Самая большая тайна Гитлера

Самая большая тайна Гитлера - фото

Молодые годы Адольфа Гитлера прошли исключительно в мужской компании. В женском обществе его не видели. Его половое созревание проходило сначала в мужском общежитии, а потом в казарме, где он чувствовал себя лучше, чем дома. После войны один из врачей, лечивших Гитлера, заявил под присягой, что фюрер вне всякого сомнения был гомосексуалистом. Сам Гитлер никогда в этом не сознавался. Публично называл гомосексуализм болезнью.

Известно, что значительно легче тем, кто не сопротивляется природе и дает волю своим чувствам. Неприятие собственного гомосексуализма ведет к тяжкому разладу с самим собой. Сознание того, что ты не такой, как другие, воспитывает чувство унижения и обиды на весь белый свет. Если Гитлер действительно испытывал особые чувства к мужчинам и пытался это скрыть, то понятно, почему он в конце концов возненавидел весь мир.

Первый любовник

Гитлер гениально врал, потому что он с юности привык вести двойную жизнь. У него это было в крови. Всем гомосексуалистам приходилось таиться и изображать себя такими же, как остальные мужчины. Такова точка зрения тех, кто уверен, что Гитлер всегда вел двойную жизнь. Он постоянно пребывал в мире фантазий, где все складывалось так, как он хотел. Он и музыку Рихарда Вагнера полюбил за ее способность заставить забыть о реальности.

Став известным политиком, Гитлер ежегодно посещал знаменитый музыкальный фестиваль в баварском городе Байройте, где жил и творил Рихард Вагнер. Имперский министр вооружений и боеприпасов Альберт Шпеер полагал, что Гитлер так часто ездил в Байройт, потому что у него был роман с невесткой композитора Винифред Вагнер. По словам Шпеера, фюрер возвращался после фестиваля очень довольный, у него глаза блестели. Но теперь известно, что между ним и Винифред Вагнер ничего не было. Гитлер, возможно, находил там отдохновение иного рода. На вагнеровский фестиваль собиралось множество гомосексуалистов. Маскулинная музыка Вагнера в то время была модной среди гомосексуалистов. Возможно, это усиливало удовольствие, получаемое Гитлером от любимой музыки. Он бывал там исключительно в мужской компании. Никаких женщин! Художественный руководитель веймарского театра Ганс Северус Циглер, не скрывавший своих гомосексуальных наклонностей, с наслаждением вспоминал, как Гитлер пригласил его в Мюнхен послушать Вагнера.

После оперы они устроились в любимом фюрером кафе «Хек». К ним присоединилась Ева Браун, уже ставшая официальной подругой Гитлера.

Обычно в таких ситуациях мужчины отделываются от приятеля и удаляются вместе с дамой сердца. Гитлер поступает прямо противоположным образом. Он просит Циглера подождать и на такси отвозит Еву Браун домой.

Возвращается, и они вдвоем едут к Гитлеру в Оберзальцберг в его загородный дом. И так происходило несколько раз. Почему они не оставались в Мюнхене? Возможно, в большом городе этой паре не хватало той интимной атмосферы, в которой они нуждались.

Первым интимным другом фюрера и, как полагают некоторые историки и врачи, любовником стал Август Кубицек, мечтавший стать музыкантом юноша, с которым Гитлер познакомился в австрийском городе Линце.

«Ни один человек на земле, – вспоминал Август Кубицек, – даже моя мать, которая так меня любила и так хорошо меня понимала, не в состоянии был понять мои секретные желания, как это делал мой друг».

Гитлер ревновал Кубицека к другим молодым людям, с которыми тот заговаривал. Он не мог смириться с тем, что Кубицека мог заинтересовать ктото еще. Юноша должен был всецело принадлежать ему одному. Все это напоминает настоящий любовный роман. В феврале 1908 года Гитлер приехал в Вену на несколько дней раньше Кубицека и нетерпеливо писал ему: «Я с нетерпением ожидаю твоего приезда. Напиши, когда ты будешь, чтобы я устроил все для торжественной встречи. Вена ждет тебя. Приезжай поскорее. Я, конечно же, встречу тебя».

Когда Кубицек наконец приехал в Вену, на вокзале его ожидал Гитлер. Счастливый Адольф расцеловал друга и повел на квартиру, где они провели вместе первую ночь. Это была его мечта – два одиноких художника наслаждаются совместной жизнью в австрийской столице. А окружающие пусть думают, будто они братья. Они даже одевались одинаково, купили себе черные пальто и шляпы. Они выбирали для прогулок пустынные пригороды. Предпочитали никому не известные уединенные уголки.

