Генсек и его автомобили

Генсек и его автомобили - фото

Леонид Брежнев был не только самым награждаемым генеральным секретарем, но и самым лихим водителем среди советских вождей.

В автомузее города Риги хранится удивительный экспонат — автомобиль Леонида Брежнева, в котором он совершил столкновение с колонной грузовиков… Вообще тема «генсек и его автомобили» достойна обстоятельного рассказа. Но про дела автомобильные… С точки зрения безопасности Леонид Брежнев был уникальным лидером. Мало того, что на него несколько раз покушались террористы (одних угроз было за время его правления несколько сот), так еще он сам постоянно создавал угрозу собственной жизни всевозможными легкомысленными поступками.

Так, например, он был ярым автолюбителем и если садился за руль сам (а это он делал до конца 70-х), то развивал на автомобиле просто бешеную скорость. Несколько раз он чуть было не разбился насмерть.
Однажды, когда он лихо гнал автомобиль, у него на ходу лопнуло правое колесо. Машину сразу стало заносить. Брежнев, хоть и был уже в возрасте, буквально всем телом налег на руль и сумел удержать машину от аварии.
В другой раз, в Крыму, он с утра влез в машину, а на заднее сиденье посадил двух женщин-врачей. Желая блеснуть перед дамами своей лихостью, он развил такую скорость на горном серпантине, что в конце концов не справился с управлением и проскочил один из поворотов. В самый последний момент он все-таки успел нажать на тормоз, и машина буквально повисла над обрывом. Надо сказать, с генсеком не случилось ни одного автомобильного ЧП, которое нанесло бы ему хоть одну травму.

Леонид Ильич обожал автомобили, сам гонял и любил, чтобы катали с ветерком. Где он научился управлять автомобилем — история умалчивает. Вероятно, еще до войны, во время работы в Днепропетровском обкоме партии, а может быть, и в военные годы. Став генсеком, он первое время сам водил машину по Москве. Однако товарищи по партии запретили ему делать это по соображениям безопасности. Но на пустых дорогах вокруг своей резиденции он любил порулить на большой скорости, уверяя, что для него быстрая езда — лучший отдых.

Иногда утром он занимал место за рулем «мерседеса», «кадиллака», «роллс-ройса» и, посадив рядом личного шофера, мчался в Кремль. Понятно, что весь маршрут по Рублевскому шоссе и Кутузовскому проспекту был заранее очищен, а впереди, по бокам и сзади Брежнева лихо мчались машины сопровождения.

Во время поездки в ФРГ Брежневу подарили двухместный синий спортивный «мерседес» (о необходимости автоподарка МИД СССР заранее договаривался с властями страны, куда готовился визит). Брежнев обошел «мерседес» вокруг, изобразил на лице восхищение, сел в кабину, подогнал сиденье, поправил зеркала, захлопнул дверцу, повернул ключ зажигания и вдруг стартовал не хуже профессионального гонщика. На предельной скорости, за 200 км/ч, он помчался по шоссе, оставив далеко позади и свою охрану, и агентов немецких спецслужб. Только в 150 километрах от Бонна он остановился. Подоспели машины сопровождения. Брежнев похвалил «мерседес», сказав, что ему больше подошел бы более коммунистический цвет — красный. Он и получил красный «мерседес».

На следующий год Брежнев посетил США и побывал в летней резиденции президента Никсона в Кэмп-Дэвиде. «Я сделал ему официальный подарок, — вспоминал Никсон, — темно-голубой «линкольн-континенталь» индивидуальной сборки с черной велюровой обивкой салона. На приборной доске надпись: «На добрую память. Самые лучшие пожелания».

Брежнев не пытался скрыть восхищения и настаивал на том, чтобы немедленно опробовать подарок. Он подтолкнул меня на пассажирское сиденье, сел за руль, и мы помчались по одной из узких дорог по периметру вокруг Кэмп-Дэвида. Я мог только вообразить, что случится, если джип секретной службы вдруг покажется из-за крутого поворота. В одном месте был очень крутой спуск с надписью: «Медленно. Опасный поворот!» Когда мы подъехали к спуску, Брежнев мчался со скоростью 50 миль. Я сказал: «Медленный спуск. Притормозите. Очень опасно!» Но он не обратил на мои слова никакого внимания. Мы достигли дна, пронзительно завизжали покрышки, когда он резко нажал на тормоза и повернул.

После нашей поездки Брежнев сказал мне: «Это очень хороший автомобиль. Он хорошо держится на дороге». — «Вы великолепный водитель, — ответил я. — Я никогда бы не смог повернуть здесь на такой скорости».
В последние годы жизни, будучи тяжелобольным, не имея возможности управлять машиной, Брежнев заставлял шофера вести машину в Кремль и обратно со скоростью не менее 120.

Однажды на Брежнева совершили покушение. Произошло это в центре Москвы. Убили водителя машины, в которой ехали космонавты, и был ранен мотоциклист почетного эскорта. Нападавший хотел застрелить Брежнева, но в последний момент автомобиль генсека въехал в Кремль через другие ворота. КГБ прозевал тот момент, когда из толпы выскочил человек и расстрелял две обоймы в машину, в которой, как он считал, находился Брежнев. Несмотря на то, что автомобиль был бронированным, пули из пистолета «макаров» пробили лобовое стекло, и водитель был убит…

Но вернемся в музей города Риги. Всеобщее внимание привлекает «роллс-ройс сильвер шэдоу» 1966 года выпуска, разбитый генсеком ЦК КПСС Леонидом Брежневым в 1980 году. Леонид Ильич угробил его собственноручно, врезавшись в грузовик на одной из дорог Подмосковья. Сопровождавшие кортеж гаишники сделать ничего не смогли. Этот «роллс-ройс» мог развивать скорость до 190 км/ч, и Брежнев ее иногда достигал.
Ремонту после аварии он не подлежал. Но это не сильно расстроило Брежнева. В его коллекции в кремлевском гараже были еще «линкольн-континенталь», «мерседес» и другие автомобили. Реставрировать этот экземпляр в музее не собираются. Так он и стоит с разбитым носом и с восковым муляжом Брежнева в салоне.

Autonet.ru

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...