Даманский мог стать началом Третьей мировой

Даманский мог стать началом Третьей мировой - фото

За ошибки политиков платят военные. И ценой высокой — своей жизнью. Вооруженный спор на Даманском в марте 1969 года — яркое тому подтверждение. Трагическим событиям на этом крошечном пятачке земли предшествовала величайшая ошибка первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева. Ведь до политического прокола «главного кукурузника СССР» советско-китайские отношения крепчали день ото дня.

Мао Цзэдун и Хрущев побили горшки

Сложная ситуация возникла из-за дипломатической неграмотности Никиты Сергеевича. Разногласия, приведшие к дальнейшим событиям, произошли между двумя амбициозными лидерами — Хрущевым и Мао Цзэдуном. Поссорились они из-за ерунды. «Великий кормчий» в приватной беседе с советским коллегой высказался, что пора, мол, разделяться: одним, более развитым экономически (СССР), — строить социализм, другим (Китаю) — заниматься теорией коммунизма. Хрущев, позабыв, что рядом переводчик, в довольно резкой форме возразил.

Слова Никиты Сергеевича не остались без внимания китайского лидера.

Две супердержавы, два потенциальных союзника отвернулись друг от друга. В итоге на советско-китайской границе, протяженность которой составляла семь с половиной тысяч километров, стали возникать нештатные ситуации. Уже в 1964 году советские и китайские военнослужащие сходились стенка на стенку.

Приказ: огонь не открывать!

Каждый раз потасовки становились все ожесточеннее. В разборках с нашими пограничниками граждане Поднебесной использовали ломы, топоры, палки с гвоздями. Советские военные орудовали деревянными рогатинами и прикладами автоматов.

Несмотря на постоянные доклады о серьезных стычках на границе, руководство Москвы было неумолимо: «На провокации не поддаваться, огонь не открывать!». А в 1969 году прогремели выстрелы. Китайцы расстреляли группу советских пограничников, которая осуществляла прикрытие парламентеров, шедших на переговоры…

«С такой провокацией мы, конечно, не сталкивались, — вспоминал бывший начальник погранвойск КГБ СССР генерал армии Вадим Матросов. — Меня срочно направили в район конфликта. Накануне состоялся довольно любопытный разговор с Брежневым. Он позвонил мне домой, и первый же вопрос был: «Что там происходит? Это война?». Я ответил, что прилечу на место, разберусь в обстановке и доложу. «Нет, вы скажите — это война? — настаивал Леонид Ильич. — Мне из Генштаба докладывают, что там все ее признаки». Я понял: он хочет, чтобы его разуверили. Говорю: по данным разведки — и нашей, и, кстати, Генштаба — военной группировки вблизи границы не зафиксировано, первый эшелон отодвинут очень далеко. Так что о чем-то серьезном говорить преждевременно. Только после этих слов Брежнев успокоился».

Операция «Возмездие»

К концу января 1969 года в руководящих верхах Китайской Народной Республики (КНР) родилась идея сделать остров Даманский центральным пунктом реализации плана «Возмездие». Именно на этом участке границы решили преподать урок бывшему «старшему брату».

В ночь с 1-го на 2-е марта 1969 года около 300 китайских военнослужащих переправились на Даманский и обосновались на более высоком западном берегу острова среди кустов и деревьев. Окопов не рыли, просто легли в снег. Агрессоры были вооружены автоматами АК-47 и карабинами. У командиров — пистолеты ТТ. Все оружие — китайского производства, изготовленное по советским лицензиям.

Тяжесть пограничного конфликта на дальневосточной реке Уссури легла на плечи «зеленых фуражек». Вспоминает Герой Советского Союза генерал Юрий Бабанский, непосредственный участник тех событий: «В то мартовское утро наблюдатель на вышке заметил непрошеных гостей. Прозвучал сигнал тревоги. Начальник заставы старший лейтенант Иван Стрельников поспешил к месту происшествия, оставив меня, тогда еще младшего сержанта, старшим группы прикрытия. Со Стрельниковым следовал старший лейтенант Николай Буйневич. Чуть поодаль двигались шесть пограничников.

