Болотница

Болотница - фото

Много тайн погребено на дне топей и трясин, и зорко хранит их от людей болотная нечисть.

… Я решила пройтись по лесу, раскинувшемуся за деревней Рябиново, что в Карачевском районе. Погуляв какое-то время, вышла к поляне дивной красоты. На изумрудном ковре, раскинутом посреди чащи, пестрели яркие цветы. Казалось, все так и манит путников отдохнуть после трудной дороги. Но от жителей я давно знала, что это самое гиблое место в округе. Под тонким травяным ковром скрывалась мрачная бездна. Местные не особенно жаловали это болото и старались обходить его стороной.

Долго я любовалась величественным зрелищем и не заметила, как солнце уже село и из леса поползли клочья серого тумана. Сидящие на кочках лягушки прочистили голоса и дружным хором грянули гимн наступающей ночи. Вдруг в этой многоголосице раздался звон колокольчика, потом послышалось протяжное мычание. Ил зачавкал под невидимыми копытами, как будто на чарусе появилось стадо. Откуда взяться коровам, ведь в деревне крупней кур живности не водилось? Неожиданно раздались звонкие девичьи голоса. Они весело перекликались между собой, кто-то затянул протяжную песню. Странно и жутко было это слышать, и я поспешила покинуть чарусу.

По дороге, медленно, тяжело опираясь на суковатую палку, шла старуха — коренная жительница Рябинова. Услышав мой рассказ, она испуганно затрясла головой:

— Издавна повелось, что на Петров день никто из деревни не смеет ходить к чарусе. В это время сам Болотник выгоняет свои стада пастись. Стерегут их его жены Болотницы. Моя прабабка рассказывала, что все началось после того, как Осип, мужик из нашей деревни, украл у Болотника корову. А история эта произошла в те далекие времена, когда дуб на окраине Рябинова был маленьким зеленым прутиком с парой листиков, робко вздрагивающих от малейшего дуновения ветра. Сейчас же его могучие ветви упираются чуть ли не в самый небосвод, задевая медленно проплывающие мимо облака.

Осип эту корову продал в городе на ярмарке и на вырученные деньги купил два золотых перстня: один с красным камнем — для себя, другой с голубым — для своей молодой жены Дарьи. Протягивая ей подарок, он сказал:

— Когда мы венчались, я надел тебе оловянное кольцо, вот прими от меня теперь золотое, и пусть будут наши кольца обручальными.

Через несколько дней к ним заглянул грузный мужчина, по всем статьям купец, в дорогом красном кафтане, подпоясанном зеленым шелковым поясом. Но Дарья заметила, что вся левая сторона платья у него была мокрая. Вода стекала с одежды небольшими ручейками, образуя на земле лужицы. Странный посетитель зашел в дом. О чем он разговаривал с Осипом, осталось загадкой, только вдруг дверь резко распахнулась, оттуда вылетел купец и упал во дворе, следом за ним вышел хозяин. Лицо его было перекошено от гнева, в руках он держал топор.

— Еще раз придешь — я против тебя всю деревню подниму, — хрипло сказал Осип.

Незнакомец неспеша поднялся, отряхнул прилипший к платью сор.

— Счастье твое, смертный, что на земле я силу свою теряю, — и добавил с усмешкою, показывая на перстень Дарьи: — Не моя ли это коровка у вас на пальцах? Ничего, и я своего не упущу.

С этими словами купец вышел прочь, и больше его никто не видел.

На Петров день женщины деревни пошли в соседнее село. Дорога лежала как раз мимо болота. Дарья немного отстала, а когда спохватились, ее уже не было. Долго горевал Осип по своей ненаглядной. Больше он не женился, не стал в дом ребятам приводить мачеху, так и прожил всю жизнь бобылем. Перстень свой, память о супруге, никогда не снимал, а перед смертью детям своим строго заказывал не ходить на чарусу.

Шли годы. Подросли внуки. Один из них, Григорий, вышел по всем статьям в своего деда. Древние старушки, помнящие Осипа, в один голос утверждали, что сходство просто изумительное. Однажды парень возвращался с сенокоса и, чтобы срезать путь, повернул к болоту. По дороге ему встретился кум. Телега его задними колесами прочно застряла в иле. Кум бегал вокруг своего тарантаса, причитая и хлопая себя от огорчения по коленям. Гнедая лошадка, равнодушная к горю хозяина, спокойно объедала чахлый куст. Увидев Григория, мужик радостно бросился к нему:

— Помоги, сделай милость! — А сам торопливо начал говорить об урожае, погоде и тысяче других вещей, да так забил голову парню, что спроси того, как его имя, он навряд ли смог бы ответить.

К счастью, Григорий споткнулся о старую корягу и чуть было не растянулся на земле. И тут с глаз как бы спала пелена. Присмотрелся он к куму. И сомненье закралось в сердце: как будто он, а посмотришь, так и не он. Креста нет и вся левая сторона одежды мокрая. Понял Григорий, кто перед ним — сам Болотник, крещеную душу в свое холодное царство заманивает. Схватил тут парень нечисть болотную, смотрит: лошадь с телегой исчезли. А Болотник тем временем ужом холодным выскользнул из рук его.

Так получилось, что через год опять проходил Григорий мимо чарусы. Смеркалось. Вдруг видит: на поваленном дереве сидит девушка. Всех деревенских он знал, но эту видел впервые. Красоты необыкновенной. В белом платье, по плечам небрежно разбросаны русые волосы, отливающие золотом, и в них вплетены болотные цветы: незабудки, одолень, лилии. Глаза голубые, как бездонное озеро. Опешил парень.

— Как тебя зовут? — спрашивает.

Девушка улыбнулась, как будто вся озарилась:

— Дарьей. Помоги мне на свет выбраться, солнышко увидеть. Верной женой тебе буду. Приданое мое не сосчитать: есть золото червленое, горит пламенем даже ночью, есть горы перекатного жемчуга, такого у самой царицы нет… — А сама так и манит улыбкой и взглядом своим.

Тут Григорий забыл всю осторожность и ступил на чарусу. И в то же мгновение почувствовал, как две холодные руки обвились вокруг его шеи и медленно, неотвратимо повлекли в топь. Парень не мог пошевельнуть ни рукой, ни ногой. Болотница неумолимо тянула его вниз. Еще мгновенье — и грязная темная вода сомкнулась бы над ними. Внезапно желтая луна взошла на небосвод, осветив все вокруг. И Григорий в ту же минуту почувствовал, что он свободен.

Ему удалось выбраться на мокрую, скользкую от ночной росы траву. И тогда он оглянулся. Болотница стояла посреди чарусы, не касаясь поверхности воды, вся легкая и прозрачная, прекрасная и страшная в своей красоте. Лучи ночного солнца пронзали ее насквозь. Григорий увидел, что она плачет. Потом бескровные губы прошептали чье-то имя, и призрак медленно растворился в воздухе, как ночной туман.

Парень забылся тяжелым сном тут же, на берегу. Проснулся он с первыми солнечными лучами. Что-то было в руке его. Сначала Григорию показалось, что это один из болотных огней заблудился, не нашел дороги домой. Но на ладони лежал золотой перстень с голубым камнем, разбрасывая вокруг брызги холодного света…

Нона Волкова,

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...