Фотокор увел самолет маршала Жукова

Фотокор увел самолет маршала Жукова - фото

На нем Виктор Темин оперативно доставил снимок поверженного рейхстага в Москву

В летописи ХХ ст. особое место принадлежит фотографическому наследию фронтового корреспондента Виктора Темина. Какими только эпитетами не награждали его: непревзойденный, вездесущий, неистовый, фотоас. Исторический момент водружения советского знамени над куполом рейхстага запечатлели несколько человек. А вот оперативно доставить снимок в Москву смог только Темин. Для этого ему пришлось обманным путем умыкнуть самолет командующего 1-м Белорусским фронтом маршала Жукова.

Эксклюзив для «Правды»

С первых дней сражения за Берлин летчик 919-го авиаполка связи 16-й воздушной армии младший лейтенант Иван Вештак получил приказ — выполнять полеты с фотокорреспондентом газеты «Правда» Теминым для панорамной съемки уличных боев. С раннего утра и до позднего вечера старенький По-2 с бортовым номером 21 барражировал над Берлином.
30 апреля 1945 года разгорелись бои за рейхстаг. Виктор Темин пристально следил за событиями, предвкушая кульминационный момент — появление красного знамени на куполе фашистского парламента. Однако сражение приняло ожесточенный характер, и только во второй половине дня несколько советских солдат смогли проникнуть в здание. Рейхстаг был повержен только ночью, тогда же бойцы 756-го стрелкового полка укрепили на куполе победный красный флаг. Пропустить такую журналистскую удачу Темин не мог.

Первого мая ни свет ни заря фотокор примчался на аэродром на «виллисе» — и к Вештаку: «Срочно летим снимать рейхстаг! Берлин взят!» В то утро был сильный туман, и пилот попытался отговорить Виктора от затеи, но тот настоял на своем. Лететь пришлось на малой высоте, ориентировались по крупномасштабной карте. Туман смешивался с дымом пожарищ, со всех сторон рвались снаряды вражеских зениток.

Щелкнуть Знамя Победы удалось только один раз, но, видимо, не случайно Темин считался везучим — кадр получился отличным! Но отснять — полдела, а главное — оперативно доставить снимок в Москву, пока он не стал вчерашней новостью.

Фотокор метнулся на военный аэродром, где стоял персональный «дуглас» командующего 1-м Белорусским фронтом маршала Жукова. Отыскал командира экипажа.

— Срочно в редакцию! — выпалил Темин. — В Москву!

Пилот опешил: «На Москву нужен приказ. Самого».

— Есть приказ. Есть! Устный… Жукова!

Слова прозвучали с какой-то неестественной поспешностью, которая могла вызвать подозрение. И Темин, стараясь развеять любые сомнения, официальным тоном продиктовал: «Сообщите редактору «Правды»: «Везу снимок для первой полосы. Прошу оставить место в номере. Темин».

Командир экипажа и представить не мог, что кто-нибудь рискнет играть именем маршала, которое заставляло дрожать его противников, и названием газеты, которое заставляло дрожать даже маршалов. Заработали моторы.

«Дуглас» разбежался, взлетел и взял курс на Москву.

«Расстрелять подлеца!»

Дежурный по полетам известил штаб фронта, что приказ маршала Жукова выполнен. Дежурный по штабу доложил по команде. И грянула буря!

— Как? Какой приказ? Я не давал никаких приказаний! Кто посмел?! — пришел в ярость Георгий Константинович.

Пришлось все рассказать маршалу в деталях. «Немедленно вернуть и расстрелять подлеца!» — в приступе гнева распорядился Жуков.

Уже на полпути экипаж «дугласа» получил радиограмму: «Самолет развернуть. Темина арестовать и расстрелять! Командира экипажа снять с должности, разжаловать в рядовые и отправить в строй. Жуков».

Фотокору ничего не оставалось, как броситься в ноги к летчикам:

— Ребята, вы оправдаетесь! Свалите на погоду, еще на что-то, а иначе мне крышка!

