сд 9-й армии и 57-го ОЗАД ПВО Южного фронта под Мангушем и Мариуполем, то эсэсовская дивизия успела бы войти в город раньше, чем смогли бы по нему выйти отступающие войска – основные силы 9-й армии. Они так пригодились под Ростовом! Эти сохраненные силы будут держать фронт вместе с 56-й армией на Миусе до лета 1942 г. Небольшие оборонительные бои и локальные контрудары на всех фронтах 1941 г., которые на фоне великих битв кажутся заурядными, сыграли большую роль в событиях и судьбах фронтов, в сумме своей дали общую главную результативность в ходе всей войны – срыв планов гитлеровского командования на 1941 год.

Валентина ЗИНОВЬЕВА,

историк-краевед.

http://www.pr.ua/news.php?new=14507

Фото из венгерского журнала (1941 г.) и форума http://vse-grani.com

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...



  • игорь

    Валентина ЗИНОВЬЕВА, а откуда инфрмация???