Сбежала из Рая

0 6
Сбежала из Рая - фото

Молодая мариупольчанка выдержала только 7 месяцев брака с киприотом. А потом вернулась домой…

— Будь хорошей девочкой! Иначе тебя вышлют из страны, – говорил киприот Андреас своей русской жене Маше и расставлял по всему дому диктофоны. Он следил за каждым ее шагом. До сих пор девушка не верит, что вырвалась из лап ревнивца.

Развод и девичья фамилия

Все развивалось в жизни Маши К. по какому-то совершенно несчастливому для нее сценарию. Совершенно зря выскочила в 18 лет замуж и… через полгода развелась.

Потом Маша вышла за Юрия. Тот был простым работягой на заводе, но хорошо обеспечивал семью. После того, как у них родился сын Костя, Юра сумел купить просторную квартиру по льготной цене.

А потом муж стал надолго уезжать в командировки. Стал злоупотреблять спиртным. Скандал следовал за скандалом. Юра несколько раз поднимал на жену руку. Маша вновь приняла решение о разводе. Бывший супруг отсудил квартиру.

Сын, слава Богу, остался прописанным. В то время она уже была не одна – жила гражданским браком с Борисом, который был на шесть лет моложе ее. Маша после развода сильно разуверилась в словах, душа болела. Отец, с которым она не поддерживала отношений лет десять, далеко – в Иркутске. Мать живет совершенно своей жизнью, тоже далеко – в Греции. Что ловить ей здесь, отторгнутой, обиженной?

Она созвонилась с родственниками, несколько лет как переехавшими на Кипр, и те пригласили Машу с сыном к себе. Пообещали поддержку, помощь с работой.

Завидное предложение

Терять было нечего. Хотелось порвать со старой жизнью окончательно. Боря провожал их с надрывом. Сказал одно:

– В любом случае знай, что я тебя жду.

Собрав последние деньги, Маша купила самый дешевый тур на Кипр, получила визу на три месяца. И вот они с 8-летним Костей прибыли в город Пафос.

Через пару недель она нашла работу в цветочном магазине. Однажды в магазин заглянул интересный мужчина. Улыбнулся ослепительно, протянул ей руку:

– Андреас.

Маша дала свою ладошку. И показалась себе маленькой, неказистой рядом с таким мэном. А он все улыбался. Это был поставщик цветов.

Андреас зачастил в магазин. Приглашал сходить в кафе, в ресторан, возил ее по всему побережью. А через неделю он предложил ей выйти за него замуж.

В общем, это было то желаемое, за чем приехала Маша на Кипр. Замужество позволяло работать здесь легально, укрепляло позиции, давало перспективы на будущее. Через три года она получила бы гражданство. И могла бы жить в любой стране мира! И учеба была бы для нее бесплатна, и сыну улыбалось хорошее будущее. Но жуткая мнительность мешала поверить в чистоту намерений Андреаса. Неужели можно вот так влюбиться и моментально предложить руку и сердце? Маша сказала Андреасу, что такие вещи быстро не решаются.

Тюрьма

А через день ее взяла «эмигрейшен» – полиция, которая следит за соблюдением законности пребывания на территории Кипра. За ней пришли в магазин в 8 утра. Убедившись, что у Маши нет разрешения на работу, полицейские препроводили девушку в «призо» – так называется камера предварительного заключения.

А на утро Машу повезли в суд, сообщив, что ей уже нанят адвокат, причем вовсе не родственниками, а… Андреасом. Маша едва не потеряла сознание, когда услышала, что ей может грозить заключение в местной тюрьме на 12 месяцев! Но адвокат постарался доказать версию, что Маша находилась в магазине потому, что очень любит цветы и просто ухаживала за ними, за это хозяин дарил ей редкие экземпляры.

И тут встал свидетель Андреас и заявил, что Маша – его невеста и скоро выходит за него замуж! Ее отпустили в тот же день под залог знакомого родственников. А также с предписанием, чтобы в течение месяца каждое утро она являлась вместе со своим женихом в полицию и отмечалась там.

Что у трезвого на уме…

Этот месяц вымотал Машу донельзя. Но при этом она с удивлением увидела, что рядом с ней настоящий друг и джентльмен – Андреас! Она поняла, наконец, почему стала его избранницей. Во-первых, понравилась и характером, и внешностью. У него уже было два брака – с киприоткой и румынкой, но там ничего не сложилось. Во-вторых, у Маши – сын. А Андреас не мог иметь своих детей. Но он давно созрел для отцовства и готов усыновить Костю.

Андреас умел ухаживать – был внимателен, предупредителен, дарил подарки, возил на прогулки. И никаких притязаний. Машу не смущало, что он на 10 лет старше, наоборот, больше будет ценить семью. И Маша согласилась на регистрацию. На званом вечере в честь их регистрации Машу насторожило то, что, изрядно поднабравшись, Андреас стал говорить очень возбужденно и агрессивно. И с трудом она разобрала смысл сказанных им греческих выражений: если она будет вести себя плохо, то ее вышлют домой, а сын останется здесь. Что у трезвого на уме – то у пьяного на языке?