Однажды они гуляли и были застигнуты грозой. Они спрятались в заброшенном сарае. Кубицек нашел грубую мешковину. Гитлер насквозь промок и дрожал от холода. Кубицек расстелил мешковину и велел Гитлеру снять с себя мокрую одежду и завернуться в сухое. Тот покорно разделся и лег. Кубицек заботливо укутал его и лег рядом.

Это очень похоже на описание жизни гомосексуальной пары. Любовники, вынужденные скрываться от остального мира, ищут уединения за городом или жаждут остаться в темноте оперного зала, возбуждающего их чувства.

Гитлер избегал физического контакта с другими людьми. Уклонялся от рукопожатий. Другое дело Кубицек – его Гитлер любил нежно держать за руку. Кубицек сам называет такие контакты «интимными».

Однажды к Августу Кубицеку пришла молодая девушка заниматься музыкой. Гитлер устроил настоящую сцену ревности, кричал, что их комната слишком мала для появления здесь чужих людей. Юный Гитлер избегал женщин, никогда не флиртовал с ними и вообще старался держаться подальше от слабого пола.

Гомосексуализм стал постоянной темой разговоров в Вене в начале ХХ века, потому что обвинения в нетрадиционной сексуальной ориентации были выдвинуты против Филиппа – принца Ойленбургского, друга кайзера и германского посла в Австро-Венгрии. Разгоревшийся скандал привлек внимание венцев к существовавшей в Вене гомосексуальной субкультуре. В городе открылись рестораны, кофейни, отели, бани, где они могли встречаться и наслаждаться друг другом. Не было и недостатка в мужчинах, занимавшихся проституцией.

Кубицек и Гитлер провели вместе только четыре месяца. Почему они разъехались, остается неизвестным. Они оба никогда об этом не говорили. Гитлер просто исчез и погрузился в странный мир мужских общежитий и ночлежек для бездомных. Адольф провел в таком окружении три года.

Впоследствии он с содроганием вспоминал «мрачные картины омерзительной грязи и злобы», с которыми там столкнулся. Но в определенном смысле атмосфера мужского общежития пришлась ему по вкусу.

Голубой партнер для состоятельных господ

В начале ХХ века мужские общежития превратились в центры гомосексуальной активности. Для одних это было просто вынужденной заменой отношений с женщинами, другие подрабатывали проституцией. Все разговоры в общежитиях крутились вокруг однополого секса. Обитатели мужских общежитий и ночлежек мечтали о легких деньгах. Эти мечты материализовывались в образе состоятельных гомосексуалистов, ищущих партнера на ночь и готовых заплатить. Один из тогдашних друзей Гитлера рассказывал впоследствии американским разведчикам, что к ним в общежитие постоянно приходили пожилые люди в поисках молодых людей для развлечений.

Историкам трудно отказаться от предположения, что и к Адольфу Гитлеру, как и к другим обитателям общежития, обращались богатые люди, искавшие юных партнеров. И возникает закономерный вопрос: не зарабатывал ли таким же образом и сам Гитлер? «Мне долгое время было очень плохо в Вене, – рассказывал Гитлер. – Несколько месяцев я не ел горячей пищи. Питался молоком и черствым хлебом. Зато тратил тринадцать крейцеров в день на сигареты. Выкуривал от двадцати пяти до сорока сигарет в день. И однажды мне пришла в голову мысль: а что если не тратить тринадцать крейцеров на сигареты, а купить масла и сделать бутерброды? Я выкинул сигареты в Дунай и никогда больше к ним не притрагивался».

Деньги у него были. А откуда? Некоторые его биографы считают, что он жил на остатки причитавшегося ему наследства. Сам Гитлер уверял, что в Вене, а потом и в Мюнхене он жил, продавая свои рисунки и акварели. Но в Мюнхене насчитывалось в ту пору три тысячи художников! Прокормиться своим искусством могли только самые знаменитые, а не Гитлер. Способности к рисованию у него более чем скромные.

О чем не написал Иоханнес Менд

Иоханнес Менд служил в 16-м баварском резервном пехотном полку вместе с Гитлером с октября 1914 года по август 1916 года. Из рассказов Менда следует, что Гитлер был гомосексуалистом. В армии ему не надо было особенно скрываться.