Стрельников шел на остров для того, чтобы, как это принято в подобной ситуации, заявить протест и потребовать от нарушителей покинуть пределы советской земли. Наши пограничники прошли половину расстояния. Это были последние минуты тишины.

Сразу с трех сторон по ним ударили автоматные очереди. Упали, сраженные насмерть, начальник заставы Иван Стрельников, его друг Николай Буйневич, молодой пограничник Николай Петров. На заставу он прибыл с кинокамерой и фотоаппаратом и за две минуты до гибели сделал три снимка. Маоисты унесли камеру с собой, но фотоаппарат не заметили. Николай, собрав последние силы, спрятал его на груди под полушубком, прикрыв телом. Потом эти снимки обошли весь мир: большая цепь китайских солдат, вооруженных до зубов. Второй — спокойные Иван Стрельников и Николай Буйневич. И, наконец, группа пьяных китайских солдат, угрожающих советским пограничникам…».

Бой был ожесточенным. Советская группа, экономя патроны, сдерживала превосходящие силы противника. Пограничники надеялись на помощь, и она пришла. Виталий Бубенин, начальник соседней погранзаставы «Кулебякины сопки», пришел на подмогу — вторгся на бронетранспортере в тыл китайцам, внес панику в их ряды и, по существу, решил исход боя…

А в ночь на 15 марта китайцы устроили новое испытание советским пограничникам — довели количество своих сил до пехотной дивизии, усиленной резервистами. Атаки продолжались в течение часа. В итоге китайцев усмирили «Градом» (реактивная система залпового огня. — Прим. авт.).

Политический провал СССР

Угроза полномасштабной войны окончательно исчезла лишь 11 сентября 1969 года, когда советский премьер Алексей Косыгин, следуя из Ханоя с похорон вьетнамского лидера Хо Ши Мина, остановился в Пекине для встречи с премьером КНР Чжоу Эньлаем. Во время переговоров, продолжавшихся почти четыре часа, стороны выработали соглашение, которое положило конец столкновениям на границе и уменьшило напряженность в отношениях между двумя странами.

Военное сражение выиграл Советский Союз. Однако судьба острова была предрешена. По сути он отошел к Китаю уже в том же 1969 году. Советские пограничники получили приказ не патрулировать его, а их китайские коллеги продолжали это делать с завидной регулярностью. Но кремлевское руководство не объявляло об этом своему народу.

…Сегодня, по прошествии четырех десятилетий, даманские события можно воспринимать по-разному. Однако незыблемыми остаются героизм и самоотверженность людей, которые до конца исполнили свой долг, невзирая на политические интриги и личные амбиции сильных мира ушедшей эпохи.

P.S. Остров Даманский (китайское название — Чжэньбао-дао, означает «драгоценный») расположен с китайской стороны от главного русла реки Уссури в 230 км от Хабаровска. Его размеры — 1500–1800 м с юга на север и 600–700 м с востока на запад (площадь — около 0,74 кв. км). В период весенних паводков он полностью скрывается под водой и никакой хозяйственной ценности не представляет.

19 мая 1991 года Российская Федерация и Китай, проведя демаркацию совместной границы, пришли к соглашению, что Даманский-Чжэньбао-дао переходит под юрисдикцию КНР.

Во время вооруженного инцидента на Даманском общие потери советской стороны составили 58 человек. Пятеро военных были удостоены звания Героев Советского Союза. Трое из них — посмертно. Это старший лейтенант Иван Стрельников, полковник Демократ Леонов и младший сержант Владимир Орехов. Именем Стрельникова и Леонова назвали дальневосточные заставы. О Владимире Орехове забыли. Дело в том, что он служил не в погранвойсках, а в регулярной армии. Советское руководство старалось не афишировать факт участия в боях своих армейских частей. Ведь когда воюют пограничники — это международный конфликт. А когда в дело вступает армия — это уже война.

Александр ФОМИН.

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...