Бутылка коньяка помогла открыть второй фронт

Бутылка коньяка помогла открыть второй фронт - фото

В последних числах ноября 1943 года состоялась первая встреча Большой тройки — Черчилля, Рузвельта, Сталина. Тогда, в самый разгар войны, лидеры стран антигитлеровской коалиции наконец-то договорились об открытии второго фронта. Такое решение стало для СССР приятной неожиданностью, ведь накануне рандеву в Иране руководители Великобритании и США так и не определились, с кем им дружить…

Почему Тегеран?

Иосиф Сталин планировал организовать эту встречу на территории СССР — на севере, в Архангельске, или на юге, в Астрахани. Франклин Рузвельт категорически возразил, дескать, Советский Союз для переговоров не подходит, и предложил собраться «у себя» на Аляске. На этот раз наотрез отказался Сталин — уехать от фронта в такое напряженное время и в «столь отдаленный пункт» он не желал. Варианты Каира и Багдада тоже были отклонены.

В итоге, в ходе долгих дебатов, выбрали Тегеран. До начала Второй мировой официальный Иран симпатизировал гитлеровцам. В столице даже дислоцировались немногочисленные части вермахта.
Но в 1941 году на территорию страны были введены войска Англии и СССР, а также ограниченный контингент американских военнослужащих, которые занимались обеспечением поставок боеприпасов, техники, продовольствия и стратегического сырья в Советский Союз по ленд-лизу.

Спецпоезд №501

Поездка хозяина Кремля на Тегеранскую конференцию обставлялась небывалыми мерами безопасности. Вечером 22 ноября 1943 года Иосиф Сталин, нарком иностранных дел Вячеслав Молотов и маршал Клим Ворошилов выехали спецпоездом №501 из Москвы в Баку. Четвертым высокопоставленным пассажиром был нарком внутренних дел Лаврентий Берия, отвечавший с советской стороны за безопасность предстоящей трехсторонней встречи.

По всему маршруту следования с воздуха спецсостав надежно прикрывала шестерка, а кое-где и восьмерка советских истребителей. На станцию Килязи, в пригороде Баку, секретный поезд прибыл 26 ноября.
Из столицы Азербайджана до Тегерана советская делегация летела на американских «Дугласах». Самолетом Сталина управлял высококлассный пилот полковник Валентин Грачев. К слову, у генсека это был первый в жизни авиационный вояж.

В Иран прибыл и обслуживающий персонал: водители, повара, официанты. Еще 18 ноября, совершив трехсоткилометровый марш, в Тегеран приехали десять автомобилей ГОН (Гараж особого назначения. — Прим. авт.). Для вождя и его личной охраны предназначались «линкольн», специальный бронированный «паккард», «кадиллак» и «ЗИС-101».

Усадьба-крепость помещика Атабека

Полные сведения, касающиеся Тегеранской конференции, были рассекречены Федеральной службой охраны РФ только в 2007 году. Из открытых документов стало известно, что Верховного в Иране охраняли в общей сложности более 500 человек. В том числе полк НКВД и автоматчики на крытых грузовиках.

Накануне переговоров Молотов по секрету сообщил Рузвельту и Черчиллю об угрозе теракта и убедил провести встречу на территории дипмиссии СССР. Роскошная усадьба иранского помещика Атабека, расположенная в центре Тегерана, стала российским посольством еще в царские времена. За годы советской власти сотрудники НКВД превратили особняк в неприступную крепость.

Недолго думая, американский президент переезжает к Сталину. От английского посольства, находящегося по соседству с советским, сооружается специальный брезентовый коридор, чтобы перемещения лидеров Большой тройки не были видны извне. Созданный таким образом дипломатический комплекс окружили тройным кольцом танков и пехоты.

Семьи советских дипломатов были временно «эвакуированы» из зоны предстоящих переговоров. Изменили даже схему доставки питьевой воды в посольство: на период конференции ее возили в автоцистернах от горных источников. Причем никто не знал, куда именно на следующий день пойдет колонна.

К слову, такие беспрецедентные меры безопасности были вовсе не лишними.

«Длинный прыжок» фюрера

Дело в том, что Гитлеру стала известна не только дата начала конференции — 28 ноября. На стол фюрера легли и фотокопии совершенно секретных материалов, в том числе переписка Черчилля, Сталина и Рузвельта.