Уговорил-таки! «Дуглас» приземлился в Москве на Центральном аэродроме, откуда до редакции «Правды» рукой подать.

Через несколько минут эксклюзивный снимок лег на стол главного редактора центрального печатного органа ВКП(б) Петра Поспелова. Он оценил удачу корреспондента и тут же распорядился срочно поставить фото в номер. Вскоре из типографии доставили сигнальный экземпляр. На первой странице, размером в добрую треть полосы, красовался снимок с текстовкой: «Знамя Победы над Берлином». Внизу мелким шрифтом было набрано:

«Фото В. Темина. Доставлено в Москву на самолете по приказу маршала Советского Союза Г.К. Жукова».

Поздно ночью по обыкновению Сталин просмотрел свежую газету. Ознакомившись с материалами, Верховный, не скрывая своего удовлетворения, заключил: «Все же иногда товарищ Жуков принимает правильные политические решения. Передайте ему мою благодарность».

Резолюция Сталина была такова: «Фотокорреспондента и летчика — наградить!».

Командующий сменил гнев на милость

А в Берлине тем временем продолжала бушевать гроза. Командующий 1-м Белорусским фронтом приказал немедленно соединить его с главным редактором «Правды». Петр Поспелов терпеливо выслушивал гневный напор Жукова и, как только в грозной тираде образовалась пауза, сказал:

«К сожалению, товарищ маршал Советского Союза, ничем не могу вам помочь. Только что товарищем Сталиным фотокорреспондент Виктор Темин награжден орденом Красного Знамени. Снимок поверженного рейхстага со Знаменем Победы над куполом, доставленный на вашем, Георгий Константинович, самолете в Москву, уже опубликован в газете. Утром смотрите в свежем номере на первой полосе. Так что от редакции, всех наших многочисленных читателей большое вам спасибо за содействие. К слову, товарищ Сталин остался доволен и просил передать вам его личную благодарность».

Повесив трубку, Жуков распорядился: «Вернется Темин — срочно ко мне. — И уже с улыбкой. — Вот сукин сын! Маршалу благодарность Верховного обеспечил».

После такого поворота событий вопрос о расстреле отпал сам собой. А Темин, захватив две тысячи номеров «Правды» с историческим снимком, на жуковском «дугласе» возвратился обратно в Берлин…

Памятью не торгую!

Слава Темина гуляла далеко за рубежом. Виктора Антоновича уговаривали продать архив, сулили крупную сумму в долларах. На все предложения Темин отвечал категорическим отказом. За дело взялся Рэндолф Херст — самый богатый издатель Америки. В конце 40-х годов он специально приехал в СССР и стал добиваться встречи с Теминым. Наконец, компетентные органы приказали принять издателя.

«Я не могу этого сделать», — заявил фотожурналист.

Виктор Антонович жил в то время в двенадцатиметровой комнате в коммуналке.

За неделю ему подыскали трехкомнатную квартиру, обставили ее добротной мебелью. Принимай, Темин, американского гостя! Принял. Но продать архив отказался. Тогда Херст предложил уехать с ним в Америку и тоже получил отказ.

А с маршалом Жуковым, несмотря на «расстрел», Виктор Антонович поддерживал многолетнюю дружбу.

P.S.

Виктор Антонович родился в 1908 году в городе Йошкар-Ола, в семье настоятеля церкви. Свой первый снимок сделал 14-летним подростком. В 1922 году получил удостоверение сотрудника газеты «ТатЦИК», позже переименованной на «Красную Татарию».

В 1928 году Виктор стал собкором этого издания в Москве, а с 1934-го начал работать в газете «Правда». В 1945-м заснял подписание капитуляции Германии и Японии, а спустя год освещал ход Нюрнбергского процесса. В послевоенные годы был фотокорреспондентом «Известий», «Красной Звезды», «Огонька», ТАСС.

Награжден 18 орденами и медалями. Умер в 1987 году. Похоронен в Москве.

Александр ФОМИН
Фото из архива автора

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...