«Он служил вестовым, – рассказывал Менд. – Оружие он в руках не держал. Мы обратили внимание на то, что Гитлер не смотрит на женщин. Мы заподозрили, что он гомосексуалист. У него были какие-то женские черты. В казарме он ложился спать рядом с парнем по имени Шмидль. Кто-то ночью включил фонарик и сказал:

– Ты только посмотри, что они выделывают! Все, кто служил в нашем полку, знают, почему фюрер не женится. Он никогда не интересовался женщинами».

По словам Менда, ночью, в казарме, пока Адольф Гитлер спал, злые шутники мазали ему половые органы гуталином. Так поступали с гомосексуалистами на фронте. Но дальше этого не шло. Гомосексуализм на фронте воспринимался вполне либерально.

После демобилизации Ганс Менд торговал лошадьми, но неудачно. В августе 1919 года он получил в Мюнхене пять месяцев тюрьмы за кражу. И пошел по кривой дорожке, от приговора до приговора. Он освободился в мае 1923 года, когда Гитлер уже стал заметной фигурой среди ультраправых.

Такой человек, как Менд, не мог упустить случая использовать фронтовое знакомство. Он напомнил Гитлеру о себе, и ему тут же отправили деньги.

Почему Гитлер проявил такую щедрость? В надежде удержать однополчанина от неразумных шагов, от опасной болтовни? Ганс Менд пригодился нацистам. В конце 1931 года появилась книга «Адольф Гитлер на фронте», изданная от имени Менда. Сам он не то что книгу, фразу не мог грамотно написать. В предисловии говорилось, что книга предназначена для тех скептиков, которые хотят знать, «где новый фюрер, Адольф Гитлер, находился во время войны и что он совершил». Менд неплохо заработал на этой книге, но, как следовало ожидать, захотел большего. Он никак не мог примириться с тем, что Гитлер, с которым они вместе служили, сделал такую карьеру, а он прозябает. В октябре 1932 года он обратился к фюреру в месте, где обычно собирались нацисты, – в кафе «Хек».

– Послушай, Адольф! – закричал он, – ты чего меня игнорируешь? Забыл, кто тебе так помог? Тогда поговорим об этом потом. Прочитаешь обо мне в завтрашних газетах. Я тебя предупредил, Адольф! Не зли меня.

На следующий день журналист Фриц Герлих, который был яростным оппонентом Гитлера, опубликовал открытое письмо Менда Гитлеру.

«Если бы в моей книге появились те детали, которые я сознательно опустил, – писал Менд, – Гитлер едва ли предстал бы в роли героя войны. Я советую ему не соваться в слишком высокие сферы. Будет лучше для его партии и него самого, если он будет помнить, кем он был».

Придя к власти, нацисты припомнили Менду угрозы, заставившие Гитлера поволноваться.

Сам Менд рассказывал: «Я уже спал ночью 9 марта 1933 года, когда дверь распахнулась и я увидел, что на меня направлены два револьвера.

– Что вам надо?

– Еще одно слово, и получишь пулю.

В темноте я различил две фигуры в партийной униформе. За ними стоял человек в штатском, который тихо сказал:

– Пойдете с нами.

Они повели меня вниз, где стоял автомобиль.

– В Коричневый дом? – спросил я.

– Нет, – ответил человек в штатском, – в полицейское управление».

Менд просидел три месяца в концлагере по указанию адъютанта фюрера обергруппенфюрера СА Вильгельма Брюкнера. Но его не уничтожили. Его предупредили и проучили. Освободившись, Ганс Менд занялся торговлей рисунками Гитлера, на которые возник большой спрос. Кроме того, у Менда было много ранних фотографий Гитлера.

Говорят, что на них фюрер был изображен в весьма фривольных позах с другими солдатами, с которыми его связывали интимные отношения. Для Менда эти снимки были доказательством близкого знакомства с фюрером. А Гитлер обиделся.

Летом 1936 года Менда вновь посадили. Документы по его делу не сохранились. Известно, что гестапо устроило обыск у него дома. Забрало то, что было связано с именем фюрера. Через три года его выпустили. Теперь он возненавидел Гитлера и, как считается, рассказал все, что знал, антигитлеровски настроенным офицерам.

Ганса Менда опять арестовали. В последний раз. Он умер в тюремной камере. Все материалы по его делу были отправлены имперскому министру юстиции.

Почему он не стал фельдфебелем?