Брак с киприотом: плюсы и минусы

Но это впечатление сгладилось. Она радовалась новой семейной жизни в доме Андреаса. Они жили в поселке под городом Лимасол. Наконец-то у ее маленького сына появился отец.

Между собой супруги изъяснялись на причудливой смеси английского и греческого, а больше жестами и взглядами. Это было даже занятно. А язык любви вообще не нужно было переводить.

Однако чем больше Маша жила на Кипре, тем тревожнее ей становилось. До нее стало доходить, что принять традиции этой страны ей будет не то что трудно, а невозможно! Так, все шутки родственников и друзей Андреаса сводились к сексу. Даже маленькие мальчики с азартом звали своих отцов к телевизору, когда на экране возникали девушки в бикини: «Сэкси, сэкси!»

При этом жена должна быть очень скромна в общении с другими мужчинами. Не дай Бог, остановиться на улице поболтать с кем-нибудь из знакомых Андреаса и при этом еще улыбнуться.

После работы Андреас подробно расспрашивал Машу, где она была в течение дня. В ее интересах было не упустить ни одной подробности, например, похода в парикмахерскую или булочную. В противном случае это был повод усомниться в ее честности. В ярости Андреас мог так сильно схватить Машу за руки, что потом неделями не сходили синяки.

А уж когда она обнаружила в разных местах дома включенные диктофоны, и там были записи ее разговоров, поняла: вполне возможно, муж хочет поймать ее на каком-то криминале. Вот тогда она вспомнила его слова на свадебном вечере: «Будет плохо себя вести, вышлю…» До нее вдруг дошло, что нагрянувшая в цветочный магазин полиция – скорее всего, дело рук самого Андреаса. При этом он выгодно обернул для себя ситуацию, показал себя благородным.

Ненависть и безразличие

Все еще более осложнилось, когда в сентябре она пошла работать посудомойщицей и официанткой в кафе. Муж пытался препятствовать этому, мол, все, что нужно, он купит ей, зачем работать? Но она уже задыхалась в четырех стенах, да и сын теперь был целыми днями в школе.

Андреас постоянно созванивался с хозяином кафе, выслеживал ее, постоянно устраивал ей сцены ревности:

– Ты не должна улыбаться посетителям! Обязана молчать!

А в кафе приходили и украинцы, и русские, Маша не могла скрыть радости при таких встречах.

Супружеские отношения с Андреасом превратились для нее в пытку. Он требовал близости каждую ночь. И чем больше он предъявлял на жену прав, тем больше она ненавидела его похотливые объятия. К тому же он показал себя отъявленным эгоистом в постели. Чтобы избежать секса, Маша часами делала ему массаж спины, и под ее руками он незаметно засыпал. Она стала покупать телефонные карточки и звонить домой – с сотового это делать было ни в коем случае нельзя, муж в любой момент мог взять распечатку и проверить все номера. При этом он с угрозой в голосе ежедневно стал внушать ей, что она должна быть хорошей девочкой, иначе окажется в Мариуполе одна, без сына.

Чтобы как-то забыться, она стала потягивать виски. Стаканчик-другой после работы – и все уже по барабану. Она стала паинькой, безразличной к притязаниям мужа, он делал с ней все, что хотел. А на следующий день она шла на работу, выматывалась там, вечером опять пила и была покорной и бесчувственной, не забывала при этом дежурно улыбаться мужу. Одна мысль засела у нее в голове – она должна отсюда вырваться!

Бежать!

О своем решении сообщила мужу сразу: забирает сына и уезжает. Вот тут впервые она увидела, что мать Андреаса по-настоящему загоревала – неужели невестке тут плохо? И неужели она вправду так нерасчетлива? Андреас признался Маше в том, что она его приворожила. И тут же кричал на нее:

– Если ты уедешь, тебя это не спасет! Мой родственник бывает на вашем комбинате, за тобой будет установлена слежка! Если только узнаю, что ты живешь с мужчиной, то сына немедленно заберу – его ты больше никогда не увидишь. А если попробуешь его искать, то тебя убьют. Так что подумай!

Она дрожала все те несколько дней, пока утрясала дела с бумагами. Положила в чемодан только самое необходимое для себя и сына, не взяв ничего из того, что покупал ей Андреас. И когда уже летела в самолете с сыном в Киев, не могла поверить, что весь этот кошмар позади. Эти семь месяцев сделали ее взрослой.

Хотя она еще не знала, что целый год ей придется бояться собственной тени, ходить по психологам и никому, ни одной подружке не говорить, что она вернулась. Об этом знал только ее Боря. Теперь он уже не покидал ее. И, может быть, если бы не он, она бы так и не вышла из этой глубокой депрессии. Теперь Маша уверена, что будет строить свое счастье только дома.

Елена Добрякова.

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...