Документы, которые хранились в сейфе Хью Нэтбулла-Хьюджессона — британского посла в Тегеране, переснял и продал германской разведке за 20 тысяч фунтов стерлингов камердинер посла Эльяс Базна.

Немного забегая вперед, следует сказать, что к апрелю 1944 года, приторговывая другими секретами, Базна стал обладателем баснословного состояния в 300 тысяч фунтов стерлингов. И лишь после войны он узнал, что Германия расплачивалась с ним… фальшивыми купюрами. Обманутый шпион тщетно пытался добиться сатисфакции в судах ФРГ и лично у канцлера Аденауэра.

Вернемся в ноябрь 1943 года. Чтобы сорвать планы Большой тройки, Гитлер дает задание — организовать покушение на Рузвельта, Черчилля и Сталина. В свою очередь, перед советской резидентурой внешней разведки в Иране и сотрудниками ГРУ РККА (военной разведки. — Прим. авт.) была поставлена задача — выявить немецкую агентуру и ее пособников.

Незадолго до приезда в Тегеран лидеров антигитлеровской коалиции иранская тайная полиция по требованию английских и советских властей арестовала 150 агентов и наиболее активных и опасных пособников германских спецслужб.

…Организацией покушения на Сталина, Рузвельта и Черчилля занимались руководитель абвера (военной разведки. — Прим. авт.) Канарис и начальник главного управления имперской безопасности Германии Кальтенбруннер. Выполнить операцию (она называлась «Длинный прыжок») поручили секретному агенту Третьего рейха Отто Скорцени. В район Кумского озера, что в 70 км от Тегерана, гитлеровцы сбросили парашютистов-диверсантов.
К началу встречи в Иране сотрудники НКВД совместно с британской разведкой провели спецоперацию по уничтожению непрошеных гостей. Однако нескольким вражеским лазутчикам все же удалось уйти от преследования.

Поэтому угроза теракта оставалась реальной.

«За успехи советского оружия!»

В ходе работы конференции Сталин как мог подталкивал союзников к тому, чтобы они назвали точные сроки открытия второго фронта. И даже вспылил, когда упрямый Черчилль дал понять, что высадка англо-американского десанта на севере Франции вообще может не состояться. Сталин резко поднялся с места и многозначительно изрек: «Мы ограничены сроком пребывания в Тегеране…».

Каким образом тройка пришла к согласию, уже не расскажет никто. Возможно, свою позитивную роль сыграли подарки. Хозяин Кремля преподнес Рузвельту редкую рыбку и ценную марку, а Черчиллю — бутылку 50-градусного армянского коньяка «Двин». Самый крепкий в мире коньяк, произведенный по заказу Анастаса Микояна специально для полярников, Сталин умышленно прихватил с собой в Тегеран. С тех пор «Двин» оставался любимым напитком сэра Уинстона. Коньяк исправно поставляли в Лондон до самой смерти британского премьера.

30 ноября состоялся торжественный прием по случаю дня рождения Черчилля. Было много тостов, но один запомнился всем. Президент США Франклин Рузвельт сказал: «В то время как мы здесь празднуем день рождения британского премьер-министра, Красная армия продолжает теснить нацистские полчища. За успехи советского оружия!»

…Декларацию по итогам конференции подписали в спешке. Серый измятый листок бумаги — так запомнили ее очевидцы.

Ворошилов не смог удержать королевский меч

Под занавес конференции Черчилль вручил Сталину большой меч — от короля Великобритании Георга VI защитникам Сталинграда. Вождь, вынув меч из ножен, поцеловал его, показал Рузвельту, после чего передал Ворошилову. Тот взял подарок и… выронил его из рук. Меч с грохотом упал на пол. Об этом эпизоде не принято было распространяться. Возможно, потому, что конфуз красного маршала как бы символизировал драматические коллизии Тегеранской конференции. Важнейший вопрос, ради которого, собственно, она и собиралась, — открытие второго фронта — решался со скрипом.

Александр ФОМИН,
Фото из архива автора

Оцени новость

УжасноПлохоСреднеХорошоОтлично Будь первым
Загрузка...