В 1915 году, когда 16-й баварский резервный полк основательно потрепали, выживших произвели в ефрейторы. Но странно, что Гитлер, прошедший всю войну, больше не получил повышения. Многие фронтовики удивлялись: Гитлер четыре года оставался ефрейтором. Основная масса пехотинцев так и оставались рядовыми. Но тот, кто был произведен в ефрейторы, быстро становился фельдфебелем.

Что же мешало Гитлеру, награжденному железным крестом, сделать карьеру в армии? Бывший начальник штаба полка утверждал после войны, что он намеревался произвести Адольфа Гитлера в унтер-офицеры, но отказался от этой мысли, поскольку «не смог обнаружить в нем командирские качества».

Есть другая версия. Производству в фельдфебели помешал выходящий за рамки приличия интерес Гитлера к мужчинам. Говорят, впрочем, он и сам не желал повышения. Он не хотел лишаться казармы, столь понравившейся ему формы мужского общежития. Он чувствовал себя уютно в чисто мужской компании. И здесь рядом с ним был Эрнст Шмидт, который считается его любовником. Пять лет, с лета 1914 по лето 1919 года, они не разлучались.

Никогда у Гитлера не было более близкого человека. Фюрер не забыл о нем, став хозяином Германии. Приехав в Мюнхен, он пригласил Шмидта в свой любимый ресторан «Остериа Бавария». Гитлер располагался за столиком, отделенным от зала невысокой перегородкой. По словам Шпеера, Гитлер, изучив меню, неизменно выбирал равиоли, хотя и приговаривал:

– Моя фигура, моя фигура! Вы упускаете из виду, что фюрер не может есть что пожелает.

Став рейхсканцлером, Гитлер позаботился о Шмидте. Эрнст купил себе автомобиль, что было тогда символом процветания и благополучия. В 1933 году он стал заместителем мэра в своем городке. В 1934 году он получил золотой партийный значок и сфотографировался рядом с фюрером.

Шмидт по-прежнему не проявлял интереса к женщинам. В сорок семь лет он по настоянию Гитлера женился на женщине, которая была на двадцать лет его моложе. Детей у них не было, возможно, и брак был фиктивным…

Поражение Германии в Первой мировой войне разрушило привычную жизнь ефрейтора Адольфа Гитлера.

Исчез дом, а домом для него была казарма. Распалась его семья, а семьей стала для него группа сослуживцев, они же, вполне возможно, были и любовниками.

Революция, распад империи и хаос открыли перед ним путь наверх. Теперь он мог доказать, что он тоже «настоящий мужчина». Почему, интересно, он связал свой путь именно с гомосексуалистами, такими как Эрнст Рём и его приятели? Было ли это случайностью? Или же собственный сексуальный багаж Адольфа Гитлера определил его тягу к таким людям? В любимых кафе Гитлера с ним за столиком можно было увидеть только обожавших его мужчин. В его манере есть, подносить чашку к губам, пить кофе было что-то женственное. Фюрер обожал сладкое и поглощал пирожные, иногда он съедал восемь штук подряд.

Влиятельные гомосексуалисты оказывали Гитлеру покровительство, когда он делал первые самостоятельные шаги. Многие из них с придыханием повторяли: – Не правда ли, фюрер просто душка! В мюнхенскую политику Гитлера ввел престарелый писатель и сценарист с большими связями Дитрих Эккарт.

Эккарт не любил женщин и презрительно говорил: «Женщины – это только лишь природа, не более того». Женское начало для Эккарта – это трусость, покорность, ненадежность. «Нехватка маскулинности, – говорил Эккарт, – ведет к декадансу».

Судя по всему, Эккарт был гомосексуалистом, скрывавшим эту страсть от всех и, может быть, даже от себя.

Он женился, когда ему было сорок пять лет, на богатой вдове по имени Розе Маркс. Но брак вскоре разрушился, потому что Эккарт предпочитал исключительно мужскую компанию. Они развелись в 1920 году, как раз в тот год, когда Эккарт познакомился с Гитлером.

Дитрих Эккарт ласково говорил о молодом человеке «мой Адольф». Эккарт ввел его в высшее общество. Научил следить за своей внешностью, правильно одеваться и вести разговоры в гостиных. В благодарность Эккарта сделали главным редактором партийной газеты «Фёлькишер беобахтер». Эккарт обладал тем, чем еще не обзавелся Гитлер: хорошими манерами и связями. Зато у Гитлера обнаружилось то, чего не хватало Эккарту: твердость, ораторский талант, целеустремленность и желание учиться.

Рудольф Гесс в спальне фюрера

Место рядом с Гитлером занял еще один человек с нетрадиционной сексуальной ориентацией – Рудольф Гесс.

Со временем он стал заместителем фюрера по партии. За глаза Гесса называли «фройлейн Гесс», так в Германии обращаются к женщинам. Современники считали его патологически слабым, женственным и одновременно жестоким.

«Я думаю, что во мне существует странное сочетание разных качеств, и это делает мою жизнь трудной, – писал молодой Гесс своей будущей жене Ильзе Прёль. – Сейчас я нуждаюсь в гармоничной атмосфере, хочу работать спокойно и не желаю ничего слышать о политике. Всеми фибрами души я мечтаю о культурном окружении – Моцарте, фортепьяно, флейте. А на следующий день я жажду политической борьбы, публичных схваток, я хочу выступать и презираю все то, что еще вчера было для меня самым дорогим. Сегодня – суперчувствительный, завтра – грубый и жесткий… Я не знаю, что с собой делать».

Сын торговца, Гесс родился в 1894 году, вырос в египетской Александрии. В августе 1914 года был призван в армию. В 1919 году демобилизовался и отправился в Мюнхен. Здесь он познакомился с Дитрихом Эккартом, будущим командиром штурмовиков Эрнстом Рёмом и генерал-майором Карлом Хаусхофером, который ушел в отставку, стал приват-доцентом в Мюнхенском университете и основал Институт геополитики.

Второй страстью Гесса стал Адольф Гитлер. У них с Гитлером возникли очень близкие отношения. Гитлер овладел искусством внушать окружающим его людям чувство, что они нужны и что их высоко ценят. Он обращал свои чары на своих сотрудников, и они свято верили в его миссию. В этом часто присутствовал элемент гомосексуальной эротики. Рудольф Гесс целиком и полностью подпал под очарование Гитлера. Он часто повторял:

– Я полностью принадлежу фюреру. Я его люблю!

Он был рядом с Гитлером 8 ноября 1923 года, когда мюнхенские нацисты попытались захватить власть в Баварии. И срок они отбывали вместе. Для нацистов условия заключения не были тяжелыми. В камере царила обстановка то ли офицерской столовой, то ли мужского общежития. Днем они занимались спортом на свежем воздухе.

Вечером устраивались дружеские посиделки. Начальник тюрьмы требовал только не выходить голыми за пределы камеры и не разгуливать в непотребном виде по тюремным коридорам. Так что несколько месяцев заключения не были наказанием для Гитлера. Напротив, он смог отдохнуть и расслабиться. Гитлер много гулял, вел исключительно полезный для здоровья образ жизни. Именно в это время он стал с мистической верой в свою миссию разглагольствовать о том, что он спасет Германию. Первая часть его книги «Майн кампф» родилась в тюрьме в диалогах с Гессом.

Рудольфа Гесса выпустили из тюрьмы через девять дней после Гитлера. Все эти дни фюрер метался по квартире своего интимного друга Эрнста Ханфштенгля со словами:

– Ах, мой бедный Руди! Ну не ужасно ли, что он до сих пор за решеткой?

Гесс отказался от работы в университете у Хаусхофера и согласился (за очень маленькие деньги) быть личным помощником Гитлера. Он оказался почти идеальным секретарем: организовывал все встречи, читал почту, сопровождал Гитлера в поездках, следил за тем, чтобы фюрера вовремя покормили и чтобы гостиница была заказана.

Желая улучшить репутацию партии и положить конец неприятным для него разговорам, Гитлер советовал Гессу жениться. В декабре 1927 года Гесс оформил отношения с давней знакомой. Хотя брак был чисто формальным. Гесс очень хорошо относился к Ильзе, но перебороть природу не мог, поэтому они с женой остались не более чем друзьями.

Гитлер тем не менее ее не любил, называл «гермафродитом в юбке», жаловался на то, что жена подавляет бедного Гесса. Конечно, Гесс был тронут, когда 30 января 1933 года новый канцлер Германии после официального приема в отеле «Кайзерхоф» его одного повел к себе в спальню, чтобы продолжить торжество.

Один из бывших руководителей штурмовых отрядов Франц Пфеффер фон Заломон говорил, что Гитлер любил назначать на высокие должности людей с ущербинкой, уязвимых, у которых были слабые места, на которые он мог в случае необходимости нажать. Это делало его подручных полностью от него зависимыми. И еще одно наблюдение. Став фюрером и рейхсканцлером Великогерманского рейха, он все равно предпочитал общество телохранителей, адъютантов и водителей. С ними он чувствовал себя спокойнее и увереннее, чем с генералами или министрами.

Досье из шести томов

В начале двадцатых мюнхенская полиция собрала досье на Гитлера, которое составило шесть томов. Возможно, в нем содержались ответы на многие вопросы, но, став рейхсканцлером, Гитлер позаботился о том, чтобы досье было конфисковано.

Бывший личный переводчик Гитлера Ойген Долльман рассказывал, что часть документов сохранил генерал Отто фон Лоссов, который в двадцатые годы командовал баварским рейхсвером. Именно он подавил так называемый пивной путч.

– Теперь я получаю угрожающие письма от молодых и старых нацистов, – говорил генерал Лоссов. – Моих офицеров оскорбляют, когда они оказываются в публичных местах. Но ни со мной, ни с ними ничего не произойдет. Я знаю, как иметь дело с этим человеком. Гитлер и его сторонники знают, что покушение на мою жизнь или жизнь моих офицеров приведет к грандиозному скандалу. И Гитлер все проиграет…

Когда генерал стал зачитывать отдельные документы, всем стало ясно, каким опасным оружием обладал генерал.

«Ко мне на улице подошел человек и пригласил в кино. Потом он покормил меня и дал мне сигареты. Он хотел, чтобы я пошел с ним. Он несколько часов говорил со мной о будущей немецкой армии и уговаривал меня присоединиться к его движению. Он мне не разрешал курить в комнате. Я провел с ним всю ночь. Подпись: Йозеф, двадцать два года».

«В кафе возле университета я познакомился с человеком, который говорил с австрийским диалектом и много рассказал мне о Вене. Когда я проявил интерес к его рассказу, он объяснил мне важность воссоединения Германии и Австрии. Он изъявил готовность снабдить меня книгами и статьями на эту тему, поэтому мы зашли к нему домой. Было уже поздно, и он предложил мне остаться у него… Его имя – Адольф Гитлер. Характерная черта его облика – прядь волос, спадающих на лоб. Подпись: Франц, двадцать пять лет».

В генеральском досье были показания еще нескольких молодых людей. Все они рассказывали об одном и том же человеке, который приглашал их поесть, говорил о политике, о том, что Германия и весь мир принадлежат им, немецкой молодежи. Разговоры затягивались до полуночи, когда этим молодым людям, которых дома не ждало ничего, кроме голода и отчаяния, оставались с ним на ночь.

Генерал Лоссов объяснял:

– Если со мной что-то случится, эти документы окажутся в руках мировой прессы, и ему конец.

Лоссов действительно умер в своей постели в 1938 году. А его менее предусмотрительный друг и политический союзник – бывший премьер-министр Баварии Густав Риттер фон Карр – был ликвидирован вместе с руководителями штурмовиков в «ночь длинных ножей», 30 июня 1934 года.

Австрийский канцлер Энгельберт Дольфус дал указание порыться в прошлом Гитлера. Говорят, что он показал досье своему другу и союзнику Бенито Муссолини в июне 1934 года. Через несколько дней Дольфуса убили.

Те, кто знал Гитлера в юности, рассказывали, что он уже с утра ненавидел весь мир и в таком настроении пребывал весь день. Постоянная неудовлетворенность отравляла ему жизнь.

Один из самых близких к нему в двадцатые годы людей, Эрнст Ханфштенгль, знавший иностранные языки, получил пост руководителя отдела иностранной прессы в партийном аппарате. В 1937 году он бежал из Германии, и язык у него развязался. Обиженный на фюрера, как только могут обижаться отвергнутые любовники, Ханфштенгль говорил, что главная проблема Гитлера – его неспособность вести нормальную половую жизнь.

И природа его обделила, и годы, проведенные в мужском общежитии, а затем в казарме, развернули его в сторону гомосексуализма. Попытка скрыть свое влечение привела его к мучительному разладу с самим собой.

Его проблемы все усложнялись, и вскоре уже ни женщина, ни мужчина не могли принести ему облегчение.

25 апреля 1945 года по приказу фюрера на одном из двух оставшихся самолетов его личный адъютант группенфюрер Юлиус Шауб вырвался из разрушенного Берлина, добрался до Мюнхена и собственноручно опустошил сейфы в квартире Гитлера и в его доме в Оберзальцберге. Он все сжег и наотрез потом отказывался рассказать, что хранилось в этих сейфах.

Леонид Млечин

«Вечерняя Москва».

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...