Сигналы чужой беды

Сигналы чужой беды - фото

Все чаще ученые приходят к выводу, что растения — существа мыслящие.

Эта история кажется сказкой. Но она — правда, которую знают многие садоводы, огородники и просто любители выращивать цветы у себя дома. Они уверены: эмоционально положительные мысли и слова вызывают соответствующий отклик и у растений.

Опытные садоводы, много лет выращивающие растения, приписывают им альтруизм, сострадание, любовь — именно те качества, которых так не хватает людям в отношениях друг с другом.

Танцы с ананасами

С растениями часто случаются невероятные, фантастические истории. Одна из них произошла еще в 50-х годах. Тогда в Америке конкурировали две крупные компании, которые выращивали и продавали ананасы. Одна компания устроила плантации на Гавайских островах, другая — на Антильских. Ананасы были одного сорта, климат одинаковый, почва также была очень похожей. А вот ананасы вырастали разные! Антильские по непонятным причинам были более крупными и, главное, более вкусными.

Покупали антильские ананасы охотнее, и гавайская компания стала потихоньку разоряться. Что только ни придумывали ее агрономы. Ничего не помогало — на Гавайских островах продолжали вырастать ананасы худшего качества.

Их загадку разгадал не кто иной, как психиатр! Джон Мейс обратил внимание на нюанс, мимо которого прошли агрономы и биологи. На Гавайях местные жители выращивали ананасы молча, а на Антилах — привезенные из Африки негры делали из работы развлечение и, ухаживая за ананасами, пританцовывали и пели.

С совершенно бредовой идеей, что ананасы делаются вкуснее от песен, психиатр отправился к руководству компании. Терять последней было нечего: она уже находилась на грани разорения. На гавайские плантации срочно завезли поющих негров. Прошло немного времени, и здешние ананасы уже не отличались по вкусу от антильских.

Метод Бакстера

Бум в изучении необычайных свойств растений, делающих их похожими не просто на живые, а и на мыслящие существа, связан с именем Клифа Бакстера — специалиста по детекторам лжи. Однажды, чтобы скоротать время, он захотел посмотреть: испытывают ли растения какие-нибудь реакции на внешнее воздействие? Работая с детектором лжи, Бакстер знал, что угроза — это хороший способ выявить сильную реакцию субъекта. Поэтому он присоединил растение к детектору и окунул его лист в горячий кофе.

Никакой реакции не последовало. Тогда он решил, что куда более страшен для растения огонь. С этой мыслью он пошел за спичками. И тут кривая на графике, которую писал самописец, быстро поползла вверх. Когда Бакстер вернулся со спичками, то увидел, что на кривой появился ещё один пик. Было похоже, что растение «догадалось» о его намерениях и испугалось. Ученый провел еще несколько опытов, и оказалось, что когда он проявлял сомнение, нерешительность или нежелание поджечь растение, то реакция, записанная детектором лжи, была не столь резкой. Когда же Бакстер только притворялся, что собирается поджечь листья, растение почти никак не реагировало.

Как-то лабораторию Бакстера посетил один канадский физиолог. Он попросил показать ему сенсационные опыты. К его удивлению, ни одно из пяти растений, к которым были присоединены датчики, никак не прореагировало на его угрозы. Бакстер стал расспрашивать канадца, как он обращается с растениями в собственной лаборатории, не наносит ли им каких-либо повреждений и увечий, и узнал, что физиолог сжигает их в лабораторной печке для определения сухого веса. Получается, что растения признали в нем злодея и впали от переполнивших их чувств в шоковое состояние. Нормальную реакцию на опыты они стали демонстрировать только тогда, когда «ужасный» посетитель удалился.

Приборы, записывающие реакцию растений, позволили выявить еще одно их удивительное свойство. Оказывается, растения могут на большом расстоянии реагировать на поведение человека, который ухаживал за ними. Так, например, когда Бакстер вернулся в Нью-Йорк из Нью-Джерси, он с удивлением обнаружил на графиках, сделанных самописцем, что все растения почувствовали его «отбытие» из города и «приветствовали» его возвращение. Причем момент начала реакции совпал с тем моментом времени, когда исследователь принял решение вернуться домой.

Когда практически по всем странам прошла информация о необычных, «эмоциональных» реакциях растений, обнаруженных Клифом Бакстером, сразу же стали вспоминать о похожих случаях.

Нервные растения

В 1887 году В. Бердон-Сандерсон при раздражении листочка венериной мухоловки наблюдал электрические явления, напоминающие те, что происходят при распространении возбуждения в нервно-мышечных волокнах животных. Более подробно происхождение электрических сигналов в растении было исследовано индийским ученым Дж.Ч.Босом в начале XX в.

Бос подметил и определенную аналогию между реакцией на свет у растений и животных и доказал, что растения также обнаруживают усталость, как и мышцы. «Я теперь знаю, что у растений имеется дыхание без легких или жабр, пищеварение без желудка и движение без мышц, — подводит он итог своим исследованиям. — Теперь мне кажется правдоподобным, что у растений может иметь место и такого рода возбуждение, какое встречается у высших животных, но без наличия сложной нервной системы…»

В 1922 году русский биофизик и психиатр Александр Гурвич при проведении опытов с луковицей обнаружил нечто, поразившее его воображение: как только он приближал корень молодого побега одной луковицы к корневой системе второй, именно в месте сближения начинали усиленно делиться клетки. Что стимулировало этот процесс? Гурвич сперва подумал об очевидном: о химических веществах, выделяемых корешками. Но когда он полностью изолировал луковицы при помощи кварцевого стекла, эффект странного взаимодействия не исчез. Только в 1971 году, по прошествии почти 50 лет, нобелевский лауреат Денни Габор в тщательно выверенных экспериментах подтвердил опыты Гурвича.

В конце 40-х годов Гурвич совершенно неожиданно натолкнулся на еще один феномен: состояние психически больных значительно улучшалось, если они находились рядом с некоторыми растениями. Особенно благотворным было воздействие зеленого лука. Рядом с его стрелками даже буйные шизофреники начинали вести себя осмысленно. Не у всех, конечно, но у значительного процента больных душевное состояние так или иначе менялось в лучшую сторону.

Цветы-телепаты

В конце ХХ века очень интересные исследования, подтверждающие способность растений воспринимать мысли человека и реагировать на них, были проведены профессором Института общей и педагогической психологии Вениамином Пушкиным. Сделанные им более 200 опытов неопровержимо свидетельствовали: в ответ на изменение эмоционального состояния человека меняется и электрический потенциал растения.

Вот описание одного из таких опытов. В кресло рядом с растением садилась студентка — оказалось, что эмоциональные девушки быстрее всего устанавливали контакт с бегонией. Гипнотизер вводил девушку в транс и внушал ей мысли, вызывавшие у растения положительные или отрицательные эмоции. Например, гипнотизер говорил, что погода неожиданно испортилась: стало холодно, с неба полетели хлопья снега. Девушка начинала дрожать от холода. От нее эмоции передавались растению, и на ленте самописца появлялись характерные всплески. Когда же погода под воздействием гипнотизера улучшалась, самописец чертил на ленте прямую линию. Если же гипнотизер внушал девушке кощунственную мысль — сорвать цветок, то растение, судя по кривой самописца, приходило в настоящий ужас. По мнению ученого, схожесть реакции человека и растения обусловлена тем, что жизнь на Земле когда-то образовалась из одной клетки, ставшей предком и человека, и растения. И ДНК всего живого на Земле несет поэтому сходство со своим далеким прародителем.

Опыты Бакстера, Пушкина, других ученых, занимавшихся изучением этой проблемы, позволили сделать еще одно очень важное открытие: растения, по-видимому, обмениваются сигналами. У них существует свой язык, подобный примитивному языку насекомых. Эксперименты, проведенные на кафедре физиологии растений Тимирязевской сельскохозяйственной академии под руководством профессора Ивара Гунара, позволили выявить, что одно растение, меняя электрические потенциалы в своих листьях, посылает другому сообщения об опасности. Удалось даже найти центр, откуда они исходят. «Этот центр находится на шейке корня, — писал профессор, — который сжимается и разжимается, как сердечная мышца. Растения, по-видимому, умеют обмениваться сигналами, и у них существует свой сигнальный язык, подобно языку примитивных животных, например насекомых. Одно растение, меняя электрические потенциалы на своих листьях, может сообщать другому об опасности. Словом, — заключал Гунар, — если не считать прикованности растений к своему месту, нет никакой разницы между ними и животными».

Получается, что растения общаются между собой с помощью своеобразного радиотелеграфа. О его существовании, кстати, давно подозревали лесорубы, замечавшие, что при рубке дерева листья других деревьев той же породы начинали трепетать.

Исследователи попытались разработать и подтвердить гипотезу, объясняющую механизм сигнализации растений. Молекулярный биолог Кларенс Райян из университета штата Вашингтон установил, что как только гусеница начинает есть лист на помидорном кусте, остальные листья тотчас же начинают вырабатывать протаиназу — ингибитор, который связывает у гусениц пищеварительные ферменты, тем самым затрудняя, а то и делая невозможным усвоение ими пищи. Затем были найдены и каналы, по которым идут сигналы тревоги — своеобразные щели в мембранах растительных клеток. Называются они плазмодезматами. Оказалось, что растения общаются между собой с помощью своеобразной ионной сигнализации и что она присуща не только растениям, но и многим животным, обладающим развитой нервной системой. «Зачем она им нужна? — задали себе вопрос ученые. — Возможно, это просто рудиментарный остаток от тех времен, когда их нервная система была еще в зачаточном состоянии. А может быть, и поныне она несет функцию приемника, настроенного на сигналы чужой беды».

Это подтверждают опыты, проведенные Бакстером. Когда морская креветка автоматическим механизмом, не требующим человеческого вмешательства, сбрасывалась в кипящую воду, самописцы, присоединенные к растениям, отражали их сильную реакцию на сигналы гибели.

Мы с тобой одной крови!

Природа сделала нас всех из одного материала, и развивались мы по одним законам. Вполне вероятно, что во всех нас, в каждой живой клетке, существующей на Земле, где-то глубоко скрыт механизм взаимопомощи. Без этого механизма возникшая на нашей планете жизнь не смогла бы сохраниться и быстро бы погибла.

Помните, что говорил Маугли, герой повести Р.Киплинга, при встречах с животными? Чтобы не допустить вражду, которая могла привести к гибели, или получить помощь, достаточно было крикнуть: «Мы с тобой одной крови. Ты и я!» Может быть, аналогичным образом стоит вести себя со всем животным и растительным миром? Не бросаться на живое дерево с топором, а помнить, что мы все произошли из одной клетки.

Михаил БУРЛЕШИН